19.01.2022 Автор: Константин Асмолов

Ракетные испытания КНДР января 2022 г.

NKR

Как помнит аудитория, 5 января 2022 года Академия национальной обороны КНДР провела испытательный запуск гиперзвуковой ракеты, который «подтвердил управляемость и стабильность ракеты на активном пролете и оценил способность к выполнению бокового маневрирования на этапе маршрута гиперзвуковой боеголовки планирующего полета». Ракета летела с максимальной скоростью 6 Маха, совершила горизонтальное перемещение на 120 км от первоначального азимута пуска и точно поразила установленную цель на расстоянии 700 км.

Новая ракета создает противникам КНДР много проблем. Гиперзвуковые ракеты обычно летят со скоростью не менее 5 Махов, что в пять раз превышает скорость звука и дает врагам мало времени для реагирования. Если верить южнокорейским специалистам, то осенью 2021 г. ракета пролетела менее 200 км со скоростью около трех Махов, а в этот раз выдала «положенные» пять Махов и вдвое большую дистанцию. Добавим к этому технологии бокового (горизонтального) маневрирования, затрудняющие работу вражеской ПРО, и то, что «в ходе испытания была также подтверждена надёжность топливной ампульной системы в зимних погодных условиях». По сравнению с обычными ракетами, которые требуют многочасового впрыска жидкого топлива перед пуском, ампула (читай контейнер с жидким топливом) позволяет значительно сократить время подачи топлива и обеспечить беспрерывные и быстрые запуски, сравнимые с запусками при использовании твёрдого топлива.

Реакция на пуск была в целом ожидаемой, однако южнокорейские военные активно заговорили о том, что на самом деле заявления Пхеньяна преувеличены.

10 января Соединенные Штаты и пять других стран, включая Албанию, Великобританию, Францию, Ирландию и Японию, призвали Северную Корею прекратить ракетные испытания и начать переговоры о денуклеаризации, отметив, что «КНДР делает эти военные инвестиции за счет благополучия северокорейского народа, который продолжает страдать в условиях строгого авторитарного режима и все более серьезного гуманитарного кризиса». Помимо этого, шесть стран утверждали, что ракетное испытание не только расширит возможности Севера, но и увеличит его незаконный экспорт оружия. «Послужной список КНДР в области распространения оружия очевиден. Каждый запуск ракеты служит не только развитию собственных возможностей КНДР, но и расширению набора вооружений, доступных для экспорта ее клиентам и дилерам незаконного оружия по всему миру». Как Пхеньян занимается торговлей оружием в условиях «самоизоляции всей страной» — неважно.

Совместный призыв прозвучал незадолго до того, как Совет Безопасности ООН должен был провести заседание за закрытыми дверями по поводу пуска. Однако МИД Китая призвал проявлять спокойствие и воздерживаться от чрезмерной реакции, из-за чего осудить Север на уровне СБ ООН в этот раз не вышло.

В тот же день 10 января пресс-секретарь Пентагона Джон Кирби заявил, что ракетное испытание Северной Кореи является нарушением резолюций Совета Безопасности ООН.

11 января КНДР снова проводит пуск гиперзвуковой ракеты, на котором присутствует Ким Чен Ын и целый ряд высоких чиновников ТПК. Запуск произведён из провинции Чагандо, откуда 5 января был осуществлён запуск предыдущей ракеты. На опубликованных фото запуска ракеты видно, что внешне она схожа с той, что была запущена 5 января, но результаты оказались куда лучше. «Гиперзвуковой планирующий блок отделился от ракеты на рубеже в 600 километров, после чего поразил установленную цель на море на расстоянии одной тысячи километров». Объединенный комитет начальников штабов РК также подтвердил, что ракета пролетела более 700 километров на максимальной высоте 60 км и с максимальной скоростью 10 Маха, в 10 раз превышающей скорость звука.

Каким был ответ? 11 января Совет национальной безопасности при президенте РК провёл экстренное заседание. Президент Мун Чжэ Ин через несколько часов после запуска тоже выразил свою озабоченность, отметив, что недавние испытательные пуски ракет состоялись перед президентскими выборами в РК.

