11.03.2022 Автор: Константин Асмолов

В ожидании нового спутника КНДР

NKR9342342

Если январь 2022 г. стал рекордным по числу ракетных пусков КНДР за календарный месяц, то конец февраля-начало марта 2022 г. ознаменовали начало новой серии.

27 февраля КНДР осуществила запуск неустановленной баллистической ракеты из района аэродрома Сунан в окрестностях Пхеньяна в сторону Японского моря. Согласно заявлению Объединённого комитета начальников штабов РК, пущенная КНДР ракета пролетела примерно 300 километров, наивысшая высота полета составила примерно 620 километров. В январе из этого района были запущены две баллистические ракеты малой дальности.

По сообщению ЦТАК, Государственное управление КНДР по освоению космоса и Академия национальной обороны провели важные испытания для разработки спутника разведки. В ходе таковых «провели вертикальную и наклонную фотосъемку определенного наземного района фотоаппаратами, которые будут установлены в спутнике разведки. И подтвердили особенность и точность работы фотографической системы высокого разрешения, системы передачи данных и аппаратов управления положением».

Второй пуск похожего типа состоялся 5 марта 2022 г. То же место запуска, ракета пролетела 270 км, максимальная высота полета составила 560 км. По словам аналитиков, если бы ракета была запущена под стандартным углом, она пролетела бы от 1000 до 1200 км — расстояние полета для баллистической ракеты средней дальности.

ЦТАК тоже отчиталось: «еще раз провели важные испытания по плану разработки спутника», которые «подтвердили надежность системы приема и передачи спутниковых данных и командования управлением, разных систем наземного контроля и управления полетами ИСЗ».

Ход проведения пуска и снятие телеметрии контролировал самолет-разведчик RC-135S (61-2663) ВВС США из акватории Японского моря.

Реакция на пуски описывается словом «ожидаемо», и хотя каждая сторона сказала по этому поводу “дежурные слова”, которые принято говорить в рамках политической повестки, избыточного ажиотажа не было. Оттого отмечены были только «важные новости», а не очередные выражения сожаления или призывы прекратить.

28 февраля Совет Безопасности ООН провёл закрытое совещание, по окончании которого представители 11 стран, в том числе РК, США, Великобритании и Японии, сделали совместное заявление с осуждением ракетных пусков. Они призвали все страны-члены ООН осудить опасные действия Пхеньяна, подчеркнув важность соблюдения антисеверокорейских санкций. В заявлении также говорится, что КНДР должна выбрать путь укрепления международной безопасности и мира, работая на смягчение напряжённости в регионе. Но автору важно то, что собственно совещание не закончилось осуждающим пуск официальным документом.

Аналогичная ситуация сложилась 7 марта при обсуждении следующего пуска. 11 стран – США, Албания, Австралия, Бразилия, Великобритания, Франция, Ирландия, Япония, Новая Зеландия, Норвегия и РК – осудили его в заявлении, где отмечается, что, запустив с начала текущего года 11 баллистических ракет,  Пхеньян нарушил резолюции Совета Безопасности. «Мы осуждаем запуск баллистической ракеты, сохраняя приверженность достижению полной денуклеаризации Корейского полуострова», — заявила постоянный представитель США при ООН Линда Томас-Гринфилд и напомнила, что США и другие страны неоднократно предлагали Пхеньяну диалог без предварительных условий.

Кандидат в президенты КР от оппозиции Юн Сок Ель заявил, что отмена Северной Кореей моратория на ядерные испытания и испытания ракет большой дальности, по-видимому, является вопросом времени: «Вместе с народом я решительно осуждаю провокацию Северной Кореи, которая была вопиющим нарушением резолюций ООН», которые запрещают Северу использовать технологии баллистических ракет. Юн подтвердил свое обещание достичь мира силой и раскритиковал правительство и кандидата в президенты от правящей партии Ли Чжэ Мена за неспособность осудить провокации Севера.

Министр обороны Южной Кореи Со Ук счел, что пуск направлен на демонстрацию ее политики «отвечать силой на силу и доброй волей на добрую волю» в ответ на запуск Югом разрабатываемой ракеты класса «земля-воздух» большой дальности (L-SAM) и привлечение внимания мировой общественности в условиях вооруженного конфликта в Украине.

