21.03.2022 Автор: Владимир Терехов

Правящая в Индии Бхаратия джаната парти укрепляет позиции

ELE92343

Почти непрерывный электоральный процесс современной Индии отметился в начале марта с. г. примечательным событием, обусловленным выборами в Законодательные собрания пяти штатов: Уттар-Прадеш, Пенджаб, Уттаракханд, Манипур, Гоа.

В списке из общего числа 28-и штатов и 8-и союзных территорий страны (включая столичный) эти административные единицы по численности населения, соответственно, занимают 1, 15, 18, 24 и 26 места. В Уттар-Прадеш проживают около 250 миллионов человек, в Манипуре менее 3-х. То есть, на первый взгляд, в обозначенном порядке следовало бы расположить и некие (условные) “уровни значимости” в процессе функционирования Индии (по факту, ныне одной из ведущих мировых держав) итогов выборов в указанных штатах.

Однако подобный подход к указанному событию выглядит слишком поверхностным, принимая во внимание чрезвычайную сложность политических процессов, протекающих как внутри самой Индии, так и в окружающем её пространстве. Сошлёмся на пример современной России, когда известные события 90-х годов в относительно малонаселённом регионе Северного Кавказа вызвали вопрос о самом существовании страны.

Представляется важным в очередной раз отметить, что современная Индия существенным образом остаётся наследницей Британской Индии, которая была “слеплена” колониальной администрацией из разного рода многочисленных (свыше шести сотен) территорий, до этого находившихся друг с другом в отношениях, чаще всего (и мягко выражаясь) не всегда дружественных. Существенные различия (языковые, культурно-религиозные) как между отдельными штатами, так и внутри них самих сохраняются до сих пор. Необходимо также принимать во внимание различия в географическом расположении, экономическом развитии, состоянии внутриполитической обстановки. Комплекс проблем, связанных с наличием указанных факторов, отражается на функционировании государства.

В этом плане примечательным представляется сохранение до сих пор английского языка в статусе (прописанном в Конституции) в качестве второго (но “вспомогательного” к хинди) государственного языка. Несмотря на прогнозы первых лет после обретения Индией независимости (в 1947 г.), неоднократные попытки (впрочем, не очень чётко выраженные) постепенного выдавливания английского языка из сфер общения между населяющими страну народами, ведения официальной документации. Далеко не везде приветствуются и попытки к повсеместному переходу на хинди, сторонником чего является нынешний премьер-министр Н. Моди, а также правящая Бхаратия джаната парти. В чём, повторим, определённым образом проявляются сохраняющиеся проблемы, уходящие вглубь истории.

Как бы то ни было, но масштабы распространения английского языка в индийском обществе только возрастают. Отметим, кстати, что и базовые позиции устройства, а также управления современной Индии (такие как федерализм, Вестминстерская система) существенным образом унаследованы от бывшей метрополии.

Приведенный краткий экскурс в историю формирования современной Индии имеет прямое отношение к теме настоящей статьи. Он требует более внимательного отношения ко всему происходящему в том же крошечном штате Манипур, который входит в кластер из семи штатов (“семи сестёр”), расположенном на крайнем северо-востоке страны. С основной её территорией “семь сестёр” связаны узким коридором, ширина которого в самом узком месте не превышает 50-и километров. Его нередко называют “шеей цыплёнка”, подразумевая крайнюю уязвимость в случае, например, масштабного конфликта с соседней КНР.

Манипур граничит с Мьянмой, на территории которой периодически (в течение десятилетий) возникает серьёзная турбулентность разной природы. Не прекратила также Мьянма служить поставщиком на мировые рынки наркотиков (с присущими данному бизнесу “издержками”), один из маршрутов распространения которого на мировые рынки проходит через Манипур.

В самом этом штате сильны сепаратистские настроения, периодически проявляющиеся в форме вооружённой борьбы. Так, в ноябре прошлого года здесь произошёл некий вооружённый инцидент, жертвами которого стали семь человек.

Это не значит, что в качестве потенциального источника возникновения тех или иных неприятностей в процессе функционирования государства штат Манипур является исключением среди прочих. Просто в других штатах могут быть иные проблемы. Например, на территории в десять раз большего по численности населения штата Пенджаб проживает большая часть сикхов, не раз провоцировавших головную боль ещё у колониальной администрации. Совсем недавно фермеры того же штата (вместе с рядом соседних) составили ядро протестного движения против законов о реформировании сельского хозяйства.