Министерство по делам воссоединения опубликовало заявление, в котором говорится, что «Северная Корея должна предпочесть сотрудничество ради мира действиям, которые противоречат усилиям по установлению мира на Корейском полуострове, таким как запуски ракет».

Представитель министерства обороны РК Пу Сын Чхан 13 января подчеркнул что «вооруженные силы Южной Кореи обладают возможностями не только обнаружить этот снаряд, но и перехватить его».

И снова правительство обошлось без термина «провокация», хотя оппозиционные консервативные СМИ и их политики применили его по полной, благо «северокорейская угроза» льет воду на их мельницу. По мнению президентского кандидата Юн Сок Ёля, «растущая ракетная угроза Северной Кореи объясняется халатностью администрации Мун Чжэ Ина». Более того, Юн заявил, что, поскольку гиперзвуковую ракету с ядерной боеголовкой силами ПРО РК перехватить невозможно, придется уповать на превентивный удар.

На Западе реакция была куда более настороженной. Во-первых, использование в качестве ракетной платформы для запуска «гиперзвукового блока» ракеты с двигателем, идентичным первой ступени МБР Хвасон-14 создало в первые десятки секунд запуска картину (и для радаров и систем обнаружения факелов ракет) идентичную началу запуска МБР в сторону США. Дальше ракета изменила траекторию, но для ложной тревоги, видимо, хватило.

Военные эксперты обращают внимание на характеристики траекторий, по которым летели новые ракетные комплексы: речь идет не столько о гиперзвуковой скорости, сколько о способности выполнять в полете маневрирование по вертикали и горизонтали с большими перегрузками вместо простой баллистической кривой. Ракеты очень эффективны для преодоления систем ПРО, исходно спроектированных для перехвата обычных баллистических ракет малой и средней дальности. В новых комплексах КНДР расчетные окна и зоны эффективного обстрела очень сильно сокращены по сравнению с простыми баллистическими траекториями. В ряде же ситуаций перехват при помощи ПРО просто невозможен. Сказываются и высокая скорость (как у нормальной баллистической ракеты средней дальности) и большая часть полета в неудобном диапазоне высот (для одних противоракет слишком высоко, для других слишком низко) и возможность выходить на цель с неприкрытого направления или под неудобным углом (радары наведения противоракет имеют ограниченные сектора).

Еще одна важная деталь: тысяча километров – условная грань между дистанцией ракет малой и средней дальности. Это еще НЕ нарушение моратория, ибо Ким обещал не запускать МБР, дистанция которых начинается с пяти тысяч, но своего рода сигнал, подтверждающий выдвинутый на декабрьском пленуме ЦК ТПК тезис о том, что международная обстановка становится все более нестабильной.

Неслучайно бывший начальник вооруженных сил США в Корее Кертис Скапаротти 14 января 2022 г. заявил, что если данные о ТТХ северокорейских гиперзвуковых ракет верны, «у нас есть основания быть очень обеспокоенными, потому что на данный момент у нас нет надежных средств защиты от гиперзвуковых ракет, учитывая их маневренность, в частности их скорость».

Оттого Вашингтон запуск осудил. Как заявил представитель Государственного департамента США, он нарушает большое количество резолюций Совета безопасности ООН. Кроме того, данное действие расценивается как несущее угрозу для соседних с КНДР стран и мирового сообщества в целом. Тем не менее он отметил приверженность США к сохранению дипломатического подхода в отношениях с Пхеньяном. По его словам, Вашингтон будет продолжать призывать Пхеньян вернуться за стол переговоров. В ведомстве также отметили сохранение гарантий США об обеспечении защиты Сеула и Токио.

Индо-Тихоокеанское командование ВС США заявило, что внимательно отслеживает запуски ракет Пхеньяном и ведёт тесные переговоры со своими союзниками и партнёрами: запуск ракеты не представляет непосредственной угрозы для США или их союзников, однако указывает на дестабилизирующее влияние незаконных действий Севера на ситуацию безопасности.

