18.01.2022 Автор: Виктор Михин

Афганский синдром и военные грабли американских неоконсерваторов

UST92343

После позорного бегства войск Соединенных Штатов из Афганистана, когда весь мир с удивлением и ужасом наблюдал кошмарные и хаотичные сцены в аэропорту, скорость, с которой рухнуло дружественное США правительство, уступив место организации «Талибан» (не признано в РФ), переживал трагические человеческие истории тех афганцев, кто остался в стране, естественно встал вопрос: Вашингтон в состоянии проводить вменяемую внешнюю политику? Другой не менее важный вопрос: что означает уход США для региона, для американского лидерства в мире, и какие страны теперь заполнят пустоту, образовавшуюся из-за отсутствия Соединенных Штатов в этом регионе?

Правильные и подробные ответы на все эти вопросы можно получить, если принять во внимание тот факт, что проблемы Америки на Ближнем Востоке начались отнюдь не с вывода войск из Афганистана, который только в очередной раз ярко подтвердил неэффективность политики Вашингтона. Упадок начался двадцатью годами ранее с безрассудных, дорогостоящих и катастрофических решений администрации президента Буша вторгнуться как в Афганистан, так и в Ирак, за которыми последовало решение оккупировать их и попытаться создать “демократии”, которые, в первую очередь, поддержали бы интересы США.

Эти войны были безрассудными, потому что в обоих случаях администрация Буша была проинформирована экспертами из разведывательного сообщества, должностными лицами Государственного департамента и военными о том, что это не были войны, которые США могли бы выиграть, или надолго имплантировать по своему вкусу местные правительства. В обоих случаях президент Буш игнорировал тех, кто знал Афганистан и Ирак, и вместо этого прислушивался к влиятельным неоконсерваторам, которые стали доминирующей силой в его кабинете. Поскольку эти идеологи не знали культуры, характера или истории ни одной из стран, они позволили дешевой идеологии превзойти реальность. В результате эти усилия с самого начала были обречены на провал.

Эти длительные войны также стоили много жизней и бездумной траты огромных финансовых средств Соединенным Штатам, Афганистану и Ираку. Потери Ирака и Афганистана были неисчислимыми и разрушительными, и даже сейчас эти государства не могут эффективно залечить те многочисленные раны, нанесенные им американскими оккупантами. В случае с США они потеряли более 6000 военнослужащих, а еще десятки тысяч остались физически или психически искалеченными на всю жизнь. Также важно отметить, что каждый год, начиная с окончания активных боевых действий, как в Афганистане, так и в Ираке, Соединенные Штаты теряют от самоубийств более 6 тысяч своих ветеранов США, в среднем более 20 в день! Кроме того, есть еще десятки тысяч людей, которые присоединились к числу бездомных и наркоманов — все это результат травм, вызванных этими войнами. Это сказалось на моральном духе военных. Эти две войны и лечение ветеранов, искалеченных, страдающих от психологических травм и наркозависимых, до сих пор обходились более чем в три триллиона долларов. Видимо, это стало одной из ключевых причин, по которой военное руководство США не желало выделять значительные наземные силы для оккупации Сирии.

И эти войны были катастрофическими, потому что они не достигли ни одной из своих целей. Экстремизм не был побежден. Вместо этого он метастазировал в более смертоносные формы и распространился на многие другие страны, угрожая безопасности и стабильности стран Ближнего Востока и Северной Африки, и даже пустил корни в некоторых европейских странах. Другим катастрофически побочным продуктом этих войн, по мнению политологов, является тот факт, что Иран не стал поддаваться губительному влиянию США и принял решение стоять до конца. И хотя недостижимой целью неоконсерваторов было решительно выиграть эти войны, продемонстрировав американскую мощь и решимость, тем самым обеспечив столетнюю гегемонию США в однополярном мире, все кончилось сокрушительным крахом. Вместо этого можно сейчас видеть возникновение многополярного мира, в котором региональные и другие глобальные державы реализуют свои стратегические амбиции.

