31.12.2021 Автор: Владимир Терехов

В Гонконге прошли выборы в местный парламент

HON342322

Состоявшиеся 19 декабря с. г. выборы в Законодательное собрание (то есть местный парламент) Гонконга представляют собой событие, которое наблюдателей, внешних по отношению к КНР, должно (бы) интересовать с достаточно академических позиций. Всегда любопытно посмотреть, как одна из двух ведущих мировых держав решает ту или иную внутреннюю проблему. Что является предметом забот и других стран разного уровня значимости.

Но все сколько-нибудь заметные события в Гонконге, а также в национальных Автономных районах КНР (главным образом в Синьцзян-Уйгурском и Тибетском), на “сепаратистском” Тайване уже давно находятся под пристальным вниманием главных геополитических оппонентов Пекина. Которое носит вполне “прикладной”, а вовсе не академический характер. Не стали исключением и упомянутые выборы в Гонконге.

Стратегия пропагандистских атак против КНР в связи как с указанным событием, так и ситуацией в целом в Специальном административном районе Гонконг (САРГ), строится с учётом специфики процесса его вхождения (на самом же деле возвращения) в состав Китая, произошедшее в конце прошлого века. “Доброжелатели” Пекина чаще всего говорят о нарушении им Совместной декларации, подписанной в декабре 1984 г. фактическим китайским лидером того времени Дэн Сяопином и прибывшей в КНР с очередным визитом премьер-министром Соединённого Королевства М. Тэтчер.

В соответствии с этим документом в 1997 г., то есть по завершении 99-летней аренды Лондоном приблизительно половины САРГ, весь данный район вошёл в состав Китая. При этом колониальная конституция была заменена Основным законом, принятым в КНР ещё за семь лет до фактического восстановления китайского суверенитета над Гонконгом. В этом документе закреплялся базовый принцип “Одна страна — две системы”, предложенный Дэн Сяопином в процессе обсуждения с М. Тэтчер условий возвращения Гонконга в состав КНР. Кстати, тот же принцип спустя 8 лет был заложен в основу так называемого “Консенсуса 1992 года”, заключённого между представителями КНР и Тайваня, управлявшегося тогда партией Гоминьдан.

Применительно к Гонконгу в составе КНР этот принцип должен был работать в течение 50-и “переходных” лет, в течение которых предполагалось сохранить в более или менее неизменном состоянии социально-политическое и экономическое устройство Гонконга.

Якобы нарушение Пекином им самим предложенного принципа относительно САРГ и находится уже в течение порядка десяти лет в фокусе пропагандистских кампаний как Лондона, так и перехватывающего у него инициативу Вашингтона.

Не вдаваясь в аспекты “правовой” обоснованности подобного рода претензий к КНР со стороны СК и США, позволим себе сделать к ним три ремарки. Во-первых, нельзя забывать, что в середине XIX в. Гонконг был отторгнут тем же СК в ходе так называемых Опиумных войн, то есть самого преступного эпизода всего (позорного) периода “колониальных войн”. Находившийся в течение 150-и лет под управлением инородной по отношению к Китаю политической культуры, Гонконг и вернулся в его состав в виде инородного тела.

Отсюда следует второе замечание, касающееся характера “переходного процесса”. Данное замечание можно сформулировать в виде риторического вопроса: однажды в 2047 г. гонконгцы обнаружат, что, пока они спали в течение одной ночи, всё окружавшее их социально-законодательно-экономическое пространство одномоментно и радикально изменилось? Ответ очевиден: этот процесс должен протекать постепенно в течение предусмотренных упомянутым Соглашением 50-и лет.

Наконец, вновь укажем на фактор обостряющегося глобального противостояния двух ведущих мировых держав и достаточно очевидную внешнюю вовлечённость в “акции протеста”, периодически и по тем или иным поводам возникающих в Гонконге в последнее десятилетие. Одно из самых “резонансных”, получившее в западной прессе название “революции зонтиков”, случилось осенью 2014 г. и стало частью прокатившейся тогда по миру волны так называемых цветных революций.

