12.01.2022 Автор: Константин Асмолов

Хроника предвыборной гонки в РК. Часть шестая: семейные проблемы кандидатов

SKR

Один из наиболее распространённых приёмов корейской политической борьбы со времён средневековья – это убойный компромат на члена семьи. Подразумевается, что её глава не может не контролировать своих родственников и не может не быть в курсе их плохих проступков. А значит, они могли делаться с его ведома или как минимум бросают тень на его репутацию достойного отца, мужа, начальника и т.п. И неважно, насколько серьёзен проступок и когда он был совершен. При этом на ряде мероприятий кандидат в президенты обязан появляться с женой, которая, разумеется, обязана быть вне подозрений.

В предвыборной кампании 2021-2022 гг. этот метод активно применяется отдельными сторонами поскольку родственники и Ли Чжэ Мёна и Юн Сок Ёля оказались не без греха.

Начнем с Юн Сок Ёля, которому по этому поводу достаточно досталось. Мы уже писали о том, как копают под его жену и тещу, и 23 декабря 2021 г. госпожа Чхве была приговорена к одному году тюремного заключения за подделку сертификата баланса банковского счета и использование его для покупки участка земли в Соннаме с апреля 2013 по октябрь того же года. Ранее, в июле 2021 г. ее осудили за создание медицинского фонда и открытие больницы долгосрочного ухода для пожилых людей в феврале 2013 года, несмотря на отсутствие медицинской квалификации, но в сентябре она была освобождена под залог.

А вот с женой поначалу ничего не вышло. 6 декабря прокуратура РК сняла с супруги Юн Сок Ёля — Ким Гон Хи часть обвинений относительно возможной причастности к коррупционному скандалу вокруг Deutsche Motors в связи с недостатком доказательств.

14 декабря Ким Гон Хи во время интервью СМИ опровергла утверждения о том, что она подделала свое резюме, чтобы получить должность преподавателя в колледже. Предвыборный лагерь Юна также опроверг это сообщение в пресс-релизе, заявив, что Ким перепутала годы своего пребывания в ассоциации, но опыт работы реален.

Под давлением журналистов, предоставивших доказательства несостыковок в резюме, Ким Гон Хи частично признала «ошибку» и объяснила свои действия «желанием выделить своё резюме среди других». Но тут же спровоцировала новый скандал своим недовольством таким тщательным расследованием ее далекого прошлого, сказав, что «она не является госслужащей», чтобы ее так дотошно копали, плюс все это случилось до выхода замуж за Юна.

Разумеется, такие извинения приняты не были.

Вскоре группа депутатов от правящей Демократической партии выдвинула новые обвинения в том, что Ким солгала и в другом резюме, которое в 2013 году она отправила в рамках заявления о приеме на работу в Университет Аньян, где она стала адъюнкт-профессором гуманитарных наук в 2013 году и работала до 2015 года. Якобы она ложно утверждала, что выиграла главный приз в категории анимации премии Korea Content Awards 2004 года, но «после проверки в министерстве культуры, которое принимало награды, имя Ким не было указано ни в одной награде, не говоря уже о главном призе.

26 декабря Ким Гон Хи еще раз извинилась за то, что её действия, совершенные в прошлом, помешали мужу в его предвыборной кампании: «Моя душа буквально разрывается, когда я осознаю, что моего мужа критикуют из-за меня».

Тем не менее 28 декабря полицейское управление Сеула приняло жалобы, поданные представителями гражданской группы, утверждающими, что Ким подделала резюме, представленные в нескольких университетах, включая Сувонский женский университет и Университет Кукмин.

Юн отметил, что они вместе с супругой испытывают угрызения совести, поскольку не оправдывают ожиданий общества. Тем не менее приносить официальные извинения он считает преждевременным.

Через 10 дней после того, как появились первые новости, 17 декабря 2021 г. Юн все же принес извинения за то, что вызвал общественное беспокойство. Заявление было сделано после того, как Ким Чжон Ин, глава комитета по выборам Юна, сослался на необходимость того, чтобы он как можно скорее принес четкие извинения за проступок жены. В итоге Юн сказал, что он смиренно прислушается к голосам людей в преддверии президентских выборов. Сказал, что знает, что ее извинений недостаточно, но подчеркнул, что это было сделано искренне. Заявил, что он не возражает против того, чтобы стороннее учреждение проверяло магистерские работы Кима по обвинениям в плагиате, и добавил, что не планирует заставлять свою жену публично участвовать в его предвыборной кампании.

Кроме того, Юн сказал, что у него и его жены с самого начала не было плана участия Ким в предвыборной кампании. Жена президента — всего лишь член семьи, и в случае избрания он упразднит организацию, которая отвечает за поддержку деятельности первой леди.

Возник скандал и у Ли Чжэ Мёна. Сначала консервативные журналисты раструбили, что полученная женой Ли травма была следствием избиения мужем, а потом фактически устроили ей сталкинг, так что 16 ноября полиция была вынуждена объявить им официальное предостережение.

Затем 16 декабря консервативная «Чосон Ильбо» сообщила, что некий человек, предположительно 29-летний сын Ли, с начала 2019 по середину 2020 года написал около двухсот сообщений в сообществе онлайн-покера, в том числе о его посещениях игорных заведений по всему Сеулу, назвав себя заядлым игроком. Отметим, что формально незаконные азартные игры в стране запрещены.

Ли Чжэ Мен немедленно извинился.

Оба скандала могут нанести ущерб имиджу кандидатов, поскольку каждый из них напирает на справедливость и честность, но критике больше подвергся Юн даже в консервативных СМИ за «запоздалые извинения». Как отмечала «Корея таймс», «честностью следует дорожить». Как жена ведущего кандидата в президенты, Ким должна была откровенно признать свои ошибки и взять на себя должную ответственность. Если нет, то Юн не сможет вернуть себе общественную поддержку. Ким сталкивается с судебными исками, поданными многими учебными заведениями за ее фальсифицированные документы. Следователи должны докопаться до сути ее дела, независимо от ее извинений. Кандидаты в президенты должны уделять больше внимания потенциальным проступкам членов своей семьи. Ранее Ли Чжэ Мен, кандидат в президенты от правящей Демократической партии Кореи (ДПК), также столкнулся с обвинениями в том, что его сын был вовлечен в незаконные азартные игры. Тем не менее ему удалось смягчить последствия, быстро извинившись и пообещав, что его сын не повторит подобного проступка».

Впрочем, в иной статье в той же газете отмечалось, что, «возможно, в эпоху патриархальных семей это и работало, но сегодня незаконное поведение, связанное с членами семьи, следует рассматривать как очевидные недостатки кандидатов, только если они были прямыми соучастниками этой деятельности».

Масштаб копания в грязном белье уже обратил на себя внимание, и автор натыкается на серию статей, где и тем и другим рекомендовано воздержаться от переходов на личности, и начать, наконец, критиковать политические взгляды друг друга. Ведь подобное увлечение компроматом может иметь нежелательные последствия в виде высокого антирейтинга для обоих кандидатов и вероятного снижения явки.

Но как критиковать политические взгляды, если один кандидат — популист, частично зарабатывающий на «хайпе», а другой оказался в консерваторах только потому, что в логике корейской политической борьбы пока нет третьей силы. В результате оба кандидата делают резкие заявления и пытаются «собрать урожай с чужой делянки». Как это происходит — читаем в следующих материалах о президентской гонке в РК.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×