03.03.2022 Автор: Владимир Данилов

Несостоятельность организации G5 Sahel становится очевидной

FOT9934

Обширный регион африканского Сахеля, растянувшийся от Сенегала до Судана, уже давно превратился в «пороховой погреб» континента. Национальным правительствам долго не удавалось наладить мирную жизнь, в результате чего миллионы жителей Мали, Нигера, Буркина-Фасо и ряда других стран Сахеля были вынуждены покидать свои дома, отправляясь штурмовать средиземноморское побережье Европы или становясь целевой базой для вербовщиков боевиков. К уже действующим в регионе экстремистам разных мастей в последние годы присоединились тысячи боевиков из Сирии и Ирака, где террористические организации, в частности ДАИШ (формирование запрещено в России), потерпели поражение.

Интерес Европы и особенно Франции к миграционной и контртеррористической повесткам региона стран Сахеля, где традиционно было весьма значительное влияние бывшей французской метрополии, существует давно. Поэтому при негласной «руководящей роли Франции» 16 февраля 2014 года главами государств Мавритании, Мали, Нигера, Буркина-Фасо и Чада в Нуакшоте была создана региональная организация G5 Sahel (сокращенная аббревиатура — G5S). При ее учреждении была задекларирована задача по координации сокращения бедности, развития инфраструктуры, сельского хозяйства и безопасности. Организация была призвана дополнять и поддерживать существующие региональные организации (например, Западноафриканское экономическое сообщество — ЭКОВАС или Постоянный комитет Inter-Etats de Lutte contre la Sécheresse dans le Sahel — CILSS). Однако в реальности создание G5S прежде всего свелось к формированию сил реагирования, что и произошло официально на саммите G5 в феврале 2017 года. Согласно принятому решению были сформированы в 2018 году такие силы реагирования (G5 Sahel Joint Force) в составе 5000 солдат и полицейских под общим верховным командованием для предотвращения терроризма, после чего Францией были развернуты в рамках этого объединения контртеррористические войсковые операции «Сервал» и «Бархан».

Инициативу создания вооруженных объединенных сил G5S поддержали в Европе, в первую очередь в Париже, который взял на себя функции основного куратора и помощника стран Сахеля в деле выстраивания эффективного антитеррористического альянса. Обеспокоенная Франция пролоббировала принятие так называемого «Плана действий в регионе Сахеля» ЕС на 2015–2020 гг. — в конце концов, нелегальная миграция из Африки — проблема не эксклюзивно французская. Это подтверждает щедрое финансирование «объединенной армии» в 50 млн евро и гуманитарная помощь от ЕС, операция EUCAP Sahel Niger, работа Координационного центра при активном участии, опять же, французских правоохранителей, инфраструктурные инвестиции европейских агентств в десятки миллионов евро.

Но не только борьба с терроризмом и нелегальной миграцией интересует Францию непосредственно на территории экс-колоний. Нельзя забывать, что экономические интересы Франции в регионе неразрывно связаны с поставками урана, хотя и не ограничиваются только ими. Экс-метрополия традиционно полагалась на ресурсы Сахеля и сегодня 80% энергетических сетей Пятой Республики — это ядерная составляющая, где 1/3 поставок урана осуществляется из Нигера. Поэтому именно заинтересованность французского Комиссариата атомной энергетики (CEA) и компании Areva  стала главным импульсом для начала Францией операции «Сервал» в Мали в 2013 – 2014 гг., чтобы защитить  многомиллионные инвестиции Парижа в Сахеле. Не забывал при этом Париж и о других весьма значительных своих финансовых вливаниях в этот регион. В частности, в Чад, телекоммуникационный холдинг Orange в Нигере, занимающуюся развитием железнодорожной сети в Нигере логистическую компанию Bolloré,  компанию Sitarail — в Буркина-Фасо, Camrail — в Чаде, африканский филиал французской компании Veolia – завод по производству очищенной воды Société des Eaux du Niger и другие французские объекты в Сахеле, имеющем не только экономическое, но и геостратегическое значение для Франции.

Активно стремясь к проведению политики безопасности в Сахеле, Париж использует ее как элемент «мягкой силы» республики, проецируя французскими СМИ на африканскую и международную повестку официальную позицию Елисейского дворца как «помощь странам Сахары и Сахеля в борьбе с терроризмом», упоминая операцию «Бархан» с атрибутом контртерроризма. Все это, по замыслам Парижа, должно было создавать «либеральный» имидж для Франции на мировой арене. Так, Эммануэль Макрон, по признанию Le Figaro, заработал себе дополнительные политические очки всего лишь посещением французских солдат в Ниамее для совместного празднования Нового года, что дает нам ясное представление о взаимосвязи внешнеполитических решений Франции с внутренними потребностями истеблишмента этой страны.

Кроме того, политика Парижа в сфере безопасности в сахельских странах пыталась представить ее в качестве попытки демонстрации влияния экс-метрополии и ее рационального стремления отстаивать свою важность как игрока на мировой арене, что в последнее время особенно актуально для Франции на фоне роста влияния других внерегиональных игроков, например Китая и России.

Помимо этого, проведение Францией под эгидой  G5 Sahel самой крупной военной кампании со времен Второй мировой войны ведет к увеличению спроса на военную продукцию, затрагивает возможности реализации и демонстрации французского вооружения.

Однако, несмотря на все потуги Парижа, субрегиональная организация G5 Sahel продемонстрировала свою полную несостоятельность, прежде всего из-за пассивности в вопросе противодействия распространяющейся в регионе террористической угрозе. И это, в частности, подтвердили результаты организованной 16 февраля президентом Пятой республики Эммануэлем Макроном встречи с «представителями государств G5 Сахель», на которую, однако, две из пяти стран-участниц этого регионального объединения не прибыли – лидеры Мали и Буркина-Фасо.

Как отмечает малийское издание Malijet Actualite, «сегодня G5 Sahel сталкивается с новым вызовом — прекращением военной операции «Бархан» в Мали и реорганизацией французского оборонного устройства в Сахеле. Помимо этого, недавно членства в G5 лишились Бамако и Уагадугу после того, как в указанных странах сменилась власть. Будущее сообщества оставшихся стран представляется весьма туманным, как и само его существование». Отсутствие Мали и Буркина-Фасо ставит под сомнение эффективность G5 Sahel, так как именно обе эти республики составляли ядро организации.

А вместе с этим все более несостоятельной становится политика Франции в Африке, особенно в глазах стран бывшего влияния этой прошлой метрополии. Поэтому не удивительна откровенно антифранцузская реакция на политику Парижа во многих африканских странах в ходе последних многотысячных манифестаций, выражающаяся в сжигании французских флагов, а также портретов и даже картонных фигур президента Пятой Республики Эммануэля Макрона.

Владимир Данилов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×