Автор ранее выражал удивление терпению и мягкости поведения Пекина относительно “местных” организаторов (получавших полную поддержку со стороны политиков и прессы западных стран) раз за разом происходящих беспорядков в Гонконге. Возможно, Пекин руководствовался соображениями, которые диктуются необходимостью решения значительно более масштабной и сложной Тайваньской проблемы. Для реализации крайне предпочтительного для него мирного способа её решения необходимо поддерживать позитивный образ мейнленда среди позитивно настроенных к нему тайваньцев.

Однако всё более реальная перспектива превращения САРГ в политический нарыв на теле самого мейнленда, видимо, вынудила Пекин перейти к решительным действиям. Толчком к этому, несомненно, послужили особо брутальные события лета 2019 г., сопровождавшиеся бесчинствами “активистов” на улицах города, блокадой аэропорта, шествиями с британским флагом. 30 июня 2020 г. Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей принял “Закон о национальной безопасности Гонконга”.

Данный акт оказался этапным во всём “переходном процессе” постепенного встраивания Гонконга в государственно-правовое поле КНР, а также стал законодательной базой принятия жёстких мер контроля ситуации в городе. Из них наиболее актуальная была обусловлена необходимостью переноса на год как раз обсуждаемых выборов в Законодательное собрание. В ходе образовавшейся “электоральной паузы” было проведена определённая “зачистка” политического пространства Гонконга, а также сформирован “нужный” состав Избирательной комиссии. Что способствовало предотвращению возникновения “непредвиденных неожиданностей” в ходе самого процесса волеизъявления гонконгцев, случившегося, повторим, 19 декабря с. г.

Ценителей же “чистоты демократических процедур”, у которых, согласимся, есть повод наморщить нос в связи со всем, что сопровождало процесс подготовки и проведения обсуждаемых выборов, отсылаем к обозначенным выше трём ремаркам.

Спустя два дня после выборов в Законодательное собрание руководитель администрации САРГ Кэрри Лам была принята сначала премьер-министром Ли Кэцяном, а затем президентом Си Цзиньпином. Сам факт этих встреч свидетельствовал об удовлетворении Пекина позитивным итогом предпринимавшихся более года усилий с целью взятия под контроль ситуации в Гонконге.

В комментарии Global Times по случаю встречи Си Цзиньпин — К.Лам, в частности, говорится о завершении периода “перехода от хаоса к стабильности, […] а также использования города Западом во главе с США в качестве плацдарма для провоцирования в Китае “цветной революции”. Говорится также о том, что в ходе прошедших встреч с высшими лицами КНР перед К.Лам была поставлена задача “интеграции китайского города в национальный план развития”.

Обратим внимание на то, что последние слова представляют собой не фигуру политической речи, а подразумевают конкретные документы, принятые в ходе ряда мероприятий 2021-го года, на который пришёлся 100-летний юбилей КПК. Из них весьма примечательным оказался проведенный за месяц до гонконгских выборов 6-й пленум ЦК КПК 19-го созыва, одним из главных решений которого стало придание нынешнему китайскому лидеру качественно новой роли в функционировании государства.

Реакция “доброжелателей” Пекина на сам факт и всё сопутствующее выборам в Законодательное собрание Гонконга была вполне ожидаемой. Комментарий по этому поводу BBC о том, что “Китай сформировал лояльный парламент Гонконга”, является типичным.

Но дело не ограничилось пропагандистской риторикой. Ссылаясь на принятый в 2020 г. в США законодательный акт, в частности, обязывающий госдепартамент отслеживать факты “нарушения” КНР британо-китайской Совместной декларации (к которой, заметим, Вашингтон не имеет никакого отношения), сразу после выборов были введены санкции относительно пяти чиновников аппарата представительства Центрального правительства КНР в Гонконге. Добавим, далеко не первые и не только относительно ситуации в САРГ.

Так что в отношениях между двумя ведущими мировыми державами политическая жизнь, что называется, продолжает “бить ключом” и по разным поводам. Из них очередным (но, очевидно, не последним) стал факт выборов в Законодательное собрание Гонконга.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×