16.12.2021 Автор: Владимир Данилов

Лабиринт возможностей Афганистана

TAL3234

Вот уже четыре месяца, после вывода войск США и НАТО из Афганистана, «Талибан» (движение запрещено в РФ), несмотря на отсутствие признания и все же получивший от ближайших соседей неформальный карт-бланш на свою деятельность, пытается трансформировать «под себя» страну. Ему официально не мешают, лишь пытаясь ориентировать на совместные экономические проекты, оказывают гуманитарную помощь афганскому населению. Сопредельные государства, как, впрочем, и весь мир, ожидают позитивных результатов по заранее обозначенным направлениям: формирование инклюзивного правительства, предотвращение неконтролируемых потоков беженцев, активное содействие установлению гражданского мира, нейтрализации террористических структур и наркопреступности в Афганистане.

Безусловно, управлять десятками народов Афганистана силами немногочисленного моноэтничного правительства – задача непростая. И здесь время работает против талибов. Сегодня для Афганистана одна из главных задач — не допустить новых геополитических авантюр таких внешних игроков, как США и НАТО. При этом не только новые афганские власти, но и внешние наблюдатели прекрасно понимают, что если Кабулу не удастся нормализовать ситуацию, а международному сообществу оказать афганскому народу действенную поддержку, то события могут развиваться по катастрофическому сценарию, включая новый виток гражданской войны, всеобщее обнищание населения и голод, неконтролируемый поток беженцев.

По оценке исполнительного директора Всемирной продовольственной программы ООН (ВПП) Дэвида Бизли, в Афганистане сейчас один из самых тяжелых гуманитарных кризисов в мире, если не самый худший. Дело идет к катастрофе: более половины населения Афганистана — около 22,8 млн человек — сталкивается с острой нехваткой продуктов питания, а 3,2 млн детей в возрасте до пяти лет страдают от недоедания. По этой причине миллионы афганцев стоят перед выбором между миграцией или голодной смертью. В этих условиях международная помощь афганскому народу становится особенно важной и актуальной, однако в ее нынешнем виде она не соответствует масштабам гуманитарной катастрофы в стране.

Как известно, средства Афганистана в банках США заморожены всерьез и надолго. Общий объем Фонда реконструкции Афганистана составляет 1,5 миллиарда долларов, но получить эти деньги весьма непросто. Всемирный банк 2 декабря одобрил выделение стране $ 280 млн из замороженных средств, предназначавшихся для поддержки Афганистана, на продовольствие — по $7 на каждого жителя. В этот же день Кабул получил от ООН $16 миллионов. ЮНИСЕФ получит $100 млн, что позволит предоставить жизненно важную медицинскую помощь для 12,5 млн человек и вакцинировать 1 млн человек. На счета ВПП поступят $180 млн, чтобы обеспечить продуктами порядка 2,7 млн человек. Но эти меры явно недостаточны для стабилизации обстановки.

Реальный вклад в гуманитарную помощь Афганистану мог бы быть гораздо большим, если бы, в частности, прекратилось ранее введенное отключение афганских банков от системы SWIFT  Всемирным банком, что мешает возможности доставить средства гумпомощи нуждающимся в Афганистане.

Кроме того, в стране сильный дефицит наличности – как долларов, так и национальной афганской валюты. В значительной степени это происходит из-за того, что разные крупные компании, как афганского, так и иностранного происхождения, аккумулировали в своих хранилищах большое количество национальной валюты, но пока они не знают, куда её применить, тем самым искусственно исключив из оборота реальные афгани. Поэтому сейчас таким компаниям необходимо срочно решать этот вопрос, пока местная валюта не обесценилась еще больше.

В указанных условиях Россия, Китай и ряд других стран пытаются убедить США разморозить афганские активы, однако складывается впечатление, что Запад заблокировал эти средства намеренно, чтобы манипулировать радикальным движением «Талибан». США пытаются объяснить все трудности тем, что афганские деньги были заморожены по судебным искам семей жертв трагедии 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке.

