15.11.2021 Автор: Владимир Терехов

Хроника Тайваньской проблемы-1

TAI30234

Разнообразные события, сопровождающие развитие Тайваньской проблемы, самой опасной на современной политической карте мира, требуют постоянного внимания и по возможности точного описания. То есть без искажений, а также с минимально необходимыми авторскими комментариями.

Их простое хронологическое изложение говорит само за себя, ибо достаточно полно отображает картину отношений между двумя ведущими мировыми державами, США и КНР, прямо вовлечёнными в Тайваньскую проблему. Впрочем, в столице второй из них полагают, что Вашингтон (а также все прочие мировые игроки) к указанной проблеме вообще не имеют никакого отношения. С позиций глобальной мировой политики (но не международного права) Тайваньская проблема и сводится к вопросу, является или нет Вашингтон (а также некоторые из его союзников) её участниками.

Ответ на данный вопрос, который исходит от этого последнего, включает в себя и “нет”, и “да”. Чем обусловлено содержание “стратегии двусмысленности” США по отношению к Тайваньской проблеме. “Нет” в том плане, что при установлении в 1979 г. дипломатических отношений с КНР Вашингтон был вынужден отказать Тайваню в полноценной государственности и согласиться с принципом “одного Китая”. “Да” же связано с категорическим требованием США “исключительно мирного” способа осуществления Пекином того самого принципа “одного Китая”. Что на самом деле означает почти нулевую вероятность его практической реализации.

Мало того, в последние годы всё более отчётливо обозначается тенденция “отыграть назад” хотя бы часть тех уступок Пекину по Тайваньской проблеме, на которые США были вынуждены пойти в условиях холодной войны с тогда главным геополитическим оппонентом, то есть с СССР. Собственно, все последние мероприятия США по данной проблеме вписываются в указанную общую (“ревизионистскую”) тенденцию, которая имеет три основных направления.

Первое связано с попытками вывода Тайваня на пространство международной политики путём, в частности, его привлечения к работе структур и организаций, тем или иным образом связанных с ООН. Второе сводится к повышению уровня двусторонних отношений и приданием им “обычно-межгосударственного” формата. Третье заключается в резком усилении в последнее время помощи Тайваню в ходе его собственных мероприятий, нацеленных на повышение уровня обороноспособности острова.

Что касается третьего направления, то, в частности, с отсылкой к агентству Reuters, в тайваньских СМИ появилось сообщение о подготовке группой сенаторов проекта закона, согласно которому Тайваню ежегодно в последующие 10 лет должно выделяться 2 млрд долл. на закупку различного рода вооружений в США. Подобного рода помощь оказывалась и ранее, одним из последних конкретных результатов которой стало введение в состав ВВС острова первой эскадрильи модернизированных истребителей F-16V. Подобную модернизацию пройдёт весь парк из 142-х тайваньских истребителей F-16 более ранних модификаций.

С очередными пояснениями нашумевшего заявления Дж. Байдена (ранее обсуждавшегося в НВО) о готовности США “защищать Тайвань” выступил 31 октября госсекретарь Э. Блинкен. В определённой мере поправив шефа в том плане, что политика США в отношении Тайваня остаётся “неизменной” (то есть не содержащей обязательств по упомянутой “защите”), он указал и на “неизменность” курса на оказание ему помощи в повышении обороноспособности.

В участившихся “роудшоу” на тайваньском направлении с участием разного рода представителей западных стран в последнее время особенно заметны европейские политики. Нередко демонстративно скандального плана, появление которых в той или иной стране служит надёжным признаком серьёзных проблем на её территории.

Тайванцев должно было бы насторожить, что делегацию Европарламента, впервые за всё время его существования посетившую остров в начале ноября, возглавлял Р. Глюксман. Который ныне руководил созданной лишь в сентябре 2020 г. политической конторой под неудобоваримым названием “Специальный комитет по иностранному вмешательству в различные демократические процессы”.

Служащим аппарата тайваньского президента Цай Инвэнь, не побрезговавшей встречей с подобным субъектом, следовало бы после его отъезда обкурить какими-нибудь “духоизгоняющими” благовониями помещение, где состоялась встреча. Не к добру его приезд на Тайвань. Участники украинских “майданов” могут это подтвердить.

