13.11.2021 Автор: Константин Асмолов

Отношения КНР — КНДР весной-осенью 2021 г. Политический аспект

SKR23423

В течение 2021 г. Пхеньян и Пекин продолжали активно демонстрировать давнюю традиционную дружбу, обмениваясь посланиями и проводя церемониальные мероприятия.

19 февраля сообщалось, что Пхеньян назначил послом в Китае Ли Рен Нама, бывшего вице-премьера, отвечавшего в Кабинете министров за торговую политику с июня 2016 года по январь 2021 года. До этого с 2008 по 2016 год Ли занимал пост министра торговли, а ранее секретаря по экономическим вопросам в посольстве Северной Кореи в Сингапуре. Этот шаг был расценен как сильный признак намерения Севера возродить экономическое сотрудничество с Китаем. 15 апреля Ли Рён Нам вручил верительные грамоты Си Цзиньпину.

21 июня стороны торжественно отметили вторую годовщину встречи Ким Чен Ына с Си Цзиньпином. В «Нодон синмун» была опубликована статья посла КНР в КНДР Ли Цзиньцзюня, в которой Ли отметил, что «Китай и Северная Корея хорошо осознают важность мира, поскольку они все вместе прошли через невзгоды». Отметив, что в этом году исполняется 100 лет со дня создания Коммунистической партии Китая, Ли также подчеркнул, что Китай нисколько не изменился в своей приверженности развитию отношений между двумя союзниками. В тот же день в китайской газете была опубликована статья Ли Рен Нама, где он призвал к «непоколебимым усилиям по укреплению их традиционных и дружественных связей».

1 июля Ким Чен Ын направил поздравительное послание председателю КНР Си Цзиньпину по случаю 100-летия КПК и пообещал поднять отношения с Китаем на новый стратегический уровень. В похожем ключе была написана редакционная статья в «Нодон Синмун».

28 июля «по случаю 68-летия Победы в великой Отечественной освободительной войне» Ким Чен Ын  в сопровождении высших партийных кадров посетил Монумент дружбы (памятник китайским добровольцам) и возложил памятный венок с надписью «От имени всего корейского народа воздаю дань величайшего уважения».

2 августа Северная Корея раскритиковала международную правозащитную группу «Хьюман Райтс Вотч» за критику репатриации в КНДР перебежчиков из Китая, назвав группу «злодейской организацией по защите прав человека», «которая, называя себя международным правозащитным органом, активно участвует в антикитайских «правозащитных» вымогательствах со стороны сменяющих друг друга администраций США». HRW также обвинили в клевете на «истинную картину» прав человека в Китае и распространении измышлений о том, что КНР нарушает права человека в Гонконге, Тибете и Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

1 октября уже Ким поздравил Си с 72-й годовщиной основания КНР.

22 октября заместитель министра иностранных дел КНДР Пак Мён Хо жестко раскритиковал политику США по поддержке Тайваня и нагнетании военной напряженности в регионе. КНДР полностью поддерживает «позицию правительства и народа Китая в целях защиты государственного суверенитета и территориальной целостности, обязательного осуществления объединения Родины».

25 октября «Нодон синмун» отметила годовщину участия Китая в Корейской войне 1950-53 годов, а 26 октября Ким Чен Ын отправил памятный венок на кладбище павших китайских солдат и указал, что «скрепленная кровью дружба между КНДР и Китаем будет и далее укрепляться без каких-либо изменений, несмотря на смену поколений».

Таким образом, стороны старательно подчеркивают дружбу КНР и КНДР как дружбу двух социалистических стран и при этом используют традиционные китайские штампы типа «дружбы, скрепленной кровью» или «связаны горами и реками». Особо подчеркивается китайская помощь в Корейской войне.

Одновременно нельзя не отметить, как, несмотря на конфронтацию, США не теряют попыток организовать совместное давление, оценить стратегию Пекина в корейском вопросе или вбить клин между КНР и КНДР.

