14.01.2022 Автор: Константин Асмолов

Что стоит за «гонениями на K-pop в Китае»?

CAC

6 января 2022 г. СМИ РК сообщили, что с 4 января китайский телевизионный канал Hunan TV и интернет-канал Mango TV начали показ южнокорейского сериала «Саимдан, дневник света».

Этот сериал получил одобрение Главного государственного управления по делам радио и телевидения  КНР ещё шесть лет назад. Однако из-за недовольства Пекина размещением американской системы ПРО THAAD на территории РК южнокорейские сериалы не транслировались на телевидении или интернет-платформах Китая со второй половины 2016 года. В прошлом месяце впервые за шесть лет в китайский прокат вышел южнокорейский фильм «О, Мунхи!», в связи с чем эксперты осторожно заговорили о возможном снятии негласного ограничения на южнокорейский контент. А мы напомним о том, как выглядела ситуация в этой сфере в прошедшем 2021 г., в течение которого южнокорейские СМИ много писали о закручивании гаек в этой сфере.

Начать стоит с короткого очерка китайской политики в отношении молодежи вообще, у которой есть две цели. Первая — борьба с коррупцией и иностранным влиянием. Вторая — попытка «оздоровить общество», ибо новое поколение молодежи, с одной стороны, избаловано и эгоистично благодаря программе «одна семья – один ребенок», а с другой – устало от прессинга и завышенных ожиданий.

Так, в июле 2021 г. появилась т.н. политика двойного сокращения, направленная на то, чтобы снизить нагрузку на детей вне школы, особенно ударив по частным репетиторским фирмам. Кроме того, согласно решению Государственного управления КНР по вопросам киберпространства, «запрещается участие несовершеннолетних младше 16 лет в прямых эфирах, […] склонение несовершеннолетних к получению вознаграждения, а также демонстрация богатства и поклонения деньгам, экстравагантных наслаждений, спекуляции на страданиях и уродствах».

По сути, власти запретили создавать звезд из детей до 16, а интернет-сервисы обязаны не только оперативно удалять неподобающий контент, но и чистить комментарии пользователей с нападками и непристойными предложениями. Особое внимание должно уделять чистке от роликов с обнаженными персонажами и вульгарными сюжетами, ужасами, а также опасными моделями поведения, которым могут подражать дети, в том числе склонению к самоубийству.

Теперь о злоключениях корейской культурной индустрии в КНР. Еще в начале 2010-х годов Китай считался неиспользованным рынком для индустрии K-pop. Множество певцов получили ошеломляющую прибыль благодаря своим фанатским базам там, с такими звездами, как EXO. В их состав вначале входили четыре китайских участника, выступали с концертами во многих городах и появлялись в популярных телевизионных программах вместе с известными местными знаменитостями.

Все это, однако, быстро кануло в историю в 2016 году, после того, как Сеул развернул на своей территории систему противоракетной обороны США (THAAD), несмотря на возражения Пекина. С тех пор корейским певцам практически запретили выступать, а крупные лейблы K-pop потеряли рынок, на который в 2016 году приходилось до 20% от общего объема продаж.

Тем не менее полного запрета никогда не было. 24 марта 2021 г. агентство K-pop JYP Entertainment объявило о подписании стратегического партнерства с китайским технологическим гигантом Tencent.

По данным компании, в рамках сделки JYP будет предоставлять музыку для платформ TME, таких как QQ Music, Kugou Music, Kuwo Music и WeSing. Обе компании также будут сотрудничать в проведении совместных маркетинговых и рекламных мероприятий.

12 апреля 2021 г. англоязычная газета Global Times, орган Коммунистической партии Китая, опубликовала рекламу туристических поездок в РК. На рекламной фотографии изображена популярная южнокорейская группа EXO на фоне дворца Кёнхигун в Сеуле. Подобная реклама не публиковалась в китайской прессе с 2017 года.

Важную роль в дальнейших событиях сыграло дело Криса Ву, арестованного в августе 2021 года. 30-летний китайско-канадский певец, который прославился как участник популярной корейско-китайской поп-группы EXO, был задержан пекинской полицией по подозрению в изнасиловании.

Кроме того, ряд местных звезд также были пойманы на уклонении от уплаты налогов. А немного ранее, в мае, некоторые китайские фанаты К-РОР попали под общественное осуждение за то, что выбросили 270 000 бутылок молока после использования QR-кодов на бутылках, чтобы проголосовать за своих любимых претендентов в программе прослушивания.

