27.12.2021 Автор: Валерий Куликов

Зачем Турция рвется к управлению пятью афганскими аэропортами?

KAB832422

Недавно на полях встречи стран-членов Организации исламского сотрудничества в Исламабаде министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу обсудил проблемы управления афганскими аэропортами с и.о. главы внешнеполитического ведомства «Талибана» (организация запрещена в России) Амиром Ханом Муттаки. После этих обсуждений Анкара объявила о намерениях Турции совместно с Катаром предложить «Талибану» услуги по управлению пятью афганскими аэропортами, включая аэропорт Кабула. В этих целях в ближайшие дни технические специалисты из Турции направятся сначала в Катар, а затем в Афганистан, чтобы детально обсудить эксплуатацию аэропорта Кабула, который считается ключевым пунктом для приема гуманитарной помощи афганским гражданам и для международного авиасообщения. Заинтересованность талибов в этом предложении Анкары очевидна: после ухода американцев и бегства вслед за ними многих подготовленных ими же специалистов, сложилась серьезная нехватка оборудования и сотрудников в сфере обслуживания аэропорта. Поэтому помощь от Турции и Катара талибам, конечно, сейчас очень пригодилась бы. Это важно и для простого населения, потому что от работы аэропортов зависят поставки гуманитарной помощи, у страны нет выхода к морю и все поставки осуществляются по воздуху.

В последнее время заинтересованные в своем присутствии в Афганистане страны, особенно Китай и Пакистан, активно занимают различные ниши в этой стране, и одной из немногих пока незанятых является сфера эксплуатации аэропортов с обеспечением безопасности в них. Поэтому Турция вместе с Катаром и спешат закрепить за собой обе эти ниши.

На фоне серьезной озабоченности катастрофической гуманитарной ситуации в Афганистане в ноябре талибы уже начали переговоры с представителями ЕС о получении из Европы содействия в налаживании работы афганских аэропортов. В этих переговорах принимали участие член руководства движения «Талибан», исполняющий обязанности министра иностранных дел Исламского Эмирата Афганистан (с 2021 г.) Амир Хан Муттаки, а также министры образования, здравоохранения, финансов, внутренних дел и руководитель управления разведки. Европейскую делегацию возглавлял спецпредставитель ЕС по Афганистану Томас Николсон. Однако особого прогресса эти переговоры не имели, так как вопрос финансирования помощи в поддержании аэропортов в работоспособном состоянии был поставлен Европой в зависимость от создания талибами инклюзивного правительства, усиления демократии, а также обеспечения равного доступа к школьному образованию для девочек. Кроме того, от талибов требовали гарантий, что Афганистан ни при каких обстоятельствах не станет базой для любых организаций или группировок, которые будут угрожать безопасности других народностей, этнических групп и стран.

В указанных условиях Анкара рассчитывает, что талибы, пребывающие в состоянии экономической и политической изоляции, будут рады турецкому предложению, которое поможет им ее преодолеть. Поэтому Турция, заручившись поддержкой своего давнего союзника Катара, намеревается через подключение к управлению афганскими аэропортами распространить свое влияние в Афганистане и претендовать на статус главного центра не только тюркских народов, но и ведущей мусульманской страны в регионе. Тем более, как считают в Анкаре, что в формате Османской империи Турция и была таковой, Афганистан когда-то тоже входил в сферу ее влияния, а ислам в первую очередь ассоциировался со Стамбулом и Турцией.

На поддержку Западом своих планов по управлению афганскими аэропортами Турция рассчитывает с учетом того, что 2000 турецких солдат были с самого начала в составе международного военного контингента в рамках миссии ISAF в Афганистане. С июня 2002 по февраль 2003 года, а затем с февраля по август 2005 года ответственность за миссию, в которой участвовали 43 государства, была возложена на турецких командиров. Основная задача, которую выполняла Турция в Афганистане, — обеспечение безопасности аэропорта в Кабуле. Еще в июне этого года в кулуарах саммита НАТО в Брюсселе президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обсуждал со своим американским коллегой Джо Байденом вероятность того, что турецкие военные будут обеспечивать безопасность аэропорта Кабула после вывода американских войск, и получил поддержку в этом вопросе. В принципе, такая поддержка Вашингтоном амбициозных устремлений Турции в Афганистане вполне понятна, так как Турция – член НАТО и американцы не были бы американцами, если бы не оставили в покинутом пока ими регионе «смотрящего за хаосом». Не исключено, что Эрдоган, как искушенный политик, в ответ за это вынужденное согласие вырвал у американцев целый пакет преференций – от военно-технического сотрудничества, на его условиях, до пакета политических профитов.

Но цели Анкары заключаются не только в обеспечении безопасности аэропорта. Еще до того, как «Талибан» занял Кабул, Анкара верила в то, что сможет обрести важную роль в Афганистане, который может стать для Турции своего рода «Клондайком». И здесь имелся ввиду не только контроль над афганским наркотрафиком, но и над богатыми многочисленными полезными ископаемыми, в том числе железной рудой, медью, золотом, редкоземельными металлами и, возможно, нефтью. Есть у Эрдогана и «глубокий личный интерес» к так и не разведанным до конца афганским залежам урана, который вскоре потребуется ему как воздух после строительства атомной станции и с учетом заявленных самим турецким президентом в 2019 г. на Экономическом форуме амбиций Турции в ядерной сфере. А запасы лития в Афганистане, по некоторым оценкам, сопоставимы по размерам с месторождениями в Боливии. По неполным оценкам западных экспертов, суммарная стоимость предполагаемых в Афганистане полезных ископаемых оценивается в 1-3 триллиона долларов, причем это только на тех 30% афганской территории, которые были исследованы Геологической службой США USGS.

 В своей политике «сближения с Афганистаном» Анкара рассчитывает на успешное использование «религиозных преимуществ», в том числе и с учетом неоднократных высказываний пресс-секретаря талибов (в частности, в интервью в августе британской телекомпании BBC, а также в конце августа турецкому телеканалу «A Haber»), что талибы хотят хороших отношений с Турцией, потому что Афганистан и Турция являются «братьями по вере». Этот аргумент сразу же взял на вооружение президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и охотно использует его, разыгрывая религиозную карту. «В Турции нет ничего, что противоречит вере талибов», — заявил он.

Кроме того, контроль над афганскими аэропортами весьма важен для Анкары из-за объективных опасений потока афганских беженцев в ЕС через Турцию. Из страха перед беженцами из Афганистана турецкое правительство даже начало возводить стену на границе с Ираном. С другой стороны, Турция явно пытается стать посредником между Западом и талибами, чтобы улучшить свою репутацию в глазах Вашингтона и Брюсселя.

В закреплении своих позиций в Афганистане Эрдоган, безусловно, преследует и чисто амбициозные планы, рассчитывая, в случае удачного для него развития здесь событий, «посрамить имперские амбиции» США, а также Британии, так и не сумевших «обуздать афганских демонов».

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×