11.11.2021 Автор: Константин Асмолов

Смерть Ро Дэ У и реакция общества

ROH

26 октября на 89-м году жизни скончался бывший президент Республики Корея Ро Дэ У (Но Тхэ У), оставивший в истории Южной Кореи двоякий след. С одной стороны, первый соратник Чон Ду Хвана по военному перевороту 1979 г., впоследствии осуждённый за коррупцию и другие преступления, с другой — первый президент, избранный в результате демократических выборов и начавший налаживать отношения с Севером.

Ро Дэ У родился 4 декабря 1932 года в семье чиновника на территории нынешнего Тэгу. 12 декабря 1979 года Ро Дэ У помог своему однокласснику, а затем однокурснику по военной академии Чон Ду Хвану захватить власть. Когда в 1980 году Чон вступил в должность президента, Ро стал человеком № 2 в правительстве хунты и он занимал посты советника президента по вопросам безопасности, министра спорта (готовил и курировал проведение Сеулом летних Олимпийских игр 1988 года), министра внутренних дел, а также члена Национального собрания и главы тогдашней правящей Демократической партии справедливости.

В 1987 году, когда Чон Ду Хван решил продлить свою власть и это вызвало кризис, на фоне масштабных демонстраций в Сеуле и других крупных городах Ро Дэ У объявил о начале демократических реформ в так называемой «Декларации 29 июня».

К заслугам экс-президента можно отнести создание нынешней Конституции страны с прямыми выборами президента на пять лет без права переизбрания, улучшение межкорейских отношений, успешное проведение летних Олимпийских игр 1988 года в Сеуле. Кроме того, в 1989 году в рамках т.н. Nordpolitik при Ро Дэ У были установлены дипломатические отношения с Венгрией, затем ещё с рядом восточноевропейских стран. В 1990 году дипломатические отношения были установлены с СССР, а в 1992 году – с Китаем.

Благодаря успешной политике по отношению к Северу в 1990 году две Кореи провели свои первые в истории переговоры премьер-министров. В 1991 г. они одновременно вступили в ООН и заключили т.н. «Базовое соглашение», которое установило принцип ненападения между сторонами. Эксперты говорят, что соглашение по-прежнему служит основой для трансграничных обменов и сотрудничества.

В явной попытке избавиться от своего военного имиджа Ро начал свою администрацию под лозунгом открытия «эры простых людей». Администрация Ро активно продвигала масштабные инфраструктурные проекты, в том числе строительство высокоскоростной железной дороги, соединяющей Сеул и Пусан, международный аэропорт Инчхон и 2 миллиона квартир. Ро стремился преодолеть проблемы страны путем постепенных реформ, но поражение правящей партии на парламентских выборах через два месяца после его инаугурации сильно подрезало ему крылья. Чтобы увеличить влияние, в 1990 году правящая партия объединилась с двумя оппозиционными партиями, но партнеры, в том числе следующий президент Ким Ен Сам, оттянули влияние на себя, и период хромой утки начался уже в середине его срока, отчего Ро получил прозвище «Водяной Тхэ У» за нерешительность.

В 1993 году по окончании пребывания на посту президента он был обвинен в коррупции, в 1995 арестован и ему предъявили обвинение в государственной измене за участие в подавлении Демократического движения в Кванчжу 1980 г., в результате которого, по официальным данным консерваторов, погибло более 200 человек и еще 1800 получили ранения. Его также обвинили в создании секретного фонда в размере 450 миллиардов вон (390 миллионов долларов).

В августе 1996 года Ро Дэ У был осуждён на 22 года тюрьмы, позднее в апреле 1997 г. наказание смягчили до 17 лет и штрафа в размере 262 миллиарда вон (223 миллиона долларов США). Но уже в конце 1997 года Ро был амнистирован президентом Ким Дэ Чжуном и с опозданием полностью оплатил свои штрафы в 2013 году под давлением администрации Пак Кын Хе.

Последние годы жизни Ро Дэ У провёл у себя дома, практически нигде не появляясь по состоянию здоровья. Утверждается, что дети Ро неоднократно извинялись перед жертвами восстания в Кванджу от его имени. Правда, пока Ро был дееспособен, сам он не выступал с громкими заявлениями раскаяния. В мемуарах, опубликованных в 2011 году, он даже вызвал гнев среди граждан Кванджу, утверждая, что протестующие за демократию были введены в заблуждение «ложными слухами», чтобы вызвать такой трагический инцидент.

Понятно, что в политическом наследии такого человека каждый выбирает свое, при том что высказаться по этому поводу постарался каждый крупный политик.

Президент Мун высказал свою позицию далеко не сразу. Глава государства отметил, что покойным были достигнуты внешнеполитические успехи, но он запятнал себя причастностью к военному перевороту и жестокому подавлению демократического движения. У бывшего президента есть немало исторических ошибок, но есть и достижения, такие как успешное проведение Олимпийских игр 1988 года, начало реализации «северной политики» и принятие Базового межкорейского соглашения.

Ли Чжэ Мен, кандидат в президенты от демпартии, поначалу отказался комментировать смерть Ро, очевидно, памятуя о смешанных чувствах общественности к нему, но затем выразил свои соболезнования.

Менее значимые политики были более свободны в словах. Члены партии, базирующиеся в Кванджу, опубликовали отдельное заявление против проведения государственных похорон Ро и похорон его на Национальном кладбище, подчеркнув уголовные обвинения, в которых он был признан виновным.

