14.03.2022 Автор: Константин Асмолов

Шаманизм и политика в Южной Корее

SHA93434

После публикации материала о шаманском следе в деле Юн Сок Ёля, автор получил много комментариев с просьбой прояснить это дело поподробнее. Поэтому шаманизму и политике в Южной Корее надо посвятить отдельный текст.

Несмотря на традиционное значение роли и популярность, социальный статус шамана в Южной Корее всегда был низким. На это накладывается ещё два важных момента:

Во-первых, как и в Японии, в Корее существует определённый синкретизм, когда человек может ходить и к шаманке, и в протестантскую церковь, и в буддистский храм. Шаманизм, однако, не имеет статуса религии, и большая часть шаманов позиционирует себя как буддистов, благо в некоторых храмах рядом со статуями Будды изображены горные духи.

Во-вторых, отношение корейцев к религии скорее потребительское или языческое: «я тебе свечку, а ты мне прибавку к зарплате и чтобы сын поступил в университет». При этом если дело важное, то можно одновременно пожертвовать и свечку в церкви, и свиную голову шаманке.

К тому же, большинство шаманов не столько осуществляют контакт с духами предков или изгоняют духов болезни, сколько занимаются гаданием и предсказанием будущего, а де-факто занимают нишу коуча или тренера личностного роста, просто выдавая рекомендации «в иной кодировке». Именно поэтому, с одной стороны, якшаться с шаманами – значит, показывать себя необразованным и суеверным человеком. С другой стороны, ходят к шаманам многие. И в итоге получается как с коррупцией, когда человека судят не столько за то, что он воровал, сколько за то, что попался или привлёк внимание в рамках политической конъюнктуры.

Некоторые специалисты и исследователи корейской политической культуры специально отмечают, что наряду с авторитарностью, иерархичностью, семейственностью и т.п. ее важным элементом является своего рода фатализм как привычка не столько активно работать самому, сколько полагаться на удачу или вмешательство внешних сил. Считается, что хотя планирование событий в руках людей, реализация этих планов – в руках Неба, и итог или иного события является порождением не столько созданных человеком причинно-следственных связей, сколько судьбы или удачи.

Из этого и вытекает повышенная роль суеверий и повышенное доверие к шаманам и прочим оккультистам, деятельность которых заключается не в планировании событий, а в предсказании реакции на них, упование на магическое разрешение проблемы опирается на веру в судьбу и помощь неких внешних сил, в том числе представителей властей. Так что здесь чиновник не особенно отличается в подходах к потусторонним силам при помощи шамана: и те и другие должны обеспечить благоприятное положение дел. Поэтому выпускники вузов идут к шаманам со списком своих потенциальных работодателей, бизнесмены не гнушаются спрашивать у потустороннего мира, куда им лучше инвестировать, а молодежь ищет способ обрести уверенность и психологический комфорт.

Сколько в Корее практикующих шаманов – данные разнятся. Согласно информации Статистического управления Кореи за 2019 год, в стране зарегистрировано 10 745 пророков и шаманов. Но считается, что их значительно больше, потому что многие представители этой профессии работают без лицензий на ведение бизнеса: требуется лишь «сверхъестественное призвание» и ознакомление с методами колдовства у того, кто им уже овладел. Поэтому «на фоне экономического спада все больше людей выбирают ремесло шамана и гадалки» и, как сообщали в 2018 г. британский еженедельник The Economist и газета Korea Economic Daily, тогда этот рынок мистических услуг достигал 3,7 млрд долларов.

Согласно Пэк Ун Сану, главы Корейской Ассоциации предсказателей, в стране существует более чем 300000 гадалок и 150000 шаманов. Для сравнения: численность вооруженных сил Южной Кореи — 610 тыс. человек.

К шаманам ходят не только рядовые граждане, но и лица, принимающие решения. В основном в околошаманских кругах говорят, что шаманизм играл свою роль в политических играх Пак Кын Хе. Интересно, что при военных шаманы, наоборот, не были в фаворе.

Если верить определенным историям, шаманизм в корейской современной политике восходит к первому президенту страны Ли Сын Ману (1952–1960), который якобы сменил имя по совету шамана, чтобы «стать президентом в позднем возрасте» и стал президентом в 73 года. Также шаманы якобы предсказали смерть президента Пак Чон Хи за 20 лет до того, как в 1979 году он был застрелен одним из его ближайших помощников. А матери президента Чон Ду Хвана вырвали три передних зуба после того, как монах сказал ей, что они заблокируют будущую карьеру сына.

