21.02.2022 Автор: Виктор Михин

Безусловная виновность США в ухудшении отношений с Ираном

IRN934234

Иран и Америка были самыми близкими союзниками до Иранской революции 1979 года, но сейчас они являются непримиримыми врагами. Просто необъяснимая политическая метаформоза. Многие задают вопрос, как же такие некогда закадычные друзья стали такими врагами за более чем сорок лет? Почему именно США до сих пор столь яростно ненавидят иранский народ и пытаются задушить его в своих смертельно отравленных объятиях.

Все началось с захвата заложников в посольстве США в 1979 году. Это было время свободного излияния воли иранцев и страха, что шах с помощью Запада снова вернется к власти, как он сделал в 1953 году, когда ЦРУ и МИ-6 грубо вмешавшись во внутренние дела, организовали переворот. И захват заложников был ясным предупреждением Вашингтону не лезть во внутренние дела иранского народа, выбравшего свой самостоятельный путь развития. Вполне очевидно, что если бы не было событий 1953 года, то не было бы и прискорбных событий 1979 года. Именно США своей малопродуманной и наглой политикой способствовали резкому ухудшению ирано-американских отношений. Именно Вашингтон виноват в том, что за захватом заложников в посольстве последовали 444 дня ночных напоминаний американцам в мировых новостных сетях. И каждый раз, когда Иран транслировался в новостях, появлялись изображения заложников и скандирование “смерть Америке”, чтобы напомнить американцам об их многочисленных преступлениях в Иране и злобной риторике гнусных политиков из Госдепартамента. Впервые за многие годы американцы чувствовали себя беспомощными и униженными, в то время как американские СМИ и пристрастные им политики били в барабаны ненависти и конфликта. Хот этот конфликт можно было бы урегулировать буквально за неделю. Но злобным хозяевам Америки нужно было унизить свой народ, раздуть пожар ненависти и злобы против иранского народа.

Вместо нормальных переговоров и объяснений Америка ввела античеловеческие санкции против Ирана. Но они пошли дальше. До и после вторжения президента Ирака Саддама Хусейна в Иран США много что сделали, чтобы убедить и поощрить его выполнить грязную работу вместо них. Организация Объединенных Наций, находившаяся под колоссальным давлением потерявших политический разум США и их послушных союзников, не проявляла активности в осуждении этого самого серьезного нарушения устава ООН. Именно США и их европейские союзники поставляли Саддаму Хусейну все необходимое оружие, вплоть до запрещенного международным законом химического оружия, одновременно вводя эмбарго на поставки оружия в Иран.  Всепроникающие санкции равносильны акту войны, поскольку даже торговые эмбарго исторически рассматривались как таковые.

Таким образом, война продолжалась более восьми лет, в ходе которой более 1,5 миллиона человек погибли с обеих сторон, и еще многие получили ранения, а тысячи отравленных газом иранцев выжили благодаря кислородным баллонам. Америка злобно и гнусно торжествовала, проявила мало сострадания к боли и смерти иранцев, воспоминания о которых миру будет трудно забыть и которые тяжелым грузом легли на плечи всего американского народа, не сумевшего обуздать своих зарвавшихся руководителей.

Хотя война между Ираном и Ираком закончилась в августе 1988 года, военные действия между США и Ираном продолжались. Америка продолжала вводить свои обширные санкции, а Иран укреплял свою оборону и по мере силы и возможности поддерживал своих региональных союзников. После вторжения Ирака в Кувейт, спровоцированного Вашингтоном, Тегеран поддержал бегущих кувейтцев, и попытался улучшить отношения с США и Саудовской Аравией. Но иранский эмиссар для сближения был грубо отвергнут Госдепартаментом, а саудовцы отказались от обещаний, данных посреднику, которого они выбрали вместе с иранцами. Иран пытался привлечь американские компании и был близок к заключению важного соглашения с Conoco о разработке нового нефтяного месторождения. Иран также пригласил Bechtel обсудить ряд проектов, в том числе гигантское иранское газовое месторождение, совместно используемое с Катаром. Но президент Клинтон принял злобный ILSA (Закон о санкциях в отношении Ирана и Ливии) в 1996 году, который ограничил любые крупные инвестиции в Иран, и закрыл ряд других лазеек в санкциях, в том числе в отношении импорта иранской рафинированной нефти.

