21.12.2021 Автор: Владимир Терехов

Хроника Тайваньской проблемы-3

TAIW83423

Последний раз Тайваньскую проблему мы оставили с ощущением слабой надежды на возможные проблески в том общем мраке, в котором она пребывает уже длительное время. Но ничего особо обнадёживающего не случилось как тогда, так и в результате последующих (противоречивых) событий. Которые протекали вокруг едва ли не центрального пункта указанной проблемы, заключающегося в стремлении США придать Тайваню на внешнеполитической арене “обычно-субъектный” статус.

И как раз здесь наблюдается упомянутая противоречивость. С одной стороны, происходит сокращение числа стран, поддерживающих с Тайванем дипломатические отношения. Каковые (в общем количестве порядка 15-и) почти полностью располагаются в Центральной Америке и на мелких островах Тихого океана.

В то же время буквально в последние месяцы обозначилась тенденция возрастания политического присутствия Тайваня в Европе. Причём если поначалу показать себя в выгодном свете перед заморским “Шер-Ханом” стремились главным образом восточноевропейские “Табаки”, то в последние недели та же тенденция распространяется и на вполне приличных европейцев.

И в Пекине, и в Вашингтоне, и (особенно) в Тайбэе с немалым напряжением наблюдали за исходом очередных всеобщих выборов в Никарагуа и Гондурасе, состоявшихся, соответственно, 7 и 28 ноября. Дело в том, что уверенно рассчитывавшие на победу в них левые силы заранее объявили о готовности прервать официальные отношения с Тайванем и, напротив, установить их с КНР.

В случае с Никарагуа так и произошло, а с Гондурасом всё оказалось сложнее. Лидер победившей, в конце концов, партии Свободы и перестройки С. Кастро, не раз до выборов заявлявшая о необходимости установить дипломатические отношения с КНР, после победы как-то перестала публично проявлять себя в этом вопросе. Зато появились некие утечки в прессу от её помощников в стиле “нас не совсем правильно поняли”. Как выясняется, до этого Вашингтон пообещал увеличить финансовую помощь Гондурасу. Но, конечно, нет никаких доказательств, что между двумя этими информационными вбросами имеется непосредственная связь.

Что касается Европы, то перехватить у Литвы эстафету главного “Табаки” в Тайваньской проблематике стремится Словакия. Причём совсем уж в гротескной форме, когда на другую сторону глобуса, на потребу политической символике страна-лимитроф отправляет делегацию в составе 41-го государственного мужа (включавшей в себя, конечно, дам и, видимо, носителей других гендерных признаков). Только перелёт в обе стороны каждого из них стоил (в самом скромном формате) порядка 7000 долл. Плюс гостиница “соответствующего” класса, плюс “культурная программа” и прочие “накладные” расходы. Впрочем, Словакия, кажется, неплохо зарабатывает на “реверсе газа” в Украину.

Но, повторим, всё более активно (и очевидно контрпродуктивным для себя самих образом) в указанную проблематику также погружаются вполне солидные европейцы. Хотя и с этими последними происходят в последнее время странные метаморфозы. Сошлёмся лишь на итоги последних выборов в Германии, которые привели в структуры госуправления страны безбашенных борцов с “климатическими изменениями”. Уже загубивших германскую атомную энергетику, а теперь и вовсе настроившихся нанести нокаутирующий удар по экономике собственной (?) страны в ходе борьбы с “грязным” российским газом.

Но и на внешнеполитической арене Германии, видимо, не избежать неприятных новаций. Тем более что МИД страны теперь возглавила мастер по прыжкам на батуте, дважды обучавшаяся в Соединённом Королевстве. Пока кажется, что для нее эта страна является по крайней мере не менее близкой, чем собственная. На нового руководителя германского МИД с подозрением смотрят из Пекина. Для последнего произошедшие в ведущей стране Европы изменения выглядят особенно неприятно, поскольку ушедшая в отставку канцлер А. Меркель всегда была в глазах руководства КНР самым авторитетным западным политиком.

Видимо, нехорошие ожидания Пекина от упомянутых изменений в Германии начинают сбываться. 9 декабря новый состав бундестага рассмотрел петицию, инициированную неким пенсионером-активистом, которая собрала 50 тысяч подписей. В петиции выдвигалось требование установить дипломатические отношения с “демократическим Тайванем”. Решение германского парламента оказалось половинчатым, то есть связи с Тайванем резко расширить, но официальных отношений с ним (пока?) не устанавливать.