22 июля представитель Госдепартамента Нед Прайс заявил, что «КНДР является одной из тех областей, где существует, по крайней мере, некоторое совпадение интересов, и поэтому мы считаем, что есть место для обсуждения с КНР, когда речь заходит о вызове, создаваемом ядерными и баллистическими ракетными программами КНДР и ее другой угрожающей деятельностью».

17 августа аналитический центр Вудро Вильсона США указал, что Северная Корея экономически зависит от Китая, но считает, что их отношения по сути своей основаны на недоверии, которое объясняется как идеологией чучхе, или опорой на собственные силы, так и историческими событиями, такими как массовое убийство этнических корейцев, совершенное Коммунистической партией Китая в рамках чистки прояпонских шпионов в 1930-х годах. Китай же не желает решать северокорейскую проблему, поскольку рассматривает Пхеньян через призму конкуренции с Соединенными Штатами, отчего «реальное практическое сотрудничество между США и Китаем в области денуклеаризации ограничено». Кроме того, Пекин, в отличие от Вашингтона, не хочет видеть смену режима на Севере, поскольку это может способствовать усилению влияния США на Корейском полуострове. «В конечном счете, вполне вероятно, что Китай предпочтет деамериканизацию полуострова, а не его денуклеаризацию».

25 октября представитель министерства обороны США Джон Кирби заявил, что «Китай имеет влияние в Пхеньяне, и это влияние может иметь важное значение для помощи всем нам в достижении денуклеаризации Корейского полуострова». Он также отметил, что влияние Пекина на Пхеньян может быть использовано, чтобы помочь Северу принять правильное решение, и у него нет никакой информации о сотрудничестве в области разработки вооружений между Северной Кореей и Китаем. Это ещё одна причина того, что Китай может помочь вернуть Север за стол диалога, если он захочет сделать это. Кроме того, Китай может обеспечить соблюдение действующих санкций.

В ежегодном докладе Конгрессу по Китаю Государственный департамент США отметил, что цели Китая на Корейском полуострове включают стабильность (сохранение КНДР как своего рода буфера) и денуклеаризацию, а также удержание американских войск подальше от его границы. С этой целью Китай регулярно проводит военные учения и может быть непосредственно вовлечен в конфликт на Корейском полуострове, если таковой возникнет. Также отмечается, что Китай продолжает выступать за диалог между США и Северной Кореей, но настаивает на том, что США должны предоставить Северу стимулы для шагов по денуклеаризации. По мнению Пекина, Пхеньян принял меры по денуклеаризации, которые заслуживают соразмерного ответа США. При этом Китай не в полной мере выполняет санкции Совета Безопасности ООН в отношении Северной Кореи, «не принимая регулярных мер против незаконных переводов с судна на судно в территориальных морях КНР и базирующихся в Китае представителей северокорейских банковских учреждений и торговли оружием и их деятельности».

В ежегодном отчёте Пентагона «Военные события и события в области безопасности с участием КНР», представленном 3 ноября Конгрессу США, также отмечается, что НОАК ставит перед собой такие цели как «сохранение стабильности, реализация денуклеаризации и сохранения условий отсутствия сил США вблизи китайской границы». В нём также относительно поддержания стабильности на Корейском полуострове отмечается, что внимание китайских военных сосредоточено в первую очередь на недопущении падения режима КНДР и предотвращении военных столкновений. В случае кризиса руководство Китая может отдать приказ о проведении операции по обеспечению безопасности на границе Китая и Северной Кореи для контроля над потоком беженцев, недопущения применения оружия массового уничтожения или военного вмешательства в целях сохранения буферного государства Северной Кореи.

И хотя неясно, в какой мере американские предположения верны, факторов, которые могли бы ослабить тактический союз Пхеньяна и Пекина, в краткосрочной перспективе в Вашингтоне не видят.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×