Американские базы и военная мощь в регионе Персидского залива угрожали Ирану, но впереди было еще многое. После 11 сентября Соединенные Штаты грубо и в нарушение всех международных законов вторглись в Афганистан, а затем в Ирак. Афганистан предоставил Ирану еще одну возможность преодолеть пропасть в отношениях с Соединенными Штатами. Иран работал со своим союзником Ахмадом Шахом Масудом и Северным альянсом, который активно атаковал «Талибан» (движение запрещено в РФ) на земле. Иран считал, что это сотрудничество откроет более плодотворный путь к примирению с США. Хотя был луч надежды, как только США завоевали Афганистан, неблагодарные американские политики грубо отвергли протянутую с миром руку Ирана.

За этим последовало вторжение в Ирак, когда бывший госсекретарь  Колин Пауэлл, как начинающий фокусник-неудачник из погоревшего цирка, грубо и нагло «развел» все мировое сообщество, «сообщив» о наличии химического и биологического оружия в Багдаде и о тесных связях Саддама Хусейна с международными террористами, прежде всего с Аль-Каидой (запрещена на территории России). Но общеизвестно, что Аль-Каида была создана США на деньги монархий Персидского залива против СССР, войска которого в это время сражались против международных террористов на афганской земле. После этого Иран теперь был окружен войсками США в Ираке, Афганистане, Кувейте, Бахрейне, Катаре, Саудовской Аравии и ОАЭ. Все это, наряду с накопившимися американскими нападками, политическими и экономическими, загнало Иран в тупик. Тегеран должен был укрепить свою оборону и поддержать региональных союзников — Асада в Сирии, хуситов в Йемене, ХАМАС, Хезболлу в Ливане и мусульман-шиитов повсюду, особенно в Ираке. Эти союзники предоставили бы Ирану наступательные возможности в борьбе с тем, что они воспринимали как американскую угрозу выживанию режима.

Основным фактором, подпитывающим и продлевающим изоляцию Ирана, является антииранское лоббирование со стороны Израиля и его американских союзников и в меньшей степени Саудовской Аравии, ОАЭ и их корпоративных покровителей на Западе. К этому времени Иран понял, что сотрудничество с США не приведет к двусторонним выгодам, но что он должен работать с США только тогда, когда это непосредственно отвечает его собственным интересам и выживанию. Иран предпринял более согласованные усилия по развитию своей оборонной промышленности. Наиболее экономически эффективным оружием стали ракеты и беспилотные летательные аппараты. Они были дешевыми и предлагали Ирану как наступательные, так и оборонительные возможности.

В то же время Иран наращивал свои мирные ядерные исследования — добавляя все больше и больше центрифуг и повышая уровни обогащения. Хотя совестливый Иран в отличие от Израиля и подписал ДНЯО (Договор о нераспространении ядерного оружия), он не получил всей мирной помощи в области ядерных технологий, которая была обещана в соответствии с договором. Получив незначительную помощь или вообще не получив никакой помощи для своей ядерной программы, находясь под изнурительными санкциями, изолированные и окруженные США, иранские официальные лица считали, что преждевременное раскрытие информации приведет к нападению на их объекты.

Усилилось лоббирование Израиля и Саудовской Аравии против Ирана. В случае Израиля он лоббировал своих союзников в Конгрессе США и в средствах массовой информации, чтобы изолировать Иран, усилить санкции, заняться тайной деятельностью внутри Ирана и принять политику смены режима в качестве единственного долгосрочного приемлемого решения. Некоторые политики проговорились, что конечной целью было расчленить Иран на четыре или пять частей, все они были слишком слабы, чтобы представлять какую-либо проблему для Израиля, арабов и США.

