04.11.2021 Автор: Константин Асмолов

ADEX, «Нури» и иные ракетные новости с юга Корейского полуострова

NUR23423

Пока мир обсуждал БРПЛ КНДР, к Югу от 38 параллели творилось много интересного.

15 сентября Южная Корея успешно запустила с подводной лодки баллистическую ракету местного производства (БРПЛ), став седьмой страной в мире, сделавшей это.

28 сентября на верфи компании Hyundai Heavy Industries в городе Ульсане состоялась церемония спуска на воду дизельной подводной лодки, названной в честь выдающегося корейского борца за независимость Cин Чхэ Хо. Это третья из трёх подводных лодок серии Changbogo-III, построенных с использованием собственных технологий в рамках проекта стоимостью 3 трлн вон (2 млрд 700 млн долларов), запущенного в 2007 году. Первая лодка «Ан Чхан Хо» построена в 2018 году и поступила на вооружение в прошлом месяце. Вторая лодка  «Ан Му» построена в ноябре прошлого года и, как ожидается, поступит на вооружение в следующем году.

Подводную лодку длиной 83,5 метра и шириной 9,6 метра обслуживает экипаж из 50 человек. Она несёт шесть баллистических ракет подводного базирования (БРПЛ) и может совершать плавание в автономном режиме до 20 дней. «Около 76% ее деталей местного производства, что позволяет своевременно проводить техническое обслуживание и другую технологическую поддержку.

С 19 по 23 октября в городе Соннаме провинции Кёнгидо прошла Международная выставка аэрокосмических и оборонных технологий ADEX-2021. В ней приняли участие 440 компаний из 28 стран, в том числе 171 из-за рубежа. Это самое большое количество участников с начала проведения данных выставок в 1996 году. Среди экспонатов — танки К-2 и гаубицы К-9, разработанные компанией LIG Nex1 Co большие дроны на водородном топливе для перевозки 200 килограммов грузов, учебные системы на основе виртуальной реальности, системы лазерного оружия и многоцелевые беспилотные автомобили, а также десятки военных самолётов, таких как истребители FA-50 и базовые учебно-тренировочные самолёты КТ-1.

Впервые широкой публике представлен истребитель-невидимка F-35A производства компании Lockheed Martin. Boeing представил вертолеты AH-64E Apache и транспортные самолеты вертикального взлета и посадки MV-22. Korea Aerospace Industries — модель первого отечественного истребителя KF-X в натуральную величину, который в настоящее время находится в стадии разработки. Компания General Atomics Aeronautical Systems представила боевой дрон MQ-1C Gray Eagle. Он способен вести наблюдение с высоким разрешением и несёт четыре противоракеты класса «воздух-земля».

В тот же день 19 октября Агентство оборонного развития (ADD) РК объявило, что возьмёт курс на повышение точности и мощности баллистических ракет подводных лодок. По словам главы агентства Пак Чон Сына, южнокорейская ракета отличается очень высокой точностью, что является фактором сдерживания угроз со стороны КНДР и других стран, так как запуски северокорейских БРПЛ нельзя считать полным успехом.

Президент РК Мун Чжэ Ин прилетел на выставку с женой и на борту первого отечественного истребителя FA-50. Выступая на церемонии открытия 20 октября, Мун указал, что «суть повышения обороноспособности страны заключается в стремлении к миру».

Стоит заметить, что Мун Чжэ Ин посетил международную выставку ADEX впервые за четыре года.

В своей речи Мун Чжэ Ин отметил важность развития оборонной промышленности РК для защиты жителей страны. По его словам, на сегодняшний день это ключевая стратегическая отрасль, обладающая высоким потенциалом роста, связанная с безопасностью и гражданской промышленностью. Он заявил, что власти провели работу по искоренению коррупции в сфере оборонной промышленности и продвижению ста главных задач по её развитию. Инвестиции в этой сфере были заметным образом увеличены. В результате этого РК заняла шестое место в мире по показателям оборонного экспорта. Мун Чжэ Ин подчеркнул, что РК уже «не находится  в роли догоняющего, пришло время принять на себя роль лидера будущего». Он также отметил, что к 2026 году господдержка локализации деталей будет расширена в четыре раза.

Во время своего выступления Мун подчеркнул важность недавней разработки Южной Кореей истребителя KF-21 Boramae и космической ракеты-носителя «Нурихо» (KSLV-II), которые рекламировались им как самые последние результаты усилий страны по совершенствованию своих оборонных технологий. Об этой ракете стоит рассказать поподробнее, благо, поелику ракеты-носители и межконтинентальные баллистические ракеты используют большую часть одной и той же технологии, но разница заключается в том, несут ли они спутник или боеголовку.

«Нурихо» — это трёхступенчатая ракета длиной 47,2 м, диаметром 3 м и весом 200 тонн, способная выводить спутник весом 1,5 тонны на высоту 600-800 км. Трехступенчатая ракета использует четыре 75-тонных жидкостных двигателя на своей первой ступени, 75-тонный жидкостный двигатель на второй ступени и 7-тонный жидкостный двигатель на третьей ступени. Ракета является результатом работы южнокорейских учёных. За 12 лет работы над проектом создания ракеты-носителя южнокорейским правительством было инвестировано почти 2 трлн вон (1 млрд 800 млн долларов), в проекте приняли участие около 500 сотрудников почти 300 отечественных компаний. В частности, Hanwha Aerospace возглавила разработку жидкостных ракетных двигателей, а Korea Aerospace Industries (KAI) и Doowon Heavy Industrial приняли участие в разработке внешней конструкции ракеты. Мобильная стартовая платформа была разработана компанией Hyundai Heavy Industries.

