17.02.2022 Автор: Константин Асмолов

Два приговора и одно обвинение

Kyungs

Чем ближе конец правления Мун Чжэ Ина, тем смелее судебная власть подтверждает приговоры и выносит обвинения людям из окружения президента, и эти истории тоже льют воду на мельницу консерваторов.

Завершение дела Чон Гён Сим

60-летняя Чон Гён Сим, — супруга экс-министра юстиции и старшего секретаря президента по гражданским делам РК Чо Гука. О делах вокруг этой семьи мы писали не раз. Скандал, связанный с семьей Чо, считавшейся одним из ближайших доверенных лиц Муна, резко расколол нацию, вызвав массовые митинги как в поддержку, так и против выдвижения кандидатуры Чо на пост министра юстиции. В итоге Чо Гук вступил в должность без одобрения парламента, но ушел в отставку 35 дней спустя.

Расследование в отношении Чон Гён Сим было начато бывшим генеральным прокурором Юн Сок Елем вскоре после того, как ее муж был назначен главой Министерства юстиции, а 6 сентября 2019 года ей предъявили обвинения. В декабре 2020 г. суд центрального округа Сеула приговорил Чон к четырем годам тюремного заключения, штрафу в размере 500 миллионов вон ($436 000) и конфискации 140 миллионов вон. Суд признал ее виновной в подделке президентской награды из Университета Тонъян, где она является профессором, и отдельного сертификата о стажировке, который она использовала для поступления в колледж своей дочери Чо Мин.

История Чо Мин была очень похожа на историю дочери Чхве Сун Силь, которая поступила в престижный университет по квоте, а затем не появлялась на занятиях, и все контрольные работы за неё писали преподаватели. Но «дочь шаманки» Чон Ё Ра поступала по квоте для спортсменов и всё-таки была золотым призёром Азиатских игр, в то время как Чо Мин позиционировала себя как одарённого ребёнка и автора серьёзных научных статей, которые она написала, будучи ещё в школе. Когда девушка завалила сессию, у многих возникли сомнения, и выяснилось, что, хотя во время двухнедельной стажировки она в основном мыла пробирки и переводила с английского, стараниями своей матери, университетского профессора, она оказалась не просто среди соавторов статьи, а на первом месте, опередив заслуженных специалистов. Многочисленные рекомендательные письма, прилагаемые в 2013-2014 гг. для поступления Чо Мин (сертификаты о прохождении в таких престижных учреждениях как Центр общественных интересов и права прав человека Сеульского национального университета, Научно-исследовательский институт биотехнологии Национального университета Кончжу, Научно-исследовательский институт медицинских наук Университета Тангук и др.), также оказались поддельными и сфабрикованными при участии как Чон Гён Сим, так и её мужа.

Кроме того, Чон была осуждена за использование инсайдерской информации о WFM, бизнесе по производству аккумуляторов, зарегистрированном на KOSDAQ, для получения прибыли и открытия счета под вымышленным именем для сокрытия своих активов. Иные обвинения — указание ложных данных в инвестиционном соглашении и приобретение акций с использованием нераскрытой информации.

12 июля 2021 г. на апелляционном процессе прокуроры потребовали для Чон Гён Сим семилетнего тюремного заключения.

Голубой дом пытался противодействовать этому, но 27 января 2022 г. Верховный суд поставил точку в деле Чон Гён Сим, положив конец одному из самых громких скандалов в Южной Корее за последние годы. В итоге четырехлетний срок был оставлен в силе.

Приговор по делу о черных списках (нет, не времен Пак Кын Хе)

Как мы помним, администрация Пак Кын Хе «прославилась» составлением черных списков деятелей культуры, которых за критику президента снимали с госфинансирования. Факт этот вполне доказан, и за него экс-глава администрации Ким Ки Чжун и бывший министр культуры и секретарь президента по политическим вопросам Чо Юн Сун получили тюремные сроки.

