04.03.2022 Автор: Константин Асмолов

Хроника предвыборной гонки в РК. Часть одиннадцатая: игра Ан Чхоль Су

SOO84343

До поры до времени мы не уделяли внимания третьему кандидату, но сейчас пришло время поговорить об Ан Чхоль Су. Это уже третьи выборы главы государства, в которых участвует 59-летний бывший врач и предприниматель в сфере программного обеспечения. В 2012 году он участвовал в президентских выборах как независимый кандидат, но выбыл из предвыборной гонки менее чем за месяц до дня голосования, поддержав Мун Чжэ Ина, тогдашнего кандидата от оппозиции. По-видимому, Ан полагал, что внутри единой партии он наберет сил и, пользуясь неудачами Муна, постепенно ототрет его от руководства. Но когда в апреле 2014 г. оппозиция проиграла промежуточные выборы в парламент, он начал требовать внутрипартийных реформ и винить во всем Муна, после чего откололся и в декабре 2015 г. создал Народную партию, где тоже не особо преуспел, – он оставался лидером, но от власти его «оттерли» старые соратники Ким Дэ Чжуна, и какое-то время Ан даже уходил с поста лидера партии, но на парламентских выборах 2016 г. Народная партия получила 38 мандатов.

В 2017 г. Ан снова баллотировался в президенты от Народной партии. На какое-то время он даже обошел в рейтинге Мун Чжэ Ина, но неудачно провел дебаты и занял третье место, набрав 21,41% голосов.

В феврале 2018 года Народная партия объединилась с правоцентристами из партии Парын, где заправляли отколовшиеся от основной консервативной партии личности типа Ю Сын Мина. Но вскоре Ан ушел (или его ушли) из руководства, тем более что бывшие соратники Ким Дэ Чжуна отказались объединяться с правыми и откололись в Партию мира и демократии.

Тем не менее Ан нацелился на место мэра Сеула в июне 2018 г., но выборы он проиграл, после чего с сентября 2018 года «взял паузу» и уехал за границу «учиться». Вернулся он в 2020 г. как раз, когда 5 января консерваторы во главе с Ю Сын Мином ушли обратно «в основную партию». Тут Ан устроил еще один раскол и 29 января 2020 года выделил из Парын Мирэ своих сторонников в еще одну Народную партию.

На выборах мэра Сеула в 2021 г. Ан проиграл в опросах общественного мнения и в итоге снялся. Затем он добивался слияния Народной партии и «Силы народа», рассчитывая на то, что не имеющие ярких лидеров консерваторы выставят его единым кандидатом от оппозиции, как «единственную яркую и незапятнанную фигуру».

Даже когда в «Силу народа» вошел Юн Сок Ёль, 2 ноября 2021 г. Ан высказал мнение, что смена власти и открытие новой эпохи в истории страны станут возможны только если кандидат в президенты от основной оппозиционной партии согласится на выдвижение единого кандидата, точнее отречется в его пользу. Правда, уже 3 ноября Ан Чхоль Су заявил, что он не заинтересован в объединении кандидатур, назвав это «невозможной» сделкой.

С конца 2021 – начала 2022 г. на фоне общественного разочарования в двух основных кандидатах, рейтинг Ана стал расти и весь январь был двузначным, что породило определенные амбиции, да и в консервативном лагере стали поглядывать в его сторону – даже Ким Чжон Ин отметил, что «мы должны подождать и посмотреть, но коалиция в какой-то степени будет полезна». С другой стороны, против союза с Аном решительно выступал лидер партии Ли Чжун Сок.

Ан 11 января 2022 г отказался от идеи консолидации с партией «Сила народа» и выдвижения единого претендента на кресло главы государства, а 25 января вообще назвал Юн Сок Еля неподготовленным кандидатом, который извлек выгоду из некомпетентности администрации Мун Чжэ Ина.

6 февраля 2022 г. Ан Чхоль Су еще раз дал понять, что он будет участвовать в президентской гонке до самого конца, опровергая предположения о единой кандидатуре.

Однако 13 февраля 2022 г. Ан Чхоль Су официально предложил Юн Сок Елю объединить кандидатуры, чтобы обеспечить «подавляющую победу» над правящей партией. Кто будет главным, Ан предложил выбрать с помощью опросов общественного мнения, точно так же, как в 2021 г. Дескать, выборы, основанные на опросах общественного мнения, обеспечат справедливость, как для кандидатов и их сторонников, так и представителей общественности, которые еще не определились.

