11.02.2022 Автор: Виктор Михин

Ливия: сложный путь к стабильности и примирению

LIB84322

Так называемому политическому переходу в Ливии, по всей видимости, не видно конца. Политический или промежуточный этап, похоже, полностью «оторвался» от спонсируемой ООН дорожной карты, кульминацией которой должны были стать парламентские и президентские выборы 24 декабря 2021 года. Но они потерпели крах из-за глубоких разногласий, связанных с неприемлемостью нескольких основных кандидатов. В ответ на это 31 января Палата представителей (HOR), базирующаяся в Тобруке, объявила, что с 8 февраля она будет принимать список кандидатов на пост нового премьер-министра в соответствии с недавно принятым механизмом выдвижения кандидатур. Если этот процесс будет запущен, то он, по мнению политологов, еще больше запутает и без того сложный политический процесс примирения в Ливии.

Ливийские правительственные чиновники, которые общаются с прессой в Триполи, заявили, что действующий премьер-министр Абдул Хамид Аль-Дабейба передаст правительство только другому избранному органу власти. Наблюдатели опасаются, что противостояние между Востоком и Западом по этому вопросу может вернуть страну к интенсивной поляризации, которая преобладала до формирования нынешнего правительства, и не будет способствовать мирному процессу. Например, группировки ополченцев из Мисураты и Завии сосредоточили свои силы вокруг столицы Триполи, чтобы усилить внутреннюю напряженность и добиться новых очков в той сложной политической борьбе, которая вот уже какой год продолжается на ливийской земле. По крайней мере, на данный момент многие уверены, что ситуация не перерастет снова в войну, прежде всего потому, что проблема на этот раз не связана со столкновением между соперничающими начальниками штабов в Триполи и Бенгази.

Тем не менее нарушение безопасности всегда возможно, учитывая институциональную раздвоенность Восток-Запад. Ситуация может стать особенно нестабильной, если HOR выберет премьер-министра с запада, как предсказывают наблюдатели. Это может привести к возникновению беспрецедентной проблемы. Помимо соперничающих правительств на востоке и западе, на западе будут соперничающие премьеры. Предвидя это, спикер HOR Агила Салех предложила превратить Сирт в новую административную столицу, тем самым держа новое правительство в стороне от военных действий в Триполи. До сих пор неясно, поддержат ли политические силы новое правительство и, соответственно, какие у него будут основания для легитимности, помимо HOR. На данный момент даже базирующееся на востоке главное командование Ливийской национальной армии (ЛНА) не выразило своего мнения по этому вопросу, хотя, вероятно, поддержит действия Палаты представителей.

В начале января произошло неожиданное сближение между командующим ЛНА фельдмаршалом Халифой Хафтаром, базирующимся в Бенгази, бывшим министром внутренних дел Фатхи Башагой и бывшим заместителем председателя Президентского совета Ахмедом Майтиком, родом из Мисураты. Считается, что эти трое являются наиболее вероятными кандидатами на пост главы нового правительства. В то же время между Хафтаром и Дабейбой существуют натянутые отношения, границы которых пока не переходит ни один из их участников.  В этом контексте примечательно, что незадолго до того, как HOR объявил об открытии выдвижения кандидатур на пост нового премьер-министра, Дабейба встретился с управляющим Центрального банка Ливии (LCB) Саддеком Омаром Элькабером и с председателем Президентского совета Мохаммедом Аль-Манфи, чтобы обсудить воссоединение банка. Это говорит о том, что при любых новых договоренностях объединенный LCB будет продолжать работать с нынешним временным правительством, и не будет иметь официальных отношений с новым правительством, сформированным премьер-министром.

Сомнительно, что новое правительство получит значительную поддержку из-за рубежа. ООН уже выразила озабоченность по поводу создания нового правительства. Специальный советник ООН по Ливии американка Стефани Уильямс, явно отражая позицию исключительно Вашингтона, считает, что шаги в этом направлении противоречат ливийским приоритетам, которые заключаются в прекращении бесконечных промежуточных этапов и создании стабильного и подотчетного правительства. Она заявила, что все еще возможно провести всеобщие выборы в июне 2022 года в соответствии с дорожной картой при посредничестве ООН и что формирование нового правительства помешает этому. Уильямс считает, что некоторые ливийские чиновники маневрируют, чтобы остаться у власти, и поэтому работают сообща, чтобы помешать политическому процессу, организуя “игру в музыкальные стулья”.

