15.12.2021 Автор: Константин Асмолов

«Война за сопротивление агрессии США и помощь Корее» в самом дорогом фильме КНР

CHN42341

Осенью 2021 г. левая и проправительственная южнокорейская газета «Хангёре синмун» опубликовала статью под заголовком «Почему (Южной) Корее стоит опасаться возобновления интереса Китая к Корейской войне», посвященную китайскому блокбастеру «Битва при Чосинском водохранилище», рассказывающему о действиях китайских добровольцев зимой 1950 г.

Фильм был снят культовым режиссером Чэнь Кайгэ и не менее известными гонконгскими Цуй Харком и Данте Ламом из Гонконга, стоил 1,3 миллиарда юаней ($210 миллионов — один из самых дорогих в производстве фильмов, причем не только в Китае, но и в мире), и собрал в прокате $828,1 млн, став самой прибыльной лентой в 2021 году.

Выход военной драмы стал частью торжеств по поводу столетия Коммунистической партии Китая. Фильм заказывали Китайское управление кинематографии, Центральный военный комитет КПК и отделения компартии в нескольких городах. Он сопровождался активной пропагандистской кампанией, и, как сказал на премьере Хуан Цзяньсинь, один из сценаристов фильма, этот фильм «направлен на то, чтобы донести мысль: Китай нельзя запугивать».

В титрах фильма и при описании событий постоянно использовался термин из четырёх иероглифов «кань мэй юань чао», который является официальным обозначением этой войны в КНР и условно переводится на английский как «сопротивление американской агрессии и помощь Корее».

В ответ в конце ноября 2021 г. Южная Корея провела помпезную церемонию, чтобы почтить память солдат, погибших в битве на водохранилище. Среди ключевых участников — министр по делам ветеранов Хван Ги Чхоль и временный поверенный в делах США в Сеуле Кристофер Дель Корсо.

Еще один любопытный факт: New York Times писала о задержании некого журналиста, который раскритиковал фильм, усомнившись в разумности и оправданности действий китайской армии во время Корейской войны. За это ему якобы вменили статью 299 УК КНР, которая предусматривает лишение свободы до трех лет за оскорбление героев и мучеников КПК.

Однако при попытке проверить указанное выяснилось, что статья с данным номером описывает «надругательство в месте скопления народа над флагом и гербом Китайской Народной Республики путем их сжигания, порчи, вымарывания, загрязнения, попирания ногами».

Это не первый популярный в КНР фильм о Корейской войне. В 2016 г. вышла «Моя война», а в 2020 г. – снятый известным режиссером Гуань Ху «Подвиг» со сборами в $174 млн. В РК данное кино запретили на фоне негативной реакции ветеранов войны и консервативных политиков: компания-дистрибьютор отозвала свою заявку на возрастной рейтинг фильма при том, что вначале ему и так дали 15+. Но даже такое вызвало гневные протесты со стороны ветеранов Корейской войны: «Мы не можем не быть шокированы и разгневаны разрешением на пропагандистский фильм, тщательно снятый с точки зрения Китая и Северной Кореи в то время, когда китайское правительство все еще ограничивает корейскую культурную продукцию с момента развертывания THAAD».

Напомним, что в прошлом году тема Корейской войны тоже была поводом для бурных исторических споров. Когда 7 октября 2020 г. самая раскрученная K-pop-группа BTS по случаю 70-й годовщины Корейской войны получила награду от некоммерческой организации Korea Society for promoting US-Korean relations, и фронтмен группы сказал, что «мы всегда будем помнить историю боли, которую наши два народа разделили вместе», китайская газета The Global Times опубликовала материал «BTS оскорбляет чувства китайских пользователей сети и фанатов во время выступления о Корейской войне».

Гнев был настолько велик, что Samsung Electronics и Hyundai Motor убрали с китайского рынка продукцию, связанную с K-pop.

Не меньший ажиотаж вызвало выступление Си Цзиньпина, когда 23 октября 2020 г. председатель КНР указал, что «семьдесят лет назад империалистические захватчики обстреляли порог нового Китая», но китайский народ смог «разрушить миф американских военных о непобедимости». По его словам, вмешательство Китая в войну 1950-53 гг. «предотвратило экспансию империализма и стабилизировало ситуацию на Корейском полуострове».

В этом контексте поговорим не столько о художественных достоинствах фильма, сколько о его пропагандистском мессадже, благо налицо несколько любопытных моментов.

Во-первых, Корея в этом фильме присутствует исключительно в качестве территории, на которой добровольцы из КНР сражаются с американскими войсками. Ни северных, ни южных корейцев в кадре нет, и они практически не упоминаются. Частично это можно списать на то, что на данный момент армия КНДР «находилась в процессе переформирования», а южнокорейские войска при первом китайском ударе настолько разбежались, что американцам действительно пришлось воевать, опираясь только на войска иных стран-членов ООН. Но в данном фильме по сравнению с другими такой тип противостояния подчеркнут особо.