Но речь о других списках. 27 января 2022 г. Верховный суд РК оставил в силе решение апелляционного суда и подтвердил двухлетний тюремный срок для Ким Ын Гён — бывшего министра окружающей среды администрации Мун Чжэ Ина, обвиняемой в злоупотреблении властью.

Это тоже была долгая история. Ким возглавляла министерство с июля 2017 года по ноябрь 2018 года и устроила в нем чистку, принуждая 13 связанных с министерством руководителей государственных учреждений, которые были назначены предыдущей администрацией Пак Кын Хе, уйти со своих постов. Их места заняли сторонники Муна.

Дело всплыло на свет в декабре 2018 года, когда о существовании черного списка в министерстве окружающей среды сообщил бывший член инспекционной группы Голубого дома Ким Тхэ У. Тогда Голубой дом решительно отрицал это, но 10 февраля 2021 г. суд Центрального округа Сеула признал Ким Ын Гён и бывшего секретаря президента по кадровым вопросам Син Ми Сук виновными в злоупотреблении властью. Ким Ын Гён получила два с половиной года тюремного заключения, Син Ми Сук — полтора года условно.

На протяжении всего процесса бывший министр утверждала, что политические чистки были неизбежны для осуществления экологической политики новой администрации, и эта практика была обычной в предыдущих правительствах. Но суд отклонил доводы Ким, заявив, что «это незаконный акт, который должен быть искоренен».

После этого Голубой дом смог в лучшем случае заявлять, что администрация президента Мун Чжэ Ина не создавала и не вела дискриминационный кадровый черный список и использование этого термина применительно к приговору Ким некорректно.

Обвинения Ким Вон Уна

Почти каждый раз, когда мы говорим о «пещерном антияпонизме» в Южной Корее, в наших текстах упоминается такой персонаж, как Ким Вон Ун — бывший депутат, назначенный президентом глава полуправительственной НГО «Наследие корейской независимости» и борец с коллаборационистами и их потомками.

И вот 4 февраля полиция начала расследование обвинений в растрате, выдвинутых некой гражданской группой против него и двух других лиц, связанных с организацией.

Ким Вон Ун сталкивается с обвинениями в том, что в 2021 г. он незаконно присвоил в общей сложности 45 миллионов вон ($37 465) доходов от бизнеса кафе, которым управляет его организация. Дело в том, что в 2020 г. «Наследие независимости» открыло в здании Национального собрания небольшую кофейню в рамках проекта по финансированию стипендий для потомков борцов за национальную независимость. Однако Ким якобы использовал деньги в личных целях, таких как стрижка или покупка одежды.

Чем закончится обвинение и как долго будет длиться судебная волокита, посмотрим. Депутат Юн Ми Хян, главный фигурант скандала с «бизнесом на бабушках», все еще сидит в парламенте, и вычищать ее из правящей партии собрались только сейчас на фоне проблем с рейтингом кандидата в президенты от демократов.

На очереди, возможно, и бывший спецпрокурор Пак Ен Су, который вел расследование против президента Пак Кын Хе. В рамках «Соннамгейта» доподлинно выяснено, что Пак был исполнительным советником компании-фигуранта «Хвачхон Дэю», а его дочь работала в компании. Но встречается и пока не проверенная до конца информация, что кроме высоких гонораров ему, бывшему судье Верховного суда Квон Сун Илю (кстати, тому, кто оправдал Ли Чжэ Мёна в деле о нарушении законодательства о выборах), и нескольким другим в обмен на помощь Хвачхон Дэю в щекотливых делах и прочее лоббирование было обещано по 50 миллиардов вон каждому. И это не первый скандал с участием данного спецпрокурора.

Не все из этих дел приведут к обвинительным приговорам до выборов, но все они формируют характерный фон, показывающий, насколько уходящая в 2022 г. власть Южной Кореи «догнала и перегнала» тех, кого она победила в ходе Свечной революции.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×