Причём во время особо острой фазы протестов в рядах фермеров были замечены сикхи. То есть два (вроде бы) совершенно не связанных между собой мотива проявления недовольства в Пенджабе Центральным правительством неким образом (каким, видимо, неясно до сих пор) переплелись между собой. Так что пришлось, в конце концов, Центральному правительству и БДП, что называется, “пойти на встречу голосу масс”, то есть отменить (через соответствующие парламентские процедуры) фактически уже действующие законы.

Скромный по размерам и численности населения (чуть более 10-и миллионов человек) штат Уттаракханд играет крайне важную роль в общем курсе БДП на придание ведущей роли индуизма и хиндутвы (как его социально-культурного “ответвления”) в жизни большей части населения страны. Именно этот штат (конкретно Харидвар, то есть один из семи священных в индуизме городов) проявился в последнее время в качестве источника крайних форм конкретной реализации указанного курса. Что не могло не настораживать и само руководство БДП, а также страны в целом.

Единственное, что может удержать такую страну, как Индия, от разной природы центробежных трендов, является наличие пользующейся авторитетом среди большинства населения политической силы, способной их вовремя демпфировать. И основные итоги обсуждаемых выборов показывают, что БДП продолжает уже в течение восьми лет после прихода к власти в 2014 г. сохранять нечто похожее на такой авторитет. Который был подтверждён в 2019 г. в ходе очередных всеобщих выборов. Пока вполне реальной кажется и победа БДП на предстоящих в начале 2024 г. следующих всеобщих выборах. Хотя, возможно, она будет не столь убедительной, как в 2014 и 2019 годах.

БДП уверенно победила в четырёх из пяти штатах, но не удалось добиться успеха в Пенджабе, несмотря на то, что именно этому штату особое внимание уделял премьер-министр Н. Моди в ходе предвыборной борьбы. Здесь победила “Партия простого человека” (в латинской транскрипции Aam Aadmi Party, AAP), созданная в начале прошлого десятилетия нынешним руководителем правительства столичной Союзной территории А. Кеджривалом.

В НВО ранее рассматривался феномен появления на политической арене Индии как AAP, так и харизматичного лидера этой партии. В частности, тогда не исключалась перспектива превращения AAP в новую общенациональную политическую силу. Кажется, указанный прогноз начинает приобретать реальные очертания. Тем более что ожидается продолжение успехов AAP в ходе следующего тура выборов в ряде других штатов страны.

На фоне очевидного успеха БДП и явного прогресса AAP особенно заметным становится продолжение давно наметившегося процесса упадка старейшей партии страны Индийский Национальный Конгресс, заслуги которой в становлении независимой Индии трудно переоценить. Цепь неудач ИНК последних лет продолжилась и в ходе прошедших только что выборов. Как говорится в комментарии Indian Express, “Конгресс неумолимо становится бледной тенью самого себя”.

Ещё одним примечательным итогом прошедших выборов оказался выход на второе место в Гоа “местной” партии (обошедшей ИНК и AAP), никогда не демонстрировавшей до этого каких-либо успехов. Что, наряду с успехами “местных” партий в ряде других штатов, подтверждает наличие “сепаратистского” элемента в поле политических трендов современной Индии.

Поэтому едва ли будет преувеличением сказать, что БДП, видимо, во всё большей мере воспринимается населением Индии в качестве той (пока единственной) силы, которая способна сдержать деструктивные тенденции, угрожающие самому существованию страны в её нынешнем виде. Как говорится в упомянутом выше комментарии Indian Express, БДП в целом соответствует возрастающему запросу на “безопасность и ответственный национализм”.

Впрочем, пока рано говорить о том, что в Индии завершилось формирование общенациональной (как говорили в СССР, “руководящей и направляющей”) политической силы. Повторим, всё ещё силён упоминавшийся выше фактор разнообразия индийского общества.

Осенью текущего года стране в целом и БДП, в частности, предстоит пройти через очередное испытание в виде выборов в ряде других штатов, в которых партии предстоит проявить себя едва ли в более комфортных условиях, чем в Пенджабе.

Их итоги позволят более уверенно порассуждать на тему трендов, обозначившихся в современном индийском обществе.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


×
Выберие дайджест для скачивания:
×