24.11.2021 Автор: Владимир Терехов

Состоялась виртуальная встреча лидеров США и КНР

XI934324

Одним из центральных событий текущей мировой политики стала состоявшаяся 16 ноября видеовстреча лидеров двух ведущих мировых держав США и КНР. Она продолжалась три с половиной часа и вышла за предполагавшиеся временные рамки.

Этот факт, наряду с изложенным Белым домом содержанием обсуждавшихся вопросов и позиций по ним сторон, послужил китайской Global Times основанием оценить итоги встречи как “относительно позитивные”.

Тот же факт заставляет усомниться в справедливости распространенного мнения о высоком уровне негативного влияния неизбежных возрастных деформаций на дееспособности действующего президента США. Некоторые внешние проявления которых, возможно, даже используются в целях рискованного зондажа реакции оппонентов на те или иные планируемые шаги во внешней политике Вашингтона.

Первое самое общее авторское впечатление относительно итогов состоявшейся встречи сводится к тому, что позиции сторон по ключевым проблемам двусторонних отношений и ситуации в мире в целом остались приблизительно теми же, какими они сформировались в последние годы. Что по нынешним временам уже неплохо.

То есть упомянутый выше “относительный позитив” заключается скорее в том, что в ходе встречи не проявились некие новые серьёзные проблемы в двусторонних отношениях и не усугубились уже имеющиеся. Как всегда, всё будет определяться дальнейшими конкретными делами сторон, а не словами. Как записанными на официальных бумагах, так и произнесёнными на публике. Хотя и значимость слов тоже, конечно, полностью нивелировать нельзя.

Всеобщее внимание вызвало слово “ограждения” (guardrails), использованное в упомянутом выше документе. Данным термином, видимо, обозначаются такие мероприятия и образ поведения двух ведущих мировых держав, которые предотвратили бы нечто совсем катастрофическое при возникновении некоторой непредвиденной случайности в процессе продолжающейся глобальной конкуренции США и КНР. Та же Global Times образно показала, что стороны подразумевают под словом “ограждения”.

Но на следующий день после обсуждаемой видеовстречи было объявлено о факте состоявшихся (без обозначения даты) совместных военно-морских учений США и Японии (с преобладающим участием последней, что примечательно) в Южно-Китайском море по сценарию “противолодочной обороны”. Итак, являются или нет данные drills выходом за guardrails?

Ареал учений указан в виде размытого пятна на картинке, которую нельзя считать географической картой. Хотя оно располагается далеко от китайского острова Хайнань (присутствующего на той же картинке без названия рядом со словом South), но где-то рядом с архипелагом Спратли, на владение которым претендует КНР.

Последний вообще на картинке не показан. В пояснительном тексте лишь говорится о “создании Китаем искусственных островов и превращении их в военные базы”. Что наблюдается как раз на некоторых островах архипелага Спратли. Отметим, что США и Япония не признают принадлежность данного архипелага КНР (по крайней мере всех его островов), ссылаясь на известное решение лета 2016 г. Постоянной палаты третейского суда в Гааге. В свою очередь данное решение не признаётся Китаем. Но именно оно подразумевается Вашингтоном, когда в течение нескольких последних лет говорится о “необходимости обеспечения свободы судоходства” во всём Индо-Тихоокеанском регионе, частью которого является ЮКМ. Данная устоявшаяся мантра была использована американским президентом и на встрече с китайским лидером. То есть, с точки зрения Дж. Байдена, в ходе данных учений упомянутые “ограждения” не пересекались. С чем вряд ли согласится Си Цзиньпин.

Кроме того, всё более определённо заявляет о своём военно-политическом присутствии во всём ИТР (и в ЮКМ особенно) ключевой союзник США Япония. В частности, самому факту проведения упомянутых учений особое внимание уделил руководитель штаба японских ВМС адмирал Х. Ямамура. Из Токио же о намерении придерживаться неких “ограждений” в отношениях с Пекином пока не звучит ничего определённого.

