19.11.2021 Автор: Владимир Терехов

Афганская проблематика в условиях трансформации мироустройства

TAA925311

На состоянии и развитии Афганской проблемы, кажется, отражаются все изъяны современного глобального мироустройства, которое к тому же начало “радикально трансформироваться”. Хотя актуальность процесса подобного рода изменений более или менее очевидна, но неясно, куда направлен их обобщённый вектор.

Кроме того, немаловажным представляется вопрос, развивается ли указанный процесс “сам по себе” или у него есть “сценаристы-режиссёры”? Если ответом на вторую часть данного вопроса служит “да”, то кто они и какие цели преследуют?

Едва ли не ключевым “изъяном” мироустройства сегодня является (и всегда была ранее) разобщённость участников узкого пула ведущих мировых держав, принимающая нередко характер взаимной враждебности. Одной из иллюстраций чему служит проведение с интервалом в сутки (10 и 11 ноября с. г.) в Дели и Исламабаде, то есть в столицах двух недружественных, мягко выражаясь, стран (Индии и Пакистана) международных мероприятий, посвящённых всё той же Афганской проблеме. Кстати, единственным общим участником обоих мероприятий была Россия.

Сам факт вторжения в 2001 г. США в Афганистан тоже был следствием упомянутого “изъяна”, то есть существенным образом мотивировался военно-стратегическими соображениями. Уже тогда Китай рассматривался в качестве главного геополитического оппонента на весь период наступившего XXI в. Поэтому, решили в Вашингтоне, неплохо было бы заранее занять выгодные позиции за его “спиной”.

С приходом в 2009 г. к власти в Вашингтоне администрации Б. Обамы афганские события постепенно начали развиваться по сценарию, схожему с тем, который имел место на заключительном этапе войны во Вьетнаме. То есть в течение нескольких лет делались попытки переложить основную тяжесть ведения военных действий против пользовавшихся всё большей поддержкой местного населения талибов (запрещённых в РФ) на местных же коллаборантов.

Эти попытки привели, в конце концов, к осознанию их бесперспективности и принятию решения о спешном завершении всей 20-летней афганской авантюры. Сам процесс бегства в середине августа 2021 г. из Кабула последних военных подразделений США, а также наиболее активных афганских коллаборантов почти до деталей воспроизводил то, что случилось в конце апреля 1975 г. в Сайгоне.

Однако последующая ситуация в Афганистане вырисовывается в значительно более мрачных тонах, чем она выглядела в объединившемся в 1975 г. Вьетнаме. Который начал послевоенное восстановление при наличии двух принципиально важных обстоятельств. Во-первых, на Юг распространилось единое и твёрдое государственное управление Севера, осуществлявшее полный контроль над всей территорией единого государства. Во-вторых, это последнее пользовалось всесторонней поддержкой мощного социалистического лагеря во главе с СССР.

Ничего похожего на то или другое не наблюдается в случае с Афганистаном. Более того, пока не просматривается хотя бы минимальная возможность возникновения как одного, так и другого. Далеко неоднородное движение Талибан (запрещён в РФ) пытается как-то совместить лозунги, под которыми он пришёл к власти, с насущными и неотложными потребностями руководимой теперь страны. При том что первые никак не соответствуют вторым, а сам Афганистан остаётся в состоянии тлеющей гражданской войны.

Угрожающую перспективу в области обеспеченности населения Афганистана самыми необходимыми продуктами питания рисует опубликованный в конце октября отчёт Всемирной продовольственной программы, действующей под эгидой ООН. Руководитель афганского отделения этой Программы М.Е. Макгроарти говорит, что 8,7 миллиона афганцев уже “находятся в шаге от голода”.

Прежде всего, с этим связаны всё более алармистские оценки ближайшего будущего Афганистана, по сравнению с которым эффектные телерепортажи из аэропорта Кабула августа с. г. покажутся невинными недоразумениями. Ибо вполне вероятной становится уже ближайшая перспектива смерти от голода сотен тысяч детей в разных (нередко труднодоступных) уголках Афганистана. Которая произойдёт медленно, тихо и незаметно.