Но вернемся к пуску. Как можно заметить, траектория северокорейских ракет становится всё более вытянутой в высоту, отчего автор и полагает, что мораторий де-факто уже нарушен. И если пересчитать эти траектории в типичные траектории боевых ракет, то речь идёт о запуске ракеты не малой, а средней дальности. Высокая траектория в этом контексте имеет двойное значение.

Во-первых, таким образом Пхеньян пытается не обострять ситуацию слишком сильно, так что ракеты падают на приемлемой дистанции вокруг Корейского полуострова не беспокоя союзников и соседей. Во-вторых, этот запуск можно честно назвать космическим и Север уже второй раз публикует фотографии Земли, сделанные со спутника.

Ещё на 8-м съезде ТПК в январе 2021 года, если не ранее, КНДР развернула амбициозную программу вооружения, в которую входили не только гиперзвуковые ракеты, но и запуск разведывательного спутника. Это не удивительно, т.к. спутниковые наблюдения важны не только для использования в военных целей, но и для отслеживания и борьбы с тайфунами, от которых периодически страдает северокорейское побережье.

Не только автор, но и иные эксперты полагают, что следующим шагом со стороны Пхеньяна может быть не столько открытый запуск МБР или ядерные испытания, но запуск спутника формально мирного назначения.

Военный аналитик Анкит Панда отмечает, что очевидная подготовка к новому космическому запуску разведывательного спутника не должна вызывать особого удивления. Что, однако, удивительно, так это характер самого запуска. Северная Корея использовала очевидную ракету-носитель баллистической ракеты для запуска суборбитальной полезной нагрузки специально с целью проверки технологий для возможного спутника на низкой околоземной орбите (LEO).

Российский военный эксперт Владимир Хрусталев тоже указывает, что инженеры спокойно решают задачу по отработке и тестированию «железа» для своего перспективного спутника разведки. КНДР не может спокойно купить на мировом рынке полный комплект оборудования для полномасштабного тестирования оборудования в условиях космического пространства. Но космическое пространство начинается выше 100 км — идеальная лаборатория над головой! Поэтому комплекты оборудования и выводят боевыми ракетами на короткое время в те же высоты, где планируется работать спутнику, тем более что это несложно и недорого — у КНДР много ракет средней дальности жидкостных и устаревающих на хранении. Их энергетических возможностей более чем хватает, чтобы вывести небольшую нагрузку выше 100 км.

В прошлом Пхеньян неоднократно утверждал, что проводил запуски спутников в рамках «мирного освоения космоса», которые воспринимались в других странах как испытания ракет большой дальности. Дело в том, что в данном случае мы сталкиваемся с взаимоисключающими параграфами: с одной стороны, каждая страна имеет право на мирное освоение космоса, с другой — резолюция ООН, запрещающая запуск баллистических ракет, лишает его данного права. Это оставляет мировому сообществу выбор приоритета, а КНДР позволит проверить, какой тренд преобладает.

В контексте украинского кризиса КНДР обсуждается в основном по двум направлениям. Делаются предположения о том, насколько, пока все заняты другим, Пхеньян решит не упустить своё и “под шумок” что-нибудь запустит, будь то очередной шаг в развитии ракетной программы или военные учения. Так, консервативная «Чунъан Ильбо» отмечает, что Северная Корея хочет получить международное признание в качестве ядерной державы в условиях вакуума власти, возникшем в результате китайско-американского конфликта: «в таких обстоятельствах у Северной Кореи возникнет соблазн усилить давление на Америку».

Иные авторы добавляют, что Север может совершить провокационный акт в ознаменование 110-летия Ким Ир Сена 15 апреля, а 7 марта японская просеверокорейская газета «Чосон синбо» сообщила, что КНДР запустит спутник «в то время и в том месте, которые будут определены высшим руководством».

Второе направление касается того, насколько на фоне усиливающегося противостояния между Западом, с одной стороны, Россией и Китаем, с другой стороны, Москва и Пекин пойдут на более системную поддержку своего союзника. В этом контексте некоторые прогнозируют раскол в СБ ООН (вплоть до вето на антисеверокорейские резолюции), а также явные и тайные ослабления санкционного режима. Насколько это может оказаться правдой, станет ясно как минимум в течение года.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×