15.11.2021 Автор: Константин Асмолов

Экономический аспект отношений Китая и Северной Кореи

CHN431112

Разговоры о том, сколько продержится режим КНДР в условиях санкций и «самоизоляции» страны вследствие пандемии КОВИД-19, во многом упираются в вопрос о том, какую роль в поддержке Пхеньяна будет играть Пекин. В 2019 году, согласно веб-сайту North Korea in the World, на долю Китая приходилось около 95% всей торговли Северной Кореи. Хотя, согласно китайским таможенным данным, экспорт Китая в эту страну сократился с более чем 250 миллионов долларов США в ноябре 2019 года до всего лишь 3000 долларов США в феврале 2021 г.

Именно поэтому эксперты бурно реагируют на каждый слух о возможном открытии границы, но хотя в течение 2021 г. они периодически возникали, на начало ноября 2021 г. возвращения приграничной торговли не случилось.

В марте 2021 года Президиум Верховного народного собрания КНДР принял закон об обязательной дезинфекции всех импортных товаров. После этого в городе Синыйчжу на границе с Китаем в рекордные сроки были построены дезинфекционные установки.

16 марта некоторые японские СМИ сообщили, что обе страны готовятся открыть новый 3-километровый мост под названием Новый мост Амноккан, соединяющий Синыйчжу и китайский Даньдун. Мост был построен в 2014 году, но так и не был открыт из-за неспособности стесненного в средствах Севера покрыть необходимые расходы на дорожные и таможенные объекты. В случае открытия моста ожидается, что он внесет значительный вклад в расширение торговли и путешествий между двумя странами. Радио «Свободная Азия» сообщало, что китайские чиновники осматривают и ремонтируют железнодорожные пути, чтобы поезда между Китаем и Северной Кореей могли начать курсировать с апреля, а телеканал NHK — что в Даньдуне был замечен грузовой поезд, который, по всей видимости, направлялся в Северную Корею.

В апреле сообщалось, что на сайте авиакомпании Air Koryo замечены рейсы между Пекином и Пхеньяном, но онлайн-трекеры не показывали никаких признаков полетов.

О том, что граница вновь откроется и торговые компании страны находятся в режиме ожидания, говорил и посол России в КНДР Александр Мацегора, однако каждый раз даты откладывались на фоне новых штаммов вируса и связанных с ними волн заражения в Китае.

9 августа японское издание Nikkei Shimbun, со ссылкой на источники работающих с КНДР внешнеэкономических компаний в Даньдуне, сообщило о возможном частичном возобновлении торговли с конца августа. По информации японских журналистов, основная часть грузов придётся на зерно, продукты питания, медикаменты и предметы первой необходимости; параллельно Пхеньян также прорабатывает возможности для восстановления торговли и с Россией.

8 октября представитель министерства по делам воссоединения РК Чха Док Чхоль отметил, что подтверждений возобновления перевозок грузов по автомобильной и железной дороге между Даньдуном и Синыйчжу до сих пор не было. Однако Всемирная организация здравоохранения накануне сообщила о том, что начала доставку в Северную Корею товаров медицинского назначения через порт Далянь.

4 ноября представитель министерства объединения заявил, что Северная Корея находится на завершающей стадии подготовки к возобновлению железнодорожных маршрутов: в регионах, граничащих с Китаем, были обнаружены признаки, указывающие на подготовку к возобновлению торговли, такие как строительство карантинных объектов.

Чуть ранее Национальная разведывательная служба РК сообщила, что Север ведет переговоры с Китаем и Россией о возобновлении железнодорожных перевозок через границу, а те, которые соединяют Синыйджу и Даньдун — пограничные города Севера и Китая, соответственно, — могут возобновиться уже в ноябре.

Больше подтверждаются данные о торговле по морю. Как сообщал портал NKNews, с 29 марта по 13 апреля по меньшей мере пять судов, связанных с Северной Кореей, по очереди заходили в китайские порты для возможной продажи угля, и это уровень, сравнимый с предпандемическим.

Тем не менее единственным действующим каналом китайско-северокорейской торговли является порт Нампхо, однако из-за скопления грузов, подлежащих обязательному карантину, он перегружен. В связи с этим замечены признаки возможной подготовки к открытию и приёму грузов порта Рёнчхон (провинция Северная Пхёнан).

Еще одна важная линия поставок – нефтепровод. Согласно анализу спутниковых снимков от NK Pro, строительные работы начались в апреле как на объектах China Petroleum Pipeline Engineering Co. на их берегу Амноккана, так и на другой стороне на территории Северной Кореи. Кроме того, в конце июня началось новое строительство нового, но недостроенного центра дезинфекции импорта, расположенного к югу от пункта пересечения нефтепровода.

Предположительно, речь идет о расширении нефтепровода для переработки нефти, который был построен в 1975 году рядом с нефтепроводом для сырой нефти, но был перекрыт и прекращен в 1981 году. Что касается сырой нефти, то Китай продолжал отправлять сырую нефть, о чем свидетельствуют стабильные цены на топливо.

Конкретные данные о торговле двух стран довольно разрознены и показывают (пока) тенденцию к сокращению. По данным Сеульского агентства по содействию торговле и инвестициям Кореи, общий объем внешней торговли Северной Кореи в 2020 году сократился на 73,4% до 863 миллионов долларов. Между тем с января по июль текущего года объём северокорейско-китайской торговли составил 86 млн 660 тыс. долларов, сократившись на 82,1% в результате длительного закрытия границ из-за пандемии коронавируса. И даже с учетом того, что по иным данным за 9 месяцев 2021 г. он превысил 185 млн долларов, это все равно на 1/3 меньше, чем за аналогичный период 2020 г. и не превышает 29% от показателей 2019 г.; к концу первого квартала 2021 года объём торговли между Китаем и КНДР сократился почти до нуля.

Таким образом, ощущение света в конце туннеля сохраняется. Вопрос «в длине перегона».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×