Достаточно сложными остаются и взаимоотношения Афганистана с соседями. Захватив власть в стране, талибы обещали соседям не вмешиваться в их внутренние дела, создать всенародное правительство, отказаться от сотрудничества с террористами. Однако если Узбекистан и Туркменистан демонстрируют свою лояльность, то Таджикистан не готов признать новую власть в Кабуле, оправдывая свою позицию тем, что «талибы не выполняют обещаний даже в малом».

Неоднозначно развиваются отношения между Ираном и Афганистаном. Они всегда были сложными. Однако, надо сказать, что еще до нынешнего захвата Кабула талибами Тегеран имел с ними контакты, вел переговоры. Иран всегда выступал против присутствия американцев и их союзников по НАТО в Афганистане и в какой-то степени поддерживал талибов, во всяком случае в западных провинциях этой страны. В своей политике в отношении Афганистана Иран всегда опирался на живущую в этой стране значительную группу шиитов — хазарейцев, которые составляют примерно пятую часть 40-миллионного населения Афганистана. В середине ноября Кабул посетил специальный посланник Ирана Хасан Каземи Коми, при участии которого было достигнуто несколько договоренностей с талибами, в том числе и в отношении хазарейцев, которые после этого визита вроде бы были взяты под дополнительную защиту «Талибана». Иран позитивно развивает экономическое сотрудничество с новыми властями Афганистана, в ноябре подписано соглашение о поставках 100 мегаватт электроэнергии для афганских провинций Герат, Нимроз, Фарах. Иранцы готовы инвестировать в разработку афганских рудников (драгоценные камни, золото, литий, медь), а также строить дороги, мосты.

С другой стороны, Тегеран обеспокоен афганским наркотрафиком, потоком афганских беженцев в ИРИ. Для борьбы с контрабандистами в приграничной иранской провинции Систан и Белуджистан ранее построили защитную стену — в сотнях метрах от границы. В начале декабря на афгано-иранской границе произошли ожесточенные боестолкновения между иранской армией и талибами с применением стрелкового вооружения, бронетехники и артиллерии: 1 декабря иранские крестьяне случайно зашли за эту стену на своей территории и попали под обстрел талибов — как нарушители границы афганской провинции Нимроз (оказалось, талибы-пограничники не знали, где проходит линия государственной границы, и начали стрелять по мирным жителям сопредельной страны). Иранская пограничная охрана ответила огнем, включая гаубицы Д-30 калибра 122 мм. Талибы применили трофейную бронетехнику НАТО. Бои завершились 2 декабря, после переговоров. Стороны конфликта официально не сообщают о пострадавших, хотя ранее была опубликована информация о десятках убитых и раненых, о захвате талибами двух иранских КПП.

В любом случае произошедший 1 декабря инцидент на ирано-афганской границе стал единственным, причем сугубо местным инцидентом. Дело в том, что сейчас новой афганской власти совершенно не выгодны какие-то военные действия против соседей. С учетом того, что ситуация в Афганистане в экономическом, финансовом плане сегодня чрезвычайно сложная, главное, чего хочет сейчас «Талибан» от международного сообщества, это если не полного признания, то хотя бы благожелательного отношения к его режиму.

Стабильности и снижения уровня экономической катастрофы в стране хочет от новых властей Афганистана и международная общественность. Ведь, согласно прогнозу МВФ, резкое падение уровня жизни и гуманитарный кризис в Афганистане неизбежно могут затронуть сопредельные страны, а также ряд европейских государств. В частности, афганские беженцы могут оказать разрушительное давление на бюджеты и рынки труда, усиление социальной напряженности в разных странах. Специалисты МФВ подсчитали: если Афганистан покинут всего миллион граждан, затраты на их размещение составят $100 миллионов в Таджикистане (а это составит 1,3% ВВП), $300 миллионов в Иране (0,03% ВВП) и более $500 миллионов в Пакистане (0,2% ВВП).

Владимир Данилов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×