Возникает вопрос, кто его уполномочил на встрече с госпожой Цай говорить от имени “Европы”, которая “стоит рядом с вами в защите свободы”? Европа без кавычек (то есть настоящая, а не пытающиеся её представлять политические паразиты) ведёт с КНР (нелёгкие) переговоры по различным аспектам двусторонних отношений, увеличивает производство “Эйрбасов” на сборочном заводе в Тяньцзине. С существенными оговорками, но в целом приветствуются китайские инвестиции в европейскую экономику.

Обозначить свои связи с Европой стремится и само нынешнее руководство Тайваня. В этом плане знаковый характер придавался прошедшему в конце октября турне на континент руководителя МИД острова Джозефа Ву. Поводом для его появления на континенте послужило приглашение, исходившее от официальных структур Чехии и Словакии. Как всегда, неофиты позиционируют себя “святее Римского Папы”. Вместе с Литвой указанные “младоевропейцы” проявляют сегодня повышенную озабоченность “угрозами свободе” на другой стороне глобуса. Ветряки бы лучше крутили (реализуя “зелёную энергетику”) назло “Путину, запретившему ветрам дуть над Европой”.

Что касается трансевропейских структур, то, судя по всему, Дж. Ву удалось пообщаться (неизвестно где) только с некими европарламентариями. И это совершенно понятно, ибо одно дело — контакты с властями Тайваня, которые проводят бросовые европейские лимитрофы, и пытающиеся говорить от имени Европы политические неудачники. Последние оказались в Европарламенте только потому, что среди европейцев нашлись желающие за них проголосовать. Но установление непосредственных отношений с нынешними властями Тайваня какими-либо структурами ЕС означало бы с их стороны полный разрыв отношений с КНР. Чего, в условиях усложняющихся отношений с США, Европа сегодня хотела бы меньше всего.

Вновь подчеркнём, что главная проблема в отношениях “между берегами Тайваньского пролива” сводится к тому факту, что сегодня Тайванем руководит “сепаратистская” Демократическая прогрессивная партия. Последняя всё более определённо пытается использовать в понятных политических целях некие “историко-культурные” построения, которые должны подтвердить автономность тайванцев по отношению к китайцам мейнленда.

В этом плане примечательным оказалось сообщение об очередном переносе в городе Тайнань сроков реставрации памятника Сунь Ятсену, сброшенного с пьедестала в 2014 г. “неуправляемой(?) толпой возмущённых (неизвестно, чем) граждан”. Ладно, оскверняются памятники “диктатору” Чан Кайши, но отцу современного Китая почему?

Похоже, именно потому, что всё более определёнными становятся попытки ДПП позиционировать Тайвань в политически автономном формате не только к КНР, но вообще исторического Китая. Вряд ли можно сомневаться в том, что за “мнением части общественности”, недовольной перспективой восстановления памятника основателю не только республиканского Китая, но и партии Гоминьдан, стоит нынешнее руководство острова. Гоминьдан остаётся главным оппонентом ДПП на политическом поле Тайваня и является гораздо более (чем ДПП) предпочтительным для Пекина представителем острова на разного рода двусторонних контактах.

Отметим, кстати, что именно в 2014 г. началась “война с памятниками” основателями современной Украины. Эта страна всё более определённо позиционируется в качестве восточноевропейского “политического Тайваня”. Вряд ли является случайным совпадение по времени обоих схожих событий. Принимая во внимание, что “поводырями” Тайбэя и Киева выступает одна и та же (весьма влиятельная) страна.

Тем не менее остаются основания полагать, что рано или поздно “мейнлендовские” китайцы и “тайваньские” как бы “некитайцы” уладят разделяющие их проблемы к (более или менее) взаимному удовлетворению. Главное, чтобы в их дела не совали свои любопытные носы разного рода заморские “глюксманы”.

То есть патентованные торговцы воздухом в виде фейковых категорий “свобода”, “демократия”, “права человека”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×