Никакое СМИ не потратится на освещение этого процесса. Совсем другое дело — телекартинка с сотней обезумивших коллаборантов, цепляющихся за шасси взлетающего C-17. Её можно неделями воспроизводить для многочисленных любителей посмотреть такое, сидя в удобном кресле с банкой пива в руке. Глобальные СМИ пользуются подобным запросом, выстраивая из набора симулякров забор, отделяющий человека от реальной жизни.

В порядке принятия срочных мер по недопущению перспективы голода в Афганистане можно было бы воспользоваться деньгами (на общую сумму порядка 9,5 млрд долл.), переданными прежним правительством на хранение в американские банки. На встрече в Исламабаде к этому призывала американских собеседников пакистанская делегация.

Однако здесь подстерегает проблема статуса правительства талибов на международной арене. От банковских операторов вполне может последовать встречный вопрос, обращённый к представителям новой кабульской власти: “А вы, ребята, собственно, кто? Да, у нас вон в тех сейфах хранятся деньги афганского народа, которые обрастают процентами и в любой момент могут быть взяты законно избранной афганской властью. У вас есть бумаги, подтверждающие, что вы представляете Афганистан? Пока нет? Как только обзаведётесь, приходите. Рады будем вас снова увидеть”.

Данный (гипотетический) месседж в сторону нынешних властей Афганистана является лишь одним из элементов крайне сложной ситуации, внешней по отношению к этой стране. Пока хоть какую-то помощь в поставках населению страны прежде всего продовольствия и вакцин от COVID-19 оказывают благотворительные организации, включая те, которые действуют от имени ООН.

Ведущие же международные игроки в последнее время практически полностью заняты вопросами “климатических изменений”, внедрением “зелёной энергетики” и принимающей специфический характер борьбой с коронавирусной пандемией. Всё вместе это провоцирует глобальный экономический кризис и рисует перспективу оставления целых стран без еды, тепла и электричества. При том, что нет более или менее ясных ответов на вопросы, обусловленные как назначением данных проблем в качестве первостепенно значимых, так и выбранных методов их решения.

Например, согласно статистике, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний (ещё недавно считавшихся “бичом” современного городского населения) на порядки больше, чем от COVID-19. Человек — существо вообще очень уязвимое и умереть может от множества причин. Почему (всегда ограниченные) государственные ресурсы выделяются в первую очередь на борьбу с COVID-19? Которая ведётся таким образом, что и кушать скоро будет нечего.

Роль же человеческого фактора в “климатических изменениях” выявляется на базе неких математических моделей. Между тем на борьбу с указанным фактором и направлены все последние мероприятия. Её уже очевидные последствия заставляют отбрасывать только что взятые обязательства в сфере “декарбонизации” и заняться лихорадочной закупкой угля, а также прочих генераторов “парниковых газов”.

Этак дело может дойти и до учреждения Международного трибунала, перед которым окажутся наиболее активные борцы с COVID-19, против “климатических изменений”, за “зелёную энергетику”, а также особо настойчивые распространители “европейских (?) ценностей”. С обвинением в преступлении против человечества.

Значительной части мировых игроков, занятых подобными “проблемами”, просто не до какого-то Афганистана. А это значит, что уже в ближайшее время они могут получить новый источник вынужденной массовой миграции, поток который будет исчисляться сотнями тысяч, а возможно, и миллионами беженцев.

Пока же общее состояние, в котором сегодня оказалась Афганская проблема, иллюстрирует получивший продолжение едва ли не единственный позитивный эпизод во время безумия, наблюдавшегося недавно в аэропорту Кабула. Впрочем, сумасшествие сопровождает и весь процесс пресловутой “радикальной трансформации мироустройства”.

Речь идёт об американском солдате, который взял на руки грудного младенца от родителей, видимо, имевших основание бояться пришедших в столицу талибов. Вероятно, далее ребёнок побывал ещё не в одной паре рук.

Ничего с родителями не случилось и теперь они ищут своего малыша. Но найти пока не могут.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»


×
Выберие дайджест для скачивания:
×