Помимо того, что она выступает против направления, выбранного HOR, ей явно не нравится новый политический альянс, который привел бывших чиновников на западе (Башагу и Майтека) в соответствии с Хафтаром и Салехом. Но она также не поддерживает Дабейбу, которого она обвинила в “нарушении морального обязательства”, когда он выдвинул свою кандидатуру на пост президента в нарушение дорожной карты и обязательств, которые он взял на себя, когда стал премьер-министром. В более общем плане она считает, что такие существующие правительственные учреждения, как HOR и его коллега в Триполи, Высший государственный совет (HCS), нуждаются в изменении.

Создание нового правительства поставило бы еще один вопрос, а именно: что делать с Президентским советом, который был сформирован одновременно с правительством. Хотя Президентский совет не требовал парламентского вотума доверия, он по-прежнему является руководящим органом, связанным с текущей дорожной картой. Предстоящие политические события в Ливии, несомненно, будут определяться реакцией на создание нового правительства вместо правительства Дабейбы, если это действительно произойдет. Некоторые политологи предсказывают, что HOR даже не сможет собрать кворум, необходимый для проведения голосования по новому правительству.

HOR глубоко расколот и ожидается, что многие депутаты будут бойкотировать очередную сессию, потому что они поддерживают Дабейбу или выступают за преемственность нынешнего правительства и дорожной карты. Вполне возможно, что бойкотирующие вернутся к созыву отдельных сессий в Триполи, как это произошло во время битвы за столицу в 2020 году. С другой стороны, на заседании 31 января Салех предупредил, что уволит бойкотирующих депутатов и тех, кто работает в посольствах и на других должностях.

Как сообщает египетский еженедельник Al-Ahram, другие международные участники Берлинского процесса (международная организация, целью которой является мирное урегулирование ливийского конфликта) еще не объявили официальную позицию в отношении решения HOR сформировать новое правительство. Это молчание говорит о значительной путанице, даже если в заявлениях из Вашингтона и европейских столиц по-прежнему подчеркивается необходимость сохранения динамики, ведущей к выборам как можно скорее из-за опасения, что они будут отложены на неопределенный срок. Но, по мнению многих политологов, существенную вину за эту неопределенность несут США, чей представитель Стефани Уильямс продвигает в Ливии не столько интересы ООН, сколько заинтересованность американских нефтяных компаний и военных из Пентагона. Именно ее позиция с командирскими нотками вносит дестабилизирующий и подрывной характер в мирный ливийский процесс.

Ливийские соседи уже давно и сильно обеспокоены опасной ситуацией в этой стране. Президент Египта Абдель Фаттах Ас-Сиси и его алжирский коллега Абдельмаджид Теббун договорились о необходимости одновременного проведения ливийцами парламентских и президентских выборов, сигнализируя о том, что позиции Каира и Алжира соответствуют политике ООН. На совместной пресс-конференции по итогам переговоров в Каире Ас-Сиси заявил, что они также согласились с необходимостью вывода наемников и иностранных войск из Ливии для восстановления стабильности в стране. Каир, со своей стороны, стремится сохранить прогресс, достигнутый в Ливии после прекращения огня, достигнутого в октябре 2020 года. Он сыграл важную роль в подготовке почвы для прекращения огня и с тех пор играет ключевую роль в оказании ливийцам помощи в укреплении достигнутых договоренностей и реализации цели обеспечения прочной стабильности. В этой связи Башага и Салех посетили Каир в середине января, но не появилось четкого или убедительного плана по сдерживанию кризиса, который начался после отмены выборов в декабре. И даже события, произошедшие после визита президента Алжира Абдельмаджида Теббуна в Каир 24 января, показывают, что основные ливийские стороны не заинтересованы в проведении выборов в обозримом будущем.

Путь, который предстоит и должна пройти Ливия, действительно очень туманен. HOR не только находится в процессе запуска нового политического процесса, но и комитет по дорожной карте, который был сформирован после 24 декабря 2021 года, также выступает за внесение изменений в конституцию и проведение референдума по ней до проведения выборов. Этот процесс, за которым последуют новые процедуры проведения выборов на основе новых конституционных положений, продлит нынешний промежуточный этап примерно до двух лет. Все это также означает, что комитет по дорожной карте фактически заменит Форум Ливийского политического диалога, который сформулировал нынешнюю дорожную карту, что приведет к еще большей неопределенности, напряженности и проблемам. Короче говоря, ничто не внушает уверенности в том, что Ливия в ближайшее время найдет безопасный путь к стабильности.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×