24.12.2021 Автор: Владимир Терехов

Э.Блинкен вновь посетил регион Юго-Восточной Азии

BLN92433

Начавшееся 9 декабря очередное заграничное турне госсекретаря Э. Блинкена могло бы стать небывалым с момента занятия данного поста. Как по количеству пунктов посещения, так и широте охвата тем, которые предполагалось обсудить с зарубежными коллегами.

По плану, данная поездка включала в себя три этапа: остановку в Ливерпуле для участия в министерской встрече стран-участниц G7, посещение трёх стран Юго-Восточной Азии и, наконец, встречу в Гонолулу с руководителем Индо-Тихоокеанского командования адмиралом Дж. Акилино, назначенного на этот пост лишь полугодом ранее. Все три этапа объединяла главная внешнеполитическая проблема, которую руководство США видят в факте превращения КНР в глобальную державу.

Не будем здесь обсуждать вопрос (вполне, впрочем, законный), почему именно таким образом в США воспринимают упомянутый факт и примем такую позицию Вашингтона как данность. Которая, в свою очередь, является одной из основных констант современного этапа “Большой мировой политики”. Поэтому же выделим в качестве главного второй из обозначенных выше трёх этапов, поскольку именно в субрегионе ЮВА, к которому примыкает Тайвань, в наиболее острой и опасной форме происходит противостояние двух ведущих мировых держав. И тема противодействия Китаю также была главной среди всех, которыми был озабочен Э. Блинкен в ходе всего этого турне.

Уже на первом этапе поездки госсекретаря США, то есть в ходе очередной министерской встречи в формате G7, состоявшейся 11-12 декабря в Ливерпуле, ситуации в регионе ЮВА было посвящено отдельное заседание. Причём впервые министры десяти стран региона, образующие АСЕАН, оказались в числе приглашённых. Одна часть из них непосредственно находилась в Ливерпуле, другая выступала по видеосвязи.

Ведущую роль в ходе всей работы форума G7 выполняла министр иностранных дел Соединённого Королевства Э. Трасс. Именно она была основным генератором прозвучавшей в Ливерпуле устоявшейся антикитайской (а также антироссийской) риторики.

Приглашение министров стран АСЕАН можно рассматривать и в качестве меры “поддержания на плаву” самой конфигурации G7, быстро утрачивающей свой прежний вес на пространстве мировой политики. В ходе очередной министерской встречи G7 ничего другого особо заметного (помимо, повторим, появления на ней упомянутых стран) не отметили и мировые СМИ. Видимо, поэтому столько внимания было уделено факту посещения участниками форума музея рок-группы The Beatles, в ходе которого министр иностранных дел Японии Ё. Хаяси исполнил на музейном фортепьяно пьесу Дж. Леннона Imagine.

Э. Блинкену же возможность выступить с собственной “дипломатической арией” представилась в столице Индонезии Джакарте, которая оказалась следующим после Ливерпуля пунктом обсуждаемого турне. Здесь прошло несколько мероприятий, включая встречи с президентом Индонезии Джоко Видодо и министром иностранных дел Ретной Марсуди. В ходе одного из мероприятий Э. Блинкен выступил с программной речью, несколько пассажей которой заслуживают внимания.

Прежде всего речь идёт об определении госсекретарём США позиции страны на мировой политической арене как “гордой нации Индо-Тихоокеанского региона”, настроенной на совместную работу с региональными союзниками и партнёрами. Тезис о принадлежности США данному региону звучит от американского руководства (включая последних президентов) не впервые. В данном случае Э. Блинкен лишь подтвердил отмеченный выше тренд на смещение ключевых интересов Вашингтона в ИТР.

Поясняя, почему этот регион “будет определять мировую траекторию 21-го века”, госсекретарь США напоминает, что уже сегодня в нём сосредоточено 60% мировой экономики и в ближайшие пять лет здесь же ожидаются две трети её прироста. В ИТР проживает половина населения Земли и располагаются крупнейшие мировые экономики. Большая часть будущего облика нашей планеты, по мнению Э. Блинкена, будет сформирована в этом же регионе.

Стратегия США в нём была изложена в виде следующих пяти основных тезисов:

  • “будет продвигаться принцип свободы и открытости ИТР”;
  • “будут укрепляться связи внутри и вне региона”;
  • “мы будем способствовать всеобщему процветанию”;
  • “мы будем способствовать устойчивости ИТР” в условиях распространения пандемии “Ковид-19” и климатических изменений;
  • “мы будем укреплять безопасность в ИТР”.