Основной кандидат в президенты от правых и бывший генеральный прокурор Юн Сок Ёль выделил в качестве главного достижения Ро Nordpolitik, а второй по значению претендент Хон Чжун Пхё добавил инициативу по борьбе с преступностью.

Лидер центристской Народной партии и кандидат в президенты Ан Чхоль Су заявил журналистам, что «покойный принял как славу, так и позор бурной современной истории Южной Кореи, в частности, начав и выполнив свою миссию Nordpolitik».

Бывший Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун (который при Ро занимал должность директора департамента Северной Америки МИД РК и был в числе членов южнокорейской делегации, отвечающей за работу с Севером), воздал должное покойному за его дипломатию после окончания холодной войны и политику в отношении Северной Кореи.

Именно при Ро Сеул и Вашингтон внесли первую поправку в Соглашение о статусе сил, которое регулирует правовой статус 28 500 американских военнослужащих, дислоцированных в южной части Корейского полуострова. Если ранее у южнокорейской стороны не было полномочий предъявлять обвинения американским солдатам, обвиняемым в насильственных преступлениях (убийства, изнасилования, преступления, связанные с наркотиками, и т.п.), то с 1991 года Южная Корея стала способна предъявлять обвинения и задерживать правонарушителей.

Государственный департамент США выразил «глубочайшие соболезнования народу Республики Корея»: «Хотя бывший президент Ро оставляет сложное наследие, его пребывание на этом посту включало укрепление демократических традиций Республики Корея, ее вступление в Организацию Объединенных Наций и твердую приверженность денуклеаризации Корейского полуострова».

Весьма щекотливым был вопрос – как и где хоронить бывшего президента. С одной стороны, положены государственные похороны, согласно которым правительство оплачивает расходы на содержание мемориального алтаря Ро, а также церемонии прощания и похорон. В течение мемориального периода всем государственным учреждениям и домам рекомендуется приспустить государственный флаг.

С другой — Ро не имеет права на захоронение на Национальном кладбище, поскольку он был осужден за преступления, включая коррупцию и мятеж, и отбывал срок в тюрьме, прежде чем был помилован в 1997 году. В этом контексте депутат-демократ О Ги Хён даже заявил, что «если Республика Корея проведет государственные похороны главного виновника мятежа, это будет самоотречением Республики Корея».

Но в итоге 27 октября премьер Ким Бу Гём обнародовал решение о государственных похоронах, заявив, что Ро внес значительный вклад в развитие страны в качестве президента. Ким Бу Гём добавил, что статья 2 Закона о главах государства предусматривает государственные похороны президентов страны, как умерших на посту, так и находящихся в отставке, и в законе не уточняется, возможны ли государственные похороны в случае совершения тяжкого преступления, в том числе военного переворота.

Город Кванджу, однако, заявил, что не будет приспускать флаг и устанавливать мемориальный алтарь в честь Ро во время государственных похорон — ради своих граждан и тех, кто погиб в результате восстания 18 мая.

Глава малой и левой партии Справедливости Ё Ен Гык тоже заявил, что «проведение государственных похорон тех, кто сверг государство, является актом свержения политической системы Республики Корея, в которой говорится, что суверенитет страны принадлежит народу, и вся власть исходит от народа».

На веб-сайте Голубого дома было размещено множество петиций с призывом отменить государственные похороны на деньги налогоплательщиков. Какое-то время тело Ро находилось в похоронном бюро, где был установлен мемориальный алтарь. Всего за пять дней около 2000 скорбящих посетили похоронное бюро, чтобы отдать дань уважения. Алтарь посетило множество бывших и действующих государственных чиновников и депутатов национального собрания, в том числе бывшие премьер-министры Ли Хон Гу и Хван Гё Ан, а также Ан Чхоль Су и председатель «Силы Народа» Ли Чжун Сок.

Мун алтарь не посетил, так как отправился в девятидневную поездку в Европу на саммит G20 и конференцию ООН по изменению климата. Это важно, так как ранее действующие президенты отдавали дань уважения в период поминовения своих умерших предшественников.

30 октября Южная Корея попрощалась с покойным президентом. Несколько сотен активистов провели митинги перед парком в знак протеста против государственных похорон, назвав решение правительства трусливым поступком. Но никаких столкновений между ними и полицией не произошло.

На момент завершения этого текста правительство еще не объявило, где будет похоронен Ро, но согласно желаниям семьи скорее всего это будет на холме Объединения в пограничном городе Пхаджу, — эта туристическая и природная достопримечательность была задумана при Ро в рамках усилий по содействию миру с Северной Кореей.

Подытоживая, автор соглашается с тезисом одной из газетных статей: «Историки подчеркивают необходимость выйти за рамки простой дихотомии добра и зла, если общество хочет видеть более широкую картину. То же самое должно относиться и к наследию Ро». Однако у него остаются два риторических вопроса.

Во-первых, в какой мере взвешенное решение правительства связано с политической мудростью, а не с политической конъюнктурой, когда под конец своего срока Мун старается не обострять ситуацию – в отличие от, например, истории с похоронами генерала Пэк Сон Епа.

Во-вторых, если сравнить вину и приговоры Ро Дэ У и Пак Кын Хе, проявляется некоторое лицемерие. Участник военного переворота получил на три года меньше чем подруга шаманки с вымороченными обвинениями.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×