02.02.2022 Автор: Владимир Платов

ЦА становится ареной сотрудничества России, Индии и Китая

JOINT

Центральная Азия (ЦА) в силу ее геостратегического положения на стыке Европы и Азии, а также приграничной близости к ведущим международным игрокам — России и Китаю, богатства природными ископаемыми и еще не использованных в полной мере торгово-экономических возможностей привлекает в последнее время все больший интерес у международных игроков.

США и их союзники по НАТО для создания устойчивых позиций в этом регионе, разрыва традиционных многолетних связей стран ЦА с Россией и Китаем предпочитают использовать политику провокаций и усиления активности западных спецслужб. В частности, в форме «мягкой силы» или инспирирования там атак специально подготовленными радикальными боевиками (как, в частности, это произошло в последние январские события в Казахстане), разжигания межнациональных конфликтов, наподобие последнего обострения на киргизо-таджикской границе.

Совсем иными способами и средствами действуют в Центральной Азии Россия, Китай, а в последнее время и Индия, стремящиеся усилить культурное, торгово-экономическое и политическое сотрудничество, исходя прежде всего из общей ответственности за безопасность и гармоничное развитие этого региона, к которому эти три государства имеют самое непосредственное отношение.

Для Пекина регион Центральной Азии особенно важен в плане недопущения проникновения в эти страны исламского фундаментализма, который впоследствии мог бы перекинуться на КНР. А также для создания надежной инфраструктуры в ЦА для поставки за рубеж китайских товаров, обеспечения энергетической безопасности Китая — именно в Центральной Азии Пекин закупает большое количество газа, нефти и урана. Торговля Китая с пятью странами Центральной Азии достигла $40 млрд еще в 2018 году. 25 января, с учетом отмечавшегося 30-летия установления дипломатических отношений между странами ЦА и Китаем, председатель КНР Си Цзиньпин провел онлайн-встречу с лидерами центральноазиатских стран и пообещал импортировать больше их сельскохозяйственной продукции и других качественных товаров, довести размер двусторонней торговли с регионом до $70 млрд к 2030 году, предоставить $500 млн помощи, 50 млн доз вакцины и 1,2 тыс. стипендий для студентов. Си указал также на несколько совместных проектов стратегического значения: это газопровод Китай – Центральная Азия, нефтепровод Китай – Казахстан, шоссе Китай – Киргизия – Узбекистан и дорога Китай – Таджикистан.

Вслед за Си Цзиньпином, 27 января онлайн-саммит провел и индийский премьер-министр Нарендра Моди в связи с отмечаемым и в Индии 30-летием установления дипотношений со странами ЦА. Его результаты, а также важность для Нью-Дели развития и углубления отношений с государствами Центральной Азии широко освещались индийскими СМИ. В частности, было отмечено, что в последние несколько лет Нью-Дели «установил особые связи с некоторыми странами Центральной Азии». Так, казахстанские войска входят в состав индийского миротворческого батальона ООН в Ливане. В Киргизии Индия создала пять центров телемедицины, предоставила кредиты на $200 млн, проводит ежегодные военные учения «Ханджар» и имеет студенческое сообщество, насчитывающее 15 тыс. человек. С Таджикистаном Нью-Дели тесно сотрудничает в оборонной сфере. Узбекистану Индия предоставила кредиты на $1 млрд, утвердила четыре проекта на сумму $450 млн, инвестирует $50 млн в создание фармацевтического завода. В Туркмении Индия создала IT-центр. Ранее Индия подписала соглашение об обороне и военных технологиях с Казахстаном, создала объединенную группу по контртерроризму с Узбекистаном, заключила соглашения о военном сотрудничестве с Киргизией и Туркменией. Развивая сотрудничество с регионом в оборонной сфере, Индия явно стремится стать поставщиком оружия в эту часть мира, рассчитывая при этом на то, что использование странами ЦА российского вооружения позволит Индии поставлять запчасти и комплектующие для него, которые производит у себя.

В фокусе внимания на саммите были предложения о том, как увеличить торговлю, связи между бизнесменами, культурное сотрудничество и, конечно, угроза терроризма, усилившаяся после того, как США вывели свои войска из Афганистана. Н.Моди подчеркнул, что эти события показали «необходимость расширять взаимодействие». Индийские СМИ напомнили, что глава индийского правительства еще в 2015 году посетил все республики в регионе. А в декабре 2021-го состоялся диалог пяти стран и Индии на уровне министров иностранных дел, где основное внимание было уделено Афганистану, пандемии и взаимным отношениям.

Нью-Дели позиционирует себя как важный игрок в Афганистане и Центральной Азии, рассчитывает на доступ к энергетическим ресурсам, о чем было заявлено фактически 30 лет назад. У Нью-Дели была надежда активизировать транспортный коридор через порт Чабахар в Иране и далее через Афганистан. Однако в 2019 году Индия взяла сторону США в ирано-американских разногласиях, присоединившись к американским санкциям, в связи с чем Иран воспринял это болезненно, были заморожены некоторые планы, в том числе касающиеся порта Чабахар.

Как и Китай, Индия вполне обоснованно не желает, чтобы центральноазиатский регион стал прибежищем исламских радикалов. Она также опасалась образования блока мусульманских стран Центральной Азии – Афганистана, Пакистана, Турции, который, по убеждению Нью-Дели, имел бы антииндийскую направленность. Поэтому она стала действовать решительно, попыталась получить базу военной авиации в Таджикистане, посылала в Афганистан своих военных советников.

Согласно официальным сообщениям из Нью-Дели, важным итогом состоявшегося по инициативе Моди 27 января онлайн-саммита стала договоренность лидеров Индии и стран ЦА проводить встречи на высшем уровне каждые два года, в связи с чем, по оценкам МИД Индии, Центральная Азия «стала кульминацией непрерывного дипломатического взаимодействия Нью-Дели со всеми странами этого региона в последние годы». Участники саммита приветствовали предложение Индии создать центр «Индия — Центральная Азия» в Нью-Дели, который будет работать как секретариат для организации встреч на высшем уровне», — сообщается в принятой по итогам саммита Делийской декларации. Кроме того, на саммите стороны отметили актуальность идеи создания парламентского форума «Индия — Центральная Азия».

Участники онлайн-саммита поддержали предложение Индии включить иранский порт Чабахар в структуру международного транспортного коридора «Север — Юг», с присоединением, по предложению Туркменистана, в него также порта Туркменбаши. Помимо этого, индийская сторона приветствовала интерес лидеров центральноазиатских стран использовать терминал Шахид Бехешти порта Чабахар на побережье Оманского залива, строительство которого проходит при активном участии индийских инвесторов, для облегчения торговли с Индией и другими внешними рынками. В частности, с поставкой государствами Персидского залива товаров в Западную и Северную Европу через территории Ирана, Азербайджана и России, в том числе посредством соединения железных дорог этих трех стран, что позволит сократить в результате использования этого коридора сроки доставки грузов в два или три раза.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×