На уровне публичной риторики, а также в том или ином виде все эти элементы американской стратегии в ИТР (применимые, впрочем, и к другим регионам) излагались и ранее. Особенно это касается первого из них, превратившегося в устойчивый мем, который произносится всякий раз, когда прямо или косвенно затрагивается ключевая проблема позиционировании США, обусловленная, повторим, восприятием факта становления КНР в качестве второй глобальной державы.

Все приведенные тезисы были проиллюстрированы Э. Блинкеном конкретными примерами. Первый из них пояснялся, например, проблематикой демократии и соблюдения прав человека, в связи с чем упоминался только что состоявшийся “Саммит за демократию”. И то и другое, по его мнению, нарушается “в Бирме” (которая уже давно называется Мьянмой) после известных событий, случившихся в этой стране 1 февраля с. г.

При пояснении второго и пятого элементов упоминались уже давно установленные военные союзы с рядом стран региона (Японией, Австралией, Южной Кореей, Филиппинами, Таиландом), а также только что образованную конфигурацию AUKUS, включившей в себя США, Соединённое Королевство и Австралию. Говорилось также о конфигурации Quad (с участием США, Японии, Индии и Австралии), пока не содержащей (вроде бы) в себе какой-либо “военной” компоненты.

Из Джакарты госсекретарь США отправился в столицу Малайзии Куала-Лумпур, где прошли его переговоры с министром иностранных дел С. Абдуллой и премьер-министром И.С.Якобом. Судя по содержанию совместной пресс-конференции С. Абдуллы и Э. Блинкена, основные положения программного выступления второго в Джакарте в том или ином виде присутствовали и при изложении им позиции США на переговорах в Малайзии.

В Куала-Лумпуре завершился второй этап и вся обсуждаемая зарубежная поездка госсекретаря США. То есть был отменён как его визит в Таиланд, так и встреча с руководителем Индо-Тихоокеанского командования (ИТК) адмиралом Дж. Акилино. Поскольку у одного из членов делегации был обнаружен “Ковид-19”, а с этим шутки плохи.

Тем не менее, само планирование данного последнего этапа заслуживает хотя бы краткой ремарки. Дело в том, что проблеме укрепления военного присутствия США в ИТР уже давно (по крайней мере со второй половины нулевого десятилетия) уделяется повышенное внимание и сегодня ИТК является крупнейшим и самым мощным в американских вооружённых силах. С планом посещения руководителем внешнеполитического ведомства США штаб-квартиры ИТК связывался важный месседж во внешний мир, который в очередной раз должен был убедиться в действенности ключевого тезиса президента Дж. Байдена относительно внешнеполитической стратегии его администрации. Этим тезисом констатируется, что “приоритетность дипломатии” на международной арене будет подкрепляться военной мощью США. Как говорится, ничего себе новость.

Возрастание же значимости ЮВА во внешней политике США иллюстрируется самим фактом участившихся поездок высших должностных лиц страны в данный субрегион. Для Э. Блинкена это было уже третье в 2021 г. его посещение. Побывали здесь также министр обороны Л. Остин (дважды, первый раз в компании с тем же Э.Блинкеном) и вице-президент К.Харрис. Сам президент Дж. Байден участвовал в нескольких проведенных в режиме online форумах на базе АСЕАН.

Отметим, что Китай отнюдь не уступает США собственных позиций в ЮВА. Чему весьма способствует проведенная в середине прошлого десятилетия важная корректировка китайской стратегии в данном субрегионе, которая заключалась в снижении уровня военно-политической “напористости” в отношениях со странами ЮВА. При этом резко усилилась компонента, связанная с торгово-экономическим сотрудничеством и реализацией совместных проектов (например, тех, которые обусловлены необходимостью рационального использования водных ресурсов Меконга).

Возможно, само присутствие двух этих трендов во внешней политике Пекина отражает наличие разных группировок в руководстве страны, которые не менее разным образом подходят к решению её внешнеполитических проблем.

Наконец, вновь подчеркнём, что всё приведенное выше лишний раз подтверждает давно отмечаемый НВО эффект смещения в ИТР в целом, и в ЮВА особенно, фокуса американских внешнеполитических предпочтений. Которые во всё большей мере входят здесь в противоречие с интересами ключевого геополитического оппонента, то есть КНР.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×