Первый запуск одноступенчатой твердотопливной ракеты «для научных наблюдений» прошел 4 июня 1993 г., 9 июля 1997 года запустили двухступенчатую, а 18 ноября 2002 года Южная Корея запускает «независимую научную ракету на жидком топливе». Тем не менее в августе 2002 г. Южная Корея и Россия подтверждают планы по разработке ракеты-носителя Korea Space Launch Vehicle-I (KSLV-I), запуск которой был запланирован на 2005 год, но переносился несколько раз: 19 августа 2009 г. Южная Корея останавливает обратный отсчет KSLV-I менее чем за восемь минут до запуска из-за проблем в баке высокого давления. 25 августа 2009 года — KSLV-I успешно выходит на орбиту, но вывести на орбиту научный спутник не удалось. Независимая комиссия позже подтвердила, что причиной сбоя стала неисправность в сборке обтекателя. 10 июня 2010 г. Южная Корея запускает KSLV-I во второй раз, но он взорвался через 137,19 секунды после старта, и успешный пуск состоялся только 30 января 2013 г.

Однако первая ступень ракеты была построена в России, после чего было решено построить полностью отечественную ракету.

В июле 2021 года состоялись успешные испытания нового твёрдотопливного двигателя для космических ракет. Они прошли через год после того, как Сеул и Вашингтон договорились снять ограничения на использование южнокорейской стороной твёрдого топлива для запуска космических ракет.

Старт состоялся 21 октября с космодрома «Наро» в провинции Чолла-Намдо, проходил в прямой трансляции YouTube и Naver TV и сопровождался заголовками в стиле «великий момент для корейского народа! Южная Корея стала седьмой страной в мире, разработавшей и успешно запустившей космическую ракету-носитель!». «Израиль, Иран и Северная Корея также запускали свои ракеты в прошлом, но не смогли стать космической державой. Если Корея совершит еще один подвиг в следующем году, она может вступить в космическую гонку на фоне соперничества между Соединенными Штатами и Китаем».

Взлетела ракета нормально, но, как и в 2009 г., забросить на орбиту макет полезной нагрузки массой 1,5 тонны не получилось: как сообщила министр науки и информационно-коммуникационных технологий Им Хе Сук, скорость макета после отделения от головной части ракеты оказалась недостаточной для вывода на околоземную орбиту. Причины неполадки будет исследовать специальная экспертная группа.

Комментируя пуск, президент РК Мун Чжэ Ин назвал его «частичным успехом (ну взлетела же и не взорвалась на старте под камерами!!)». Мун похвалил ученых и инженеров.

Тем не менее амбициозные планы никуда не деваются. Ориентировочно 19 мая 2022 года ракета выведет на низкую орбиту высотой от 600 до 800 километров 200-килограммовый спутник, а до 2027 года с целью отработки технологий и повышения надёжности систем ракеты планируется запустить ещё четыре «Нурихо» в декабре 2022 года, в 2024, 2026 и 2027 годах. Начиная с третьего запуска, планируется с помощью ракеты выводить на орбиту миниатюрные спутники следующего поколения в рамках участия в глобальных проектах по исследованию космоса.

К 2024 году РК планирует разработать и запустить отечественную твёрдотопливную космическую ракету, а к 2030 году планируется отправить зонд на Луну. По словам Муна, «страна, которая лидирует в освоении космоса, будет лидировать в будущем. Правительство будет инвестировать в долгосрочную перспективу, чтобы Корея могла стать космической державой».

По словам ученых, вероятность успеха новых разработанных ракет с первой попытки на сегодняшний день составляет 30%. В утешение Сеула можно напомнить, что первые шаги ракетной программы Пхеньяна тоже не были удачными, хотя в отличие от Сеула, шутили над ними больше. А из 11 стран, запустивших ракеты-носители, только Россия, Франция, Израиль и Северная Корея успешно вывели свои спутники на орбиту с первой попытки. Произведенные в США Vanguard и Atlas, а также европейские модели ракет-носителей Europa и Ariane потерпели неудачу на старте, а первый японский космический корабль Lamdba 4S потерпел неудачу при первых четырех попытках в 1960-х годах.

Но вернемся к политическим последствиям пуска. Голубой дом пытается доказать, что ракета-носитель — это не МБР, используя, по сути, те же аргументы, что и КНДР годы назад. Пуск военного назначения отличен, ибо проверяет не только способность взлета, но и точное поражение, плюс ракета работает на жидком топливе. «Это означает, что для заправки требуется много времени, поэтому неверно утверждать, что ракета может стать основой для МБР». Правда, основные типы межконтинентальных ракет Севера тоже жидкостные.

В этом контексте «Корея Таймс» отмечает «опасения, что этот шаг может побудить Северную Корею разработать и испытать более совершенные межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), утверждая при этом, что она стремится к балансу сил на Корейском полуострове». Японская «Ёмиури Симбун» тоже считает, что ракетные разработки Южной Кореи могут послужить поводом для Северной Кореи разработать больше вооружений, включая МБР. Даже Би-би-си упомянула о возможной гонке вооружений на Корейском полуострове в своем докладе о запуске «Нури».

На 25 октября военные Южной Кореи не обнаружили никаких необычных военных действий Северной Кореи, выглядящих как ответ на недавний запуск KSLV-II. Однако мы помним постоянные требования Пхеньяна отказаться от двойных стандартов в связи с тем, что союзники характеризуют его ракетную деятельность как провокации, в то же время обосновывая свою собственную в качестве сдерживания, и потому не исключено, что ракетная гонка на Корейском полуострове может продолжиться.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×