Конечно, шаманам часто приписывают удачу, игнорируя прочие обстоятельства. Например, утверждается, что президент Ким Дэ Чжун, трижды проигравший президентские выборы, был избран с четвертой попытки в 1998 году, после того как перенес могилу отца в место, более благоприятное с точки зрения геомантии. Финансовый кризис и раскол в стане правящей партии остались за скобками, как и то, что его современник и известный лидер консерваторов Ли Хве Чжан проиграл президентские выборы даже после того, как несколько раз перенес могилы своих предков. Шаман Сим Чжин Сон прославился, предсказав смерть президента Северной Кореи Ким Ир Сена в 1994 году и избрание президента Ким Дэ Чжуна. Однако потом, после нескольких неудачных прогнозов, его популярность резко упала. Другие известные корейские прорицатели не смогли угадать, что изберутся Ким Ён Сам, Ким Дэ Чжун, Ли Мён Бак и Ро Му Хён.

Тем не менее при военных шаманов держали в черном теле, и многие политики стали посещать шаманов и предсказателей после наступления демократизации и либерализации. Как утверждал бывший министр окружающей среды Юн Ё Чжун, корейские политики и бизнесмены консультируются с шаманами «почти без исключения».

Политический комментатор Пак Сан Бён сказал, что шаманизм естественным образом проник в корейскую институциональную культуру, и «Посещение шамана нельзя предотвратить, потому что это свобода личности. […] Однако это проблематично и вызывает общественное недоверие».

Самое интересное при этом то, что Чхве Сун Силь – подруга Пак Кын Хе, которую обычно представляют шаманкой, была в лучшем случае дочерью шамана. Однако пропаганда демократов делала из нее второго Распутина, играя на описанном выше раздражении, не смотря на то, что в тот период, когда Чхве “особенно влияла на свою подругу-президента”, она вообще проживала в Германии.

Именно в этом контексте из Юн Сок Еля делают марионетку шаманов, тем более что в известных телефонных разговорах его жена Ким Гон Хи сказала, что переедет в Голубой дом, если станет первой леди, потому что шаманы посоветовали ей это сделать. Со своим мужем, который старше ее на 12 лет, она тоже познакомилась по совету буддийского монаха.

На этом и строятся обвинения Юна и его жены в том, что они поддерживали тесные отношения с религиозными деятелями, которые якобы давали им советы на грани вмешательства в политику.

В январе 2022 г. газета «Сеге Ильбо» «сообщила о подозрениях» в том, что когда в феврале 2020 года Юн (тогда генеральный прокурор) отказался выполнить приказ министра юстиции о репрессиях в адрес религиозной секты Синчхонджи в связи с распространением коронавируса ее членами (был конкретный заказ на то, чтобы накопать на сектантов максимальный компромат и выставить виновниками распространения болезни), он сделал это потому, что шаман Чон Гон Чжин якобы сказал ему: «Не пачкайте руки кровью».

Этот же человек якобы принимал участие в работе предвыборного штаба Юна — так называемой сетевой штаб-квартире, которая была распущена после появления подобных новостей.

Затем представитель Демократической партии Ким Ый Гём заявил, что в 2018 году (когда Юн был генеральным прокурором) Юн Сок Ёль и его жена были связаны с сомнительным религиозным ритуалом, который проводил шаман, неофициально участвующий в предвыборной кампании Юна в качестве консультанта.

Ким показал фотографии ритуала, проведенного в Чхунджу, провинция Северный Чхунчхон, где на месте видны бирки с именами Юна, и его жены и некоторых деятелей консервативной партии. Участие в ритуале стоит очень дорого, и он включает в себя сдирание шкуры с коровы и вывешивание её на алтарной сцене рядом с грудой из 10 забитых свиней.

В ответ оппозиционная партия заявила, что на тех же видео и фото с этого обряда, есть бирки с видными деятелями правящей партии, включая президента Мун Чжэ Ина и Ли Си Чжона, губернатора провинции Северный Чхунчхон. После этого данное обвинение из новостей исчезло.

Таким образом, Юн Сок Ёля пытаются упрекать в том, чем в той или иной мере занимаются все, играя на тех страхах, которые были искусственно созданы во время свечной революции. Однако большинство избирателей недовольны тесными отношениями, которые некоторые политики поддерживают с шаманами. Согласно двухдневному опросу 1002 человек, проведенному Southern Post по запросу CBS в январе 2022 г., 60,7% респондентов заявили, что отношения с шаманами окажут негативное влияние на их отношение к Юн Сок Елю.

В какой мере это повлияло на исход выборов, каждый решит для себя сам.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×