12 января управление по контролю за иностранными активами министерства финансов США ввело санкции в отношении пяти северокорейских граждан, которые отвечают за закупку товаров, связанных с разработкой Пхеньяном оружия массового поражения и баллистических ракет. Они являются сотрудниками Научно-исследовательского института обороны КНДР и уже попадали в санкционный список США в 2010 году. При этом представители США заявили, что по-прежнему готовы к дипломатическому разрешению вопроса. Санкции были также наложены на одного россиянина и одну российскую компанию, которые имеют отношение к северокорейским разработкам оружия массового поражения. Кроме того, Вашингтон призвал Совет Безопасности ООН принять дополнительные санкции. Однако для их принятия необходимо согласие Китая и России, что потребует дополнительного обсуждения.

13 января посол США в ООН Линда Томас-Гринфилд написала в Твиттере, что Соединенные Штаты настаивают на дополнительных санкциях Совета Безопасности ООН против Северной Кореи. В тот же день США ввели санкции в отношении шести северокорейцев, причастных к программам создания оружия массового уничтожения и баллистических ракет.

После такого 14 января представитель МИД КНДР опубликовал заявление для печати, в котором отметил, что «США, опять придираясь к нашему пользованию самозащитными правами, ведут себя провокационно», а «разработка новых вооружений, проведенная нами в последние дни, является только деятельностью для модернизации государственной обороноспособности», что является законным правом суверенного государства на самооборону. «Это показывает, что, хотя нынешняя администрация США трубит о дипломатии и диалоге, она по-прежнему поглощена политикой изоляции и удушения КНДР», — говорится в заявлении. Поэтому, «если США до конца будут стоять на такой конфронтационной позиции, то придется нам реагировать мощнее и яснее».

14 января Северная Корея запустила две баллистические ракеты неустановленного типа. На данный момент наиболее вероятная версия – KN-23, также известные как «Искандеры», либо KN-24 класса (северокорейский аналог американской ATACMS), которые способны совершать аномальные манёвры. Ракеты вылетели из Ыйджу в провинции Северный Пхеньян, северо-западном регионе, граничащем с Китаем, и с максимальной скоростью около 6 Махов пролетели около 430 километров на высоте 36 км (версия РК) или 400 км и 60 км соответственно (версия Японии).

Но важно не только это — стрельбы провел железнодорожно-мобильный ракетный полк, который, «неожиданно получив огневую задачу от Генштаба, совершил экстренное маневрирование на указанное место запуска и с точностью поразил установленную цель на Корейском Восточном море двумя тактическими управляемыми ракетами». Напомним, что осенью прошлого года КНДР первый раз испытала «атомный поезд», оснащенный ракетами малой дальности, хотя, как отмечают эксперты, в вагонах такого поезда можно прятать не только пару KN-23, но и транспортно-пусковой контейнер с одной крупной ракетой более серьезной мощности.

Совет национальной безопасности РК опять выразил глубокое сожаление. Члены СНБ отметили, что испытания оружия Северной Кореей не способствовали стабилизации ситуации на Корейском полуострове, и вновь призвали Пхеньян вернуться к диалогу. США, в свою очередь, снова заявили, что «запуск является нарушением многочисленных резолюций Совета Безопасности ООН и представляет угрозу для соседей КНДР и международного сообщества». Госсекретарь Энтони Блинкен заявил, что США будут использовать «все соответствующие инструменты» для решения данного вопроса.

На этом на момент, когда автор завершает статью, ракетные новости кончились, и главный вопрос – перейдет ли эта череда пусков во что-то большее. Увы, шанс есть по ряду причин.

Во-первых, КНДР отслеживает развитие военного дела своих предполагаемых противников и будет развивать свой ракетно-ядерный комплекс соразмерно их мощи.

Во-вторых, если США перейдут от ритуальных санкций к чему-то большему, это может разрушить тот де-факто режим «двойной заморозки», который продолжается со времен Трампа.

В-третьих, речь идет о вероятности прихода к власти консерваторов на Юге. Хотя их кандидат в президенты Юн Сок Ёль не является классическим правым, велика вероятность того, что под влиянием логики фракционной борьбы и необходимости крепить партийное единство, договариваясь с иными группировками в консервативном лагере, он обнулит достижения Мун Чжэ Ина и отношения двух Корей более обострятся. Реплика о возможном превентивном ударе в этом контексте – уже сигнал.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×