Итак, независимо от того, остались бы США в Афганистане или нет, на Ближнем Востоке уже сложилась новая реальность. Другие державы уже либо заменяют США, либо конкурируют с ними за влияние, и некоторые ключевые региональные союзники, уставшие от ошибок и просчетов глупого гегемона, преследуют свои собственные интересы. В результате рычаги американского воздействия стали более ограниченными, чем были. Тем не менее США нельзя списывать со счетов как “бывшую” державу. У них все еще есть влияние на Ближнем Востоке — экономическое, военное и культурное. Они остаются пока самой успешной экономикой в мире, у них все еще есть значительные возможности сдерживания, которые могут защитить их союзников, и их слишком часто недооцениваемая “мягкая сила” остается также важным активом.

Каким бы катастрофическим ни был уход США, практика показывает, и ход истории свидетельствует, что у бывшего гегемона не было иного выбора, кроме как ограничить свои потери, покинуть Афганистан и прекратить активную боевую роль в Ираке. Но принятие этих решений никоим образом не означает, что Вашингтон окончательно покидает регион. Это просто означает, что некоторые американские политики признали реальности, которые неоконсерваторы трагически игнорировали. Сейчас, как считают в Вашингтоне, необходимо четко проанализировать ущерб, нанесенный обеими войнами, и пересмотреть региональную позицию, которая реально соответствует американским потребностям и возможностям, чтобы США могли наилучшим образом защитить свои интересы и интересы их союзников.

Но свежо предание, да верится с трудом. После хаотичного вывода войск США из Афганистана, а это произошло после 20-летней военной оккупации, многие ожидали, что президент Джо Байден сократит военные расходы. Вместо этого Вашингтон сделал обратное, что станет ударом по рядовым американцам, которые утверждают, что у них дома есть большие проблемы для инвестиций и им требуются большие суммы для этого. После ухода из Афганистана сам Байден заявил, что США бездумно тратят деньги на военные расходы, заявив нации: “Американский народ должен услышать это: $300 миллионов в день в течение двух десятилетий…  мы потеряли многое с точки зрения возможностей”.

Тем не менее американский президент подписал закон о масштабных расходах на оборону в размере $778 миллиардов (на 5% больше, чем в прошлом году) после того, как законодатели приветствовали первоначальный запрос администрации о финансировании, добавив к нему дополнительно $25 миллиардов.  Законопроект легко прошел обе палаты Конгресса (как это происходит каждый год) при редкой двухпартийной поддержке. Единственный законопроект, по которому обе стороны прохода согласны почти единогласно, — это военные расходы. Военный бюджет Америки, безусловно, самый большой в мире.

Несмотря на то, что американские военные расходы получают подавляющую двухпартийную поддержку в Конгрессе, они были осуждены сторонниками и антивоенными группами, которые спрашивают, почему Америка расходует на $30 миллиардов больше (чем последний бюджет президента Дональда Трампа) на свои вооруженные силы, несмотря на вывод войск из Афганистана — самую продолжительную войну в истории США? Около двух десятков законодателей призвали Байдена пересмотреть приоритеты после того, как “за счет вывода войск из Афганистана будет высвобождено до $50 миллиардов”. Реальность такова, что в военно-промышленном комплексе США задействовано слишком много рабочих мест, интересов и лоббистских групп. Кроме того, хотя военное присутствие США в Афганистане действительно закончилось, налогоплательщики продолжают платить за массовое военное присутствие Америки по всему миру. Так что больших сокращений военного бюджета, на которые надеялись многие американцы, никогда не будет.

Это деньги, которые могли бы быть перенаправлены вместо этого на 600 000-1, 5 миллиона американцев, которые этой зимой спали на улице, или, может быть, на 13 – 16% (в зависимости от различных исследований) населения страны, живущего за чертой бедности, или даже на “неучтенное большинство” — это половина американских семей, которые изо всех сил пытаются оплатить основные счета. И этот список бесконечен.

Как США уравновешивают свой военный авантюризм и ответственность, которую администрация несет по отношению к большинству средних американцев, которые не могут свести концы с концами? Расходы в $778 миллиардов говорят о том, что военные важнее. Но защищают ли военные национальные интересы? Скорей всего, неоконсерваторы вновь одерживают победу. Известно, что у Пентагона более 750 военных баз в 80 странах мира.  Одно из крупнейших американских военных присутствий находится в Западной Азии. Места расположения других крупных баз включают Восточную Азию, Европу и Латинскую Америку. И это несмотря на то, что из этих регионов не исходит никакой угрозы для Америки или ее союзников.

Таким образом, позорное бегство из Афганистана ничему не научило администрацию Джо Байдена, который вновь готов наступить на грабли неоконсерваторов.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×