Зато сообщается о подготовке проведения в ближайшее время видеовстречи в “формате 2+2” с участием министров иностранных дел и обороны Японии и Филиппин (отмеченные выше учения проводись рядом с побережьем второй страны). Об этом по телефону договорились новый премьер-министр Японии Ф. Кисида и уходящий президент Филиппин Р. Дутерте. В комментарии Manichi Shimbun к данному сообщению упоминается факт “растущей китайской напористости” в регионе.

Одна из основных тем видеовстречи Си Цзиньпин-Дж. Байден была связана с ситуацией, складывающейся вокруг Тайваня. Данная тема служит в последнее время главным раздражителем двусторонних отношений. Судя по тексту упомянутого в начале документа, в ходе разговора с китайским коллегой американский президент не вышел за рамки официальной позиции США по Тайваньской проблеме. То есть на этот раз не прозвучали слова об “обязательствах США по защите Тайваня”, заставившие помощников Дж. Байдена и госсекретаря Э. Блинкена недавно выступить с необходимыми “разъяснениями”.

Бурная полемика по обеим берегам Тайваньского пролива разгорелась в связи со словами “о независимости Тайваня”, произнесёнными Дж. Байденом в ответ на вопрос журналиста о позиции, которой он придерживался относительно данной проблемы в ходе только что состоявшегося разговора с китайским лидером. Вскоре, однако, Дж. Байден пояснил, что его администрация “не собирается менять” сложившееся официальное отношение США к Тайваньской проблеме. Тем не менее из Тайбэя прозвучали слова благодарности в связи с тем, что Дж. Байден якобы выступил за сохранение “статус-кво в Тайваньском проливе”.

Вновь подчеркнём, что, как и в случае с “ограждениями”, дело не в словах нынешнего американского президента, а в конкретных делах США последнего времени в рамках политики относительно Тайваньской проблемы. А их общий вектор всё более определённо направлен на то, чтобы всячески затруднить Пекину саму возможность (или вообще исключить таковую) её решения в нужном для него формате.

Самым последним свидетельством чему стало посещение Тайваня группой из шести конгрессменов-республиканцев во главе с сенатором Дж. Корниным. Этот визит стал заключительным этапом турне группы в ИТР, в ходе которого посещались также Индия и Филиппины. На Тайване она оказалась как раз накануне видеовстречи Си Цзиньпин—Дж. Байден. Целью всего турне было заявлено “усиление связей с критически важными союзниками и партнёрами для противодействия китайской агрессии”.

Экономической сфере двусторонних отношений, служащих сегодня одним из главных факторов их “удержания на плаву”, в упомянутом документе Белого дома посвящена лишь краткая запись. А именно говорится, что Дж. Байден заявил “о необходимости защиты американских рабочих и промышленности от недобросовестных торгово-экономических практик КНР”.

В общем, данная фраза достаточно точно отражает в целом настороженное отношение нынешней администрации к перспективе снятия тех преград, которые были возведены в последние годы на пути дальнейшего развития торгово-экономических американо-китайских отношений. Хотя последние уже находятся на высоком уровне. Достаточно сослаться на общий объём двусторонней торговли, в прошлом (“коронавирусном”) году достигший уровня 615 млрд долл. При дефиците в нём США в 285 млрд долл., что уже заметно меньше прежних пиковых цифр под 400 млрд долл. ежегодно. То есть мероприятия в рамках так называемого “Соглашения Фазы-1”, заключённого в январе 2020 г. с КНР прежней администрацией, уже проявляют себя позитивно для США.

Тем не менее продолжается законотворчество, направленное как раз на борьбу с упомянутыми Дж.Байденом “недобросовестными практиками”. В то же время, как заявила министр финансов Дж. Еллен, следует пересмотреть некоторые из “карательных” тарифов на китайские товары, принятые ранее той же администрацией Д. Трампа.

В целом со стороны деловых кругов обеих стран отмечается позитивная оценка самого факта состоявшейся видеовстречи Си Цзиньпин-Дж. Байден.

Наконец, нельзя исключать, что она была актом игры Вашингтона с двумя ныне основными геополитическими оппонентами в лице КНР и России с периодической сменой объекта усиленного давления, с тем чтобы кто-то из них первым пошёл на важные с точки зрения Вашингтона уступки. Что может вызвать подозрение о его надёжности в стратегической российско-китайской конфигурации “спина к спине”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×