Администрация Обамы опасалась активизации ядерных усилий Ирана, но не желала нападать на Иран, как это предлагали Израиль и некоторые арабы Персидского залива. США тайно начали переговоры с Ираном под эгидой Султаната Омана. Эти обсуждения завершились Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД), который также был ратифицирован Советом Безопасности ООН. Это ни в коем случае не было идеальным соглашением. Это обеспечило самую навязчивую программу ядерной деятельности Ирана для США и его союзников, хотя и с оговоркой о прекращении на десять лет, консервации иранского реактора на тяжелой воде, передаче большей части иранского обогащенного топлива (далеко не оружейного качества) и ограничении иранской программы обогащения. Для Ирана должна была произойти отмена санкций—разморозка иранских активов, беспрепятственные прямые иностранные инвестиции, доступ к международным финансовым рынкам и поток импорта (за исключением некоторых ядерных и военных товаров) и экспорта товаров и услуг. Иран был наивен в одном очень важном отношении — уступки Америки были обратимыми, в то время как многие иранские уступки были необратимыми.

Новая администрация Трампа выбросила все за борт. У него были тесные отношения с премьер-министром Нетаньяху и богатыми арабами Персидского залива, причем Саудовская Аравия была первой страной, которую он посетил и заключил в пользу США огромные военные заказы. Трамп потребовал ограничения иранских ракетных программ и программ беспилотных летательных аппаратов, ввел новые санкции в отношении Ирана, был замешан в саботаже Израилем иранских объектов и убийстве иранских ученых, в первую очередь ведущего физика-ядерщика Ирана. Затем Америка вышла из СВПД. И что наиболее печально известно, Соединенные Штаты убили генерала Сулеймани при соучастии Израиля в Ираке. Чтобы сохранить лицо, Ирану пришлось нанести ответный удар, что он и сделал, выпустив ракеты по американской базе. Иран все еще мог выбрать соразмерную месть за человека, которого многие иранцы, как сторонники, так и против режима в Тегеране, считали национальным героем, посвятившим свою жизнь защите Ирана в его самые мрачные часы.

Президент Байден приступил к восстановлению СВПД. Иран, выполнявший свою часть сделки в течение одного года даже после ухода Трампа, был готов присоединиться к СВПД, если все санкции, которые были ликвидированы при подписании СВПД, а также другие, введенные Трампом, будут отменены, и если США предоставят гарантии того, что они снова не выйдут, пока Иран выполняет свои обязательства. В США не желают отменять все эти санкции, не могут предоставить гарантии, которых добивается Иран, но хотят обсудить его ракетную программу и его региональную деятельность в поддержку своих союзников. Дискуссии в Вене продолжаются и конца им не видно.

Хотя США были более популярны в Иране, чем в любой арабской стране в течение многих лет, действия Трампа в отношении Ирана и страдания обычных иранцев нанесли непоправимый ущерб этим отношениям.  США совершенно не проявили и не проявляют какого-либо сострадания к иранскому народу, и санкции в дополнение к новым жестким ограничениям привели к обнищанию простых иранцев.  Основным фактором, подпитывающим и продлевающим изоляцию Ирана, было антииранское лоббирование со стороны Израиля и его американских подпевал и в меньшей степени Саудовской Аравии, ОАЭ и их корпоративных покровителей на Западе. Это лоббирование настолько настроило Конгресс США против Ирана, что для изменения политики США может потребоваться смена поколений. Распространение антииранских настроений во всех средствах массовой информации США “сделало” Иран врагом номер один в глазах обычных американцев.

Безжалостное израильское и арабское лоббирование, в свою очередь, загнало Иран в угол. Арабское лоббирование усложнило деловые отношения, в то время как израильское лоббирование отравило политические отношения Ирана с США. Тегеран чувствует угрозу со стороны американских войск и израильского авантюризма, который, по всей вероятности, будет поддержан американскими военными. Всепроникающие санкции равносильны акту войны, поскольку даже торговые эмбарго исторически рассматривались как таковые.

Эти враждебные отношения продолжаются уже более сорока лет, и конца им не видно. Будущее ирано-американских отношений не радужно, что бы ни происходило на переговорах по СВПД в Вене. Американские президенты и другие политики не осмеливаются противостоять израильскому и арабскому лобби. Единственный луч надежды на улучшение отношений между двумя государствами — это обновленные США. Президент должен твердо и недвусмысленно сказать Израилю, Саудовской Аравии и ОАЭ, чтобы они прекратили свое вмешательство в американскую внешнюю политику и чтобы США приняли политику, которая представляет их долгосрочные национальные интересы. Широкие деловые отношения с Ираном, которые могут быть лучше достигнуты без вмешательства других стран, несомненно, послужили бы интересам США и оздоровлению обстановки в этом регионе.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×