05.11.2021 Автор: Владимир Данилов

Сотрудничество Японии и Турции в Центральной Азии усиливается

JAP34211

Прагматизм давно был основой японского присутствия в Центральной Азии и выражался как в миллиардах долларов непосредственно двусторонней финансовой помощи, так и в многостороннем финансировании по линии Азиатского банка развития и других финансовых институтов. Однако Япония пока не научилась твердо конвертировать отдачу от предоставленного региону финансового и иного содействия в политические рычаги.

В этой связи, в рамках расширения своего присутствия в Центральной Азии Япония опирается на взаимодействие с внерегиональными игроками. И в этом контексте следует отметить наметившиеся очертания укрепляющегося сотрудничества Турции и Японии в Центральной Азии, разделение ответственности с Анкарой в продвижении сотрудничества Токио с регионом. Таким образом, в регионе возник ряд японо-турецких и более широких консорциумов в сфере инфраструктуры, энергетики, химической промышленности, значительная часть которых реализуется на территории Туркменистана, Казахстана, Узбекистана. Взаимодополняющий характер этих проектов заключался в том, что японская сторона обычно отвечает за финансирование и в ряде случаев предоставляет технологии, а турецкие компании выступают как субподрядчики.

Так, с 2000 г. Анкара и Токио проводят периодические консультации по вопросам стабильности и развития Центральной Азии, существуют разные примеры работы турецких и японских компаний и консорциумов над совместными проектами. В частности, турецкий Çalyk Holding и японская Mitsubishi Corporation в 2015 г. начали участвовать в строительстве в Туркменистане завода по производству карбамида мощностью в 1,155 миллиона тонн в год, с планами экспорта его продукции морем. На территории этой центральноазиатской страны также действует японо-турецкий консорциум по освоению газового месторождения Галкыныш, представляющего собой важный элемент энергетической магистрали Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ). Он включает в себя такие  японские компании, как JGC Corporation, Mitsubishi Corporation, Itochu, Chiyoda и Sojitz, а также турецкие Calik Group of Companies и Ronesans Endustri Tesisleri. Действуя в таком совместном с Анкарой консорциуме, Токио рассчитывает снизить свои риски, причем сотрудничает с Турцией как своего рода «лоцманом» — одной из немногих стран, имеющих относительно привилегированные отношения с Туркменистаном.

Японско-турецкий тандем в Центральной Азии не ограничивается исключительно Туркменистаном. С октября 2016 г. Mitsubishi Corporation и Çalyk Holding начали работать над строительством Туракурганской ТЭС в Наманганской области Узбекистана, финансируемым за счет займа Японского агентства по международному сотрудничеству (JICA). В 2019 году был запущен первый блок Туракурганской ТЭС, в 2020 году после испытаний второй блок также начал производить электричество. Сегодня Туракурганская ТЭС работает на полную мощность, производит в среднем 915-920 мВт электроэнергии. Это примерно 45-50% (2000-2500 мВт) от среднего потребления областей долины и 9-10% от потребления республики.

В качестве примера совместного японо-турецкого сотрудничества в регионе можно также назвать сооружение подвесного моста в г. Семей (Семипалатинск) Восточно-Казахстанской области в 2001 г. японской компанией IHI и турецкой Alsim Alarko.

Однако японско-турецкое взаимодействие в регионе не сводится только к коммерции, Турция уже давно стала партнером в продвижении и других японских проектов. Хорошо известно, что в Центральной Азии турецкое присутствие не ограничивается исключительно политическими и экономическими интересами страны, а связано с продвижением ценностей и идей условного тюркоязычного мира — пантюркизма — светской националистической доктрины, активно распространяемой нынешними властями Турции. Однако, как уже рассматривалось в НВО ранее, помимо пантюркизма, немаловажным фактором развития ситуации в Центральной Азии является и паназиатизм — идейно-политическое течение, призывающее к единению, интеграции и гегемонии азиатских народов, усиленно используемое Японией. В отношениях Японии со странами Центральной Азии паназиатизм как ценностная составляющая активно используется, правда, в не столь явном виде, как пантюркизм, скорее, как проявление некой «азиатской солидарности». В Японии среди националистически настроенных историков, этнографов популярна идея о том, что корни японской нации находятся не на Корейском полуострове, а где-то в районе сегодняшней Центральной Азии и Монголии. Впрочем, японский и тюркские языки, менталитет действительно имеют много общего. При этом Япония явно в условиях Центральной Азии намеревается «реабилитировать свое региональное назначение», так как в своём «родном» регионе Северо-Восточной Азии Япония так и не смогла утвердиться в комфортном для себя статусе. Как отметил однажды киргизский эксперт Эсен Усубалиев, Японию можно рассматривать как «азиатский Израиль»: страны-соседи её уважают и одновременно пытаются бросить ей вызов.

Поэтому немаловажное значение в кооперации Японии и Турции в Центральной Азии стало использование инструментов «мягкой силы». В 2007 была создана «Ассоциация дружбы между Японией, Турцией и Центральной Азией» (JATCAFA), задача которой сводилась к осуществлению проектов в сфере образования с финансированием из Японского фонда. Примечательно, что первым главой Турецкого агентства по международному сотрудничеству и развитию (TIKA) был посол Турции в Японии, взявший, по словам японских экспертов, модель Японского агентства по международному развитию JICA за основу для TIKA. Но с 2016 г. Турция в деятельности ассоциации, в которой активную роль играли образовательные программы лидера оппозиционного турецкого исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена — FETÖ, участия не принимает.

Однако определенным сдерживающим моментом для развития Японией сотрудничества с Турцией, в том числе и в регионе Центральной Азии, является непредсказуемость и напористость турецкого лидера, которая стала вызывать заметные опасения у многих союзников Турции. Определённое дистанцирование Токио от Анкары в последнее время наблюдается также явно из-за роста китайского экономического влияния в Турции.  Вместе с тем в Токио прекрасно осознают, что в Центральной Азии без «лоцмана» Японии будет обойтись сложно.

Таким образом, можно отметить, что, помимо традиционного упора на собственный экспорт технологий, инфраструктуры и капитала в развитии центральноазиатской дипломатии Токио, его сотрудничество с Анкарой в этом регионе будет вынужденно продолжаться.

Владимир Данилов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×