В целом это достаточно типичная стратегия для Ана: выходить в качестве третьего по значению кандидата, а потом снимать свою кандидатуру в пользу кого-то из ведущей двойки. Так было, когда он отрёкся в пользу Мун Чжэ Ина на предыдущих выборах, и похожим образом он присоединился к консерваторам, когда речь шла о выборах мэра. И хотя не все сторонники Ана поддержат объединение, единый представитель консерваторов будет иметь на 7-8% больше, что, скорее всего, позволит ему победить, пусть и с небольшим разрывом. Так Ан может оказаться той маленькой мышкой, сил которой будет достаточно, чтобы вытащить репку.

Однако в данном случае Ан метил выше, предлагая референдум, на котором избиратели сами решат, кто им милее – Ан или Юн. При этом было два фактора, которые позволяли Ану мечтать о победе.

Во-первых, и Ли, и Юн отягощены скандалами — обе стороны активно использовали «черный пиар». Ан же оставался в стороне от этой перестрелки грязью и может рассчитывать, что массы выберут его как «незапятнанного». Опросы января (на фоне всех проблем в лагере Юна) показывали, что если Юн и Ан сформируют коалицию и выберут Ана в качестве единого кандидата, Ан опередит Ли со счетом 42,3 — 28,9%. Если же единственным кандидатом станет Юн, разрыв будет 34,4 — 33,6%. При этом 49,3% респондентов указали на его нравственность и способности.

Во-вторых, широкий опрос общественного мнения не тождественен голосованию внутри консервативной партии. А это открывает простор для манипуляций, поскольку за Ана могут голосовать и те консерваторы, которым не нравится Юн, и представители демократической партии, которые хорошо понимают, что приход Юна к власти будет означать попытки репрессий в отношении правительства Муна и его ближнего круга.

Но у предполагаемого объединения хватало и минусов. Во-первых, у Ана тоже нет вменяемой программы видения будущего. Из политических тезисов Ана внимание привлекает позиционирование себя как третьей силы (ни демократы, ни консерваторы не имеют права управлять РК с точки зрения как морали, так и компетентности) и обещание уйти в отставку, как только его рейтинг популярности упадет ниже 50%. Еще Ан заявлял о намерении изменить конституцию, добившись перераспределения властных полномочий от президента премьер-министру, позволить президенту один раз переизбираться, но сократив срок правления до 4 лет. Но в остальном — обвинения Мун Чжэ Ина в том, что его администрация разрушила демократию, разрушила экономику, плохо справилась с вакцинами COVID-19 и продемонстрировала свою лицемерную природу.

Во-вторых, а какая Юну от Ана польза? Ан заявляет, что единая кандидатура будет единственным способом для любого из кандидатов победить на выборах, чтобы продемонстрировать подавляющую общественную поддержку смены руководства и политической реформы страны, особенно когда нынешняя правящая ДПК имеет подавляющее большинство в Национальном собрании. Дескать, даже если кандидат от оппозиции победит кандидата от правящей партии, весьма вероятно, что у президента будет мало власти. Но проблема парламента, в котором у демократов почти абсолютное большинство, остается ВНЕ зависимости от того, кто из оппозиции станет президентом, и три голоса, которые может предложить Ан, в этом контексте роли не играют.

Наконец, для консерваторов, у которых и так проблемы с фракционностью, Ан с его амбициями – большая головная боль. Поэтому Юн сказал, что он «положительно оценивает предложение об объединении кандидатур с точки зрения великого дела смены правительства, но есть разочаровывающий момент», и, вместо опросов общественного мнения, предложил голосование внутри «Силы народа» — как минимум помня, как в прошлый раз при массовом голосовании сторонники демократов голосовали за его оппонентов как более удобных противников. При этом некоторые консерваторы откровенно выразили надежду на то, что «кандидат Ан Чхоль Су примет смелое решение».

9 февраля Юн Сок Ель заявил, что не будет вести переговоры с второстепенным кандидатом Ан Чхоль Су о слиянии их кандидатур, оставляя открытой возможность слияния посредством неожиданной сделки.

15 февраля Ан Чхоль Су призвал Юн Сок Еля ответить на его предложение о слиянии кандидатур как можно скорее, поскольку это было предложение, сделанное одним кандидатом в президенты другому.

Тем временем, согласно опросам конца февраля, в случае слияния Юна и Ана Юн побеждал бы Ли со счетом 43,1 — 36,2%, а Ан со счетом 38,5% — 33,1%.

Неделю Юн Сок Ёль молчал, и 20 февраля Ан Чхоль Су публично заявил об отказе от идеи выдвижения единого кандидата. Ан выразил намерение «идти своим путём», возложив ответственность за срыв коалции на Юн Сок Ёля и «Силу народа».

Но хотя амбициозный план Ан Чхоль Су не удался, автор не исключает варианта, что эта «перелетная птица» еще может выкинуть неожиданный маневр. Если Ан договорится с Ли, на победу с малым разрывом будут рассчитывать уже демократы, и хотя до решающей даты осталось мало времени, фаворит так и не определяется, да и всякое может случиться.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×