Во-вторых, фильм снят в рамках дискурса, что корейская война не просто воспринимается как одна из трёх войн, в которых Китай оказывал помощь Корее, а фактически китайско-американская война на корейской территории. Такой подход и был отражен в заявлении Си Цзиньпина, когда он говорил, что целью Корейской войны было «прощупать силу Китая», и то, что добровольцы дали отпор, помогло не превратить корейскую войну в Третью мировую.

Российскому читателю это покажется странным, но Си отчасти прав. Поскольку в США не очень хорошо понимали генезис корейского конфликта и то, что это в первую очередь гражданская война между Севером и Югом. В Вашингтоне воспринимали её как начало некого глобального плана, направленного на «коммунизацию Азии». Оттого многие в Вашингтоне были уверены, что Корея – это начало, а затем может наступить советская угроза Японии или китайское вторжение на Тайвань. Именно поэтому США сразу начинают вводить войска в тайваньский пролив и укреплять Тайвань, что, в свою очередь, жестко воспринималось как угроза интересам Китая.

В-третьих, китайское решение об отправке добровольцев показано чрезвычайно приглажено и выглядит как немедленное. Сам Мао фактически отправляет на войну единственного сына и его смерть показана как одна из личных трагедий, которая задевает и руководителя страны, и рядовых граждан.

В реальности при обсуждении вопроса руководство страны разделилось пополам, потому что страна только что закончила тяжелую гражданскую войну и нуждалась в передышке, а отправка войск в Корею ставила крест на присоединении Тайваня. Собственно, значительные небоевые потери добровольцев были связаны с тем, что войска в летнем обмундировании были брошены в зиму, где средняя температура была -30 (то, что централизованного снабжения ватниками не было и некоторые бойцы героически замёрзли прямо на боевом посту, фильм вполне демонстрирует).

Однако в итоге Мао выбрал решение, согласно которому Китай не участвует в войне официально и китайские войска якобы являются добровольцами. На такой шаг указывают как трофейные планы войны с коммунизмом, захваченные в Сеуле и отнюдь не являющиеся северокорейской фальшивкой, так и уверенность в том, что в случае успешной ликвидации северокорейского суверенитета МакАртур и Ли Сын Ман вполне могли перейти границу и начать борьбу с «красной нечистью» уже на территории КНР. Ведь почти в самом начале войны Макартур разрешил так называемое «горячее преследование с залётом на китайскую территорию», а затем, в рамках уничтожения инфраструктуры поддержки, американская авиация начала бомбить китайскую территорию.

В-четвертых, американцы показаны как тяжелый и достойный противник. Нет ни демонстрации карикатурной глупости и неспособности воевать не в комфорте, ни демонстрации зверств ради зверств. Американцы действуют вполне в парадигме Паттона (я не хочу, чтобы вы умерли за Родину, я хочу, чтобы наши враги умерли за Родину) и оказывают достойное сопротивление. Тема господства в воздухе тоже исчерпывающе раскрыта.

Заметим, что в «Подвиге» американские военные тоже показаны серьезным и достойным противником, чье техническое превосходство и высокую подготовку может преодолеть только массовый героизм.

Основные антагонисты, — генерал Оливер Смит и полковник Алан Маклин (Alan D. MacLean), который непосредственно противостоит героям в бою.

Генерал Смит показан как хороший стратег, способный как грамотно организовать оборону, а затем – отступление, так и отдать честь павшим китайским героям. Собственно, именно ему приписывается фраза «мы не отступаем, мы отступаем в другом направлении».

Полковник Маклин командовал боевой группой из двух пехотных батальонов, артиллерийского батальона и других приданных сил общим число 3200 штыков и стал самым высокопоставленным армейским офицером, погибшим в ходе корейского конфликта. Но если в фильме он получает смертельное ранение на поле боя, в реальности он пытался прекратить дружественный огонь в ночной неразберихе, пропал без вести, был раненым взят в плен и скончался от ран по пути в китайский лагерь для военнопленных.

Такой подход к образу врага кажется автору более правильным, чем изображение его «ордой орков», набегающих тысячами и побиваемых сотнями. Победа над сильным и умным врагом – более достойна и заслужена, а неудачи не вызывают вопросов, как можно было проиграть такому.

В целом политическая подводка фильма очень хорошо показывает, как вступление в Корейскую войну видели тогда и как её видят сейчас, поскольку китайско-американское противостояние последних лет, разумеется, требует фильмов, в которых американо-китайский конфликт актуализирован.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×