09.03.2022 Автор: Владимир Терехов

О спекуляциях на тему аналогий ситуаций вокруг Тайваня и Украины

Z565433

Всё более частыми становятся рассуждения на тему бросающихся в глаза параллелей в ситуациях вокруг Тайваня и Украины. Объяснение самого факта обострения нынешнего этапа “Большой мировой игры” в этих двух (внешне весьма второстепенных) зонах глобальной политической карты прямо зависят от исходных позиций его автора.

Сторонники геополитики актуализируют основной постулат современного её издания, у истоков которого стояли А.Т. Мэхен и  Х. Маккиндер. С определёнными вариациями оба высказали свыше ста лет назад гипотезу о неустранимом и фундаментальном противоречии мировых “суши” (“хартленда”) и окружающего её “моря”. При этом отметим, что роль географии в целом в мировых политических процессах никогда не отрицалась и ранее.

В рамках геополитики всё более тесное сближение КНР и РФ можно представить в виде очередного укрепления “хартленда”, что вызывает растущую обеспокоенность главных морских держав. Каковыми остаются всё те же Соединённое Королевство и США, которые, впрочем, по фактору значимости на море поменялись местами по сравнению с периодом зарождения современного, повторим, издания геополитики.

В ходе борьбы с усиливающейся “сушей” лидеры геополитического “моря” предпринимают попытки создания “кольца анаконды”. Её зачатком можно считать AUKUS. Лидеры “моря” начинают “нажимать” на оппонентов с помощью указанного “кольца” в наиболее чувствительных для вторых местах, каковыми являются Тайвань для КНР и Украина для РФ.

Геополитическая картинка смотрится неплохо. Но автору настоящей статьи нравится другая гипотеза о природе масштабных международных конфликтов, восходящая к Фукидиду, который связал главную причину Пелопонесских войн (имевших катастрофические последствия для Античного периода человеческой истории) с фактором роста Афин. Последнее было воспринято тогдашним региональным гегемоном Спартой в качестве недопустимого вызова её жизненно-важным интересам.

В рамках данных представлений о природе конфликтов “море” и “суша” (и география в целом) выступают в качестве важных, но сопутствующих факторов. Сохраняющуюся дееспособность гипотезы Фукидида на примерах войн нескольких последних столетий (включая не менее катастрофическую по последствиям Первую мировую) недавно продемонстрировал американский политолог Г. Аллисон. Он же показал актуальность “ловушки Фукидида” применительно к центральному конфликту всего XXI в., основными участниками которого выступают США и КНР.

То есть в рамках толкования Г. Аллисона гипотезы Фукидида главными оппонентами и источниками угрозы глобальному миру выступают не абстрактные “море” и “суша”, а вполне конкретные две ведущие мировые державы. В их возрастающем противостоянии не просматривается роль географической мистики. Зато вполне очевидным образом (как это было и в начале прошлого века) проявляется фактор быстрого экономического развития конкурента действующего пока мирового гегемона. Последний всё еще располагается на вершине мировой политической иерархии, которая сложилась с окончанием холодной войны.

Но США уже нечего противопоставить главному оппоненту (КНР), который быстро распространяет влияние в мире с помощью ключевого политико-экономического проекта Belt and Road Initiative. Кроме громких деклараций  и красивых аббревиатур, с помощью которых обозначаются собственные (альтернативные BRI) проекты, до сих пор ничего более или менее действенного не продемонстрировали  ни США, ни ЕС.

Остаётся только наступать на политические “мозоли” главного оппонента, из которых одна из самых болезненных обусловлена Тайваньской проблемой. НВО достаточно регулярно отслеживает хронику связанных с ней сколько-нибудь значимых событий. Из последних особого внимания (и вполне ожидаемых оценок) со стороны КНР заслужили визиты на остров двух весьма знаковых лиц. Речь идёт о М. Маллене, занимавшем в период c 2007 по 2011 гг. пост руководителя Комитета начальников штабов ВС США и М. Помпео, который совсем недавно возглавлял госдепартамент. Каждый из них (внешне независимо друг от друга и с интервалом в день) прибыли на Тайвань в начале марта и были поочерёдно приняты президентом Цай Инвэнь.

Оба эти визита были призваны продемонстрировать готовность Вашингтона оказать необходимую помощь Тайваню, «в случае если КНР предпримет по отношению к острову нечто похожее на то, что позволила себе Россия на Украине». Кстати, тот же “украинский” фактор (помимо прочих) усматривается и в состоявшемся 26 февраля демонстративном проходе через Тайваньский пролива американского ракетного эсминца.

Что касается уровня значимости для США происходящего вокруг Тайваня и Украины, то внимание экспертов привлекло состоявшееся 28 февраля выступление одного из архитекторов американской политики в Индо-Тихоокеанском регионе и нынешнего советника Белого дома по возникающим в данном регионе проблемам, К. Кемпбелла. Который, в частности, поставил под сомнение дееспособность в нынешних условиях доктрины десятилетней давности о возможности США ведения одновременно двух (в последующей модификации полутора) войн. В том числе в связи с этим было сказано о необходимости сосредоточения усилий США в ИТР, “несмотря на украинский кризис”. Кстати, примечательной представляется иллюстрация к статье в Global Times, в которой комментируется указанное выступление К. Кемпбелла.

Обратим внимание на то, что Тайвань обладает сегодня одной из самых передовых в мире экономик, от успешного функционирования которой уже существенным образом зависит и состояние мировой экономики. В то время как Украина представляет собой паразитарный, гноящийся нарыв на теле Европы. Представители которого, кажется, озабочены одной проблемой, а именно поиском мест, хозяева которых плохо следят за сохранностью собственных денег.

В то время как нынешняя Украина – это территория, на которой решаются две (существенным образом взаимосвязанные) стратегические задачи. Первая сводится к выполнению роли болота, где должна увязнуть РФ, которой будет не до укрепления отношений с КНР и в целом крайне необходимого “разворота на Восток”. В то же время Украина должна стать одним из основных элементов стены, призванной предотвратить формирование не менее взаимовыгодной системы отношений между РФ и “старой Европой”. Вообще говоря, это традиционное занятие Лондона нескольких последних веков. Указанная стена выстраивается из того политического мусора, который образовался после обрушения СССР.

Вплоть до последнего времени автор полагал, что захвативших власть в Киеве идейных наследников Мазепы, торгующих на мировом политическом рынке фактором стратегической значимости контролируемой территории, следует предоставить естественному ходу событий, полностью прервав с ними какие-либо отношения.

Но руководство РФ, несомненно располагающее несравнимо более полной информацией, видимо, посчитало, что уже не обойтись без радикальной хирургии.

Впрочем, это уже второстепенные детали. Гораздо важнее то, что акт указанной хирургии должен бы только приветствоваться той же “старой Европой”, ибо удаляемый нарыв давно отравляет все стороны прежде всего её жизни.

И нынешняя их позиция относительно кризиса на Украине это вполне осознанный и добровольный выбор. Не нужно испытывать по этому поводу никаких иллюзий, которые, видимо, сохраняются у части сторонников проекта встраивания в Европу постсоветской России, “освободившейся от ненужных окраин”. Между прочим, сыгравшего роль бомбы, подорвавшей СССР.

Но кажется, что гораздо более масштабно подобные иллюзии сохраняются среди населения Украины. Что с успехом используется её нынешним шулерско-марионеточным руководством.

На фоне общего смещения фокуса “Большой политической игры” в Индо-Тихоокеанский регион особого внимания заслуживают оценки украинских событий тремя ведущими азиатскими державами, то есть КНР, Индией и Японией. Но это тема для отдельного комментирования.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×