Впрочем, и сам Тайвань различным образом активизируется в Европе в целом и в Германии в частности. Для этого используется едва ли не самое мощное внешнеполитическое оружие Тайваня, каковым по факту является почти мировой монополист в сфере производства микрочипов Taiwan Semiconductor Manufacturing Co. Ltd. В силу ряда причин, из которых одна из основных обусловлена всё той же пандемией COVID-19, TMSC резко сократил производство своего главного продукта. Без которого в нынешнем промышленном производстве, как без воды, то есть “и не туды, и не сюды”. Первыми это подтвердили автопроизводители разных стран.

Решение проблемы связано с умножением центров производства микрочипов. В чём участвует сама компания TMSC, которая уже строит заводы в США и Японии. Следующей страной, где подобное производство будет организовано, станет как раз Германия. Об этом с отсылкой к руководству TMSC сообщает газета Taipei Times.

Сами США в Тайваньской проблеме отметились в последнее время приглашением представителей острова принять участие в “Саммите за демократию”, который прошёл в режиме online 9-10 декабря. С учётом того, что данное мероприятие имело откровенно антикитайское (как, впрочем, и антироссийское) целеполагание, а также факта демонстративного не приглашения на него КНР (и РФ), понятна образная оценка в китайской Global Times как самого этого форума, так и участия в нём “тайваньских сепаратистов”.

Обратили также на себя внимание резкости в адрес Китая в связи с возможным “силовым” решением Тайваньской проблемы, которые 7 декабря позволил себе советник президента США по национальной безопасности Дж. Салливан. Жёсткость тона высокого американского чиновника, видимо, подкреплялась принятым в это же время законодательным документом, в котором утверждается оборонный бюджет США на 2022 финансовый год. Содержание этого документа подтверждает общий курс руководства США последних лет на смещение фокуса внешнеполитических интересов из Евро-Атлантики в Индо-Тихоокеанский регион. На Тайване особенно обратили внимание на появление специальной статьи расходов объёмом в 7,1 млрд долл., финансово обеспечивающей реализацию так называемой Инициативы сдерживания в акватории Тихого океана (Pacific Deterrence Initiative), разработанной Пентагоном в мае с. г.

Заметный резонанс в СМИ вызвала серия переговоров, которые в начале декабря провела первый заместитель госсекретаря США В. Шерман с коллегой из ЕС С. Саннино. Одной из главных тем прошедших встреч была ситуация в ИТР в целом и в Тайваньском проливе в частности. Судя по сдержанно-нейтральным оборотам (об уважении принципа “одного Китая”, о необходимости поддержания “статус-кво в Тайваньском проливе”) совместного пресс-релиза, принятого по итогам переговоров, в позициях “берегов Атлантического океана” по ключевым вопросам современной глобальной политики никуда не исчезают давно наметившиеся заметные расхождения.

Как не раз отмечалось в НВО, всё более заметным образом проявляет своё присутствие в Тайваньской проблеме Япония. Бывший премьер-министр страны С. Абэ, выступая 30 ноября на видеоконференции, организованной неким тайваньским институтом (что само по себе примечательно), заявил о том, что США и Япония не останутся в стороне, если Китай использует силовые методы в ходе решения Тайваньской проблемы. Сегодня С. Абэ не занимает официальных постов, но остаётся одним из самых авторитетных японских политиков. Неудивительно, что приведенное высказывание привлекло к себе внимание всех основных игроков, вовлечённых в Тайваньскую проблему. Ожидаемой оказалась негативная реакция на этот пассаж в КНР. Но и в самой Японии посчитали необходимым сделать к нему некоторые пояснения, впрочем, мало что разъясняющие.

В центре же политической жизни самого Тайваня оказался назначенный на 18 декабря референдум, на который вынесены четыре вопроса. Из них серьёзный внешнеполитический подтекст содержит в себе вопрос на тему запрета импорта свинины “со следами рактопамина”. Последний представляет собой вредную для здоровья людей кормовую добавку, которая используется в промышленном свиноводстве.

Между тем свинина сама является весьма весомой “добавкой” к ракетам-пушкам-истребителям, которые США в изобилии и десятилетиями поставляют на Тайвань. Ведущая оппозиционная партия Гоминьдан призывает тайваньцев сказать “нет” импорту такой свинины (без упоминания, конечно, конкретного импортёра). В то время как лидеры правящей Демократической прогрессивной партии, включая действующего президента Цай Инвэнь, выступают, естественно, против такого запрета.

Так что с нетерпением ждём, что же скажут тайваньцы в ответ на упомянутый многозначительно-каверзный вопрос. Также как продолжим наблюдение за развитием Тайваньской проблематики в целом.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×