27 августа Администрация киберпространства Китая (CAC) опубликовала уведомление, призывающее исправить хаос в фан-клубах, чтобы предотвратить иррациональное поклонение идолам. Заявлены решительные меры по «обузданию поклонения знаменитостям и культуре фан-клубов», включая регулирование фанатской базы, запрет несовершеннолетним тратить деньги на поддержку своих кумиров, жесткий контроль релевантных споров и войн фанатских сообществ, борьбу с практикой выдачи званий «вип-фаната» за пожертвования и т.д. Weibo, Tencent и другие китайские платформы социальных сетей присоединились к его кампании.

6 сентября 2021 г. социальная сеть Weibo заблокировала на 30 дней 21 аккаунт фан-клубов K-pop, чтобы бороться с «иррациональным поведением в погоне за звездами».  K-pop sensation BTS, аккаунт фанатов участника BTS Чжимина, заблокирован на 60 дней после того, как его поклонники собрали около 490 миллионов вон ($350 000), чтобы отпраздновать его предстоящий день рождения (13 октября), заплатив за то, чтобы самолет был покрыт его изображениями. После того, как фотографии самолета стали вирусными, Weibo обвинил аккаунт в незаконном сборе средств и «иррациональной погоне за звёздами». Тем более что к этому времени группа BTS уже терпела нападки китайских пользователей Сети за свои замечания о Корейской войне 1950-53 годов, во время которой Китай воевал против Южной Кореи и ее союзников.

После СМИ РК начали массово писать о том, что «запрет на размещение аккаунтов фан-клубов можно рассматривать как еще один шаг против корейской индустрии развлечений» и он явно нацелен на южнокорейские поп-группы и артистов. Оказывается, «этот шаг, по-видимому, является частью усилий председателя КНР Си Цзиньпина по национальному омоложению, когда Коммунистическая партия укрепляет свой контроль над культурой, религией, образованием и бизнесом. Критики отмечают, что такая кампания во многом связана с попыткой Си ужесточить контроль над властью, чтобы продлить свое правление».

Профессор и эксперт по китайской культуре Лим Дэ Ген в интервью Korea Times заявил, что такие ограничения, скорее всего, являются частью усилий КПК по укреплению своей политической системы: «Для Пекина, который стремится вернуть себе былую славу, Кей-поп — нежеланный гость». Профессор культурной антропологии в Университете Джорджа Мейсона в Корее Ли Гю Тхак пошел дальше, сказав: «K-pop, по сути, является плодом капитализма и ценит такие идеи, как свобода мысли и выражения, которые идут вразрез с социалистическими ценностями КПК, что заставляет страну вводить ограничения на жанр». Некоторые даже договорились до того, что запрет несовершеннолетним тратить деньги на звезд напоминает призрак Культурной революции: «Китай, который стремится стать культурной державой, не должен пытаться ограничить право своего народа наслаждаться разнообразной культурой и участвовать в деятельности фан-клубов. Китайские политики должны иметь в виду, что гарантия свободы выбора отдельных лиц является одним из основных прав человека».

9 сентября посольство Китая в Сеуле опровергло предположения о том, что кампания Пекина нацелена на южнокорейских артистов, заявив, что это не подорвет «нормальные» культурные обмены. «Кампания нацелена на слова и поступки, которые противоречат общественному порядку и хорошим манерам, а также нарушают законы и правила», — говорится в заявлении представителя посольства КНР.

15 сентября стартовал Год культурных обменов между РК и Китаем 2021-22, приуроченный к 30-летию установления дипломатических отношений между двумя странами в августе 2022 года. Открытие мероприятия, которое должно было дать шанс расширению двустороннего культурного сотрудничества, состоялось через восемь месяцев после того, как президент РК Мун Чжэ Ин и председатель КНР Си Цзиньпин достигли соответствующей договорённости.

7 октября 2021 г МИД РК направил Китаю официальное письмо, в котором выражена озабоченность по поводу незаконного распространения там корейского культурного контента. Как сообщил представитель министерства Чхве Ён Сам, оригинальный южнокорейский сериал «Игра в кальмара», который транслирует платформа Netflix, стал мишенью онлайн-пиратства. По сообщениям, многие китайцы смотрели популярный девятисерийный триллер через нелегальные сайты потоковой передачи и загрузки, поскольку Netflix недоступен в Китае.

Так что, с одной стороны, тотальных гонений на К-РОР нет, с другой — они бьют по кошельку хозяев культурной индустрии, да и заявления о политической подоплеке этого не кажутся выдуманными: о том, что поп-культура должна сокрушить социализм в КНДР, борцы с Пхеньяном говорили открыто, отчего в Пекине тоже сделали выводы. Полуофициальную борьбу с китайской культурой в РК там тоже учитывают.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×