02.11.2021 Автор: Константин Асмолов

«Самооборона-2021», долгожданная БРПЛ и иные ракетные новости с севера Корейского полуострова

NKR342343

В течение сентября 2021 г. Север трижды удивил военных экспертов, продемонстрировав три военные разработки, наличие каждой из которых даже в экспериментальном виде существенно повышает уровень трудности победы над Пхеньяном со стороны США и их союзников. Во-первых, у КНДР появилась своя крылатая ракета. Во-вторых, гиперзвуковой глайдер на ракете боеголовка «Хвасон-8». В-третьих, БЖРД.

Это вызвало некоторый переход «количества в качество». 13 сентября американские военные в Южной Корее провели учения по нанесению хирургического удара «Тиковый нож», имитируя целенаправленные атаки на основные северокорейские объекты. 24 сентября Северную Корею призвали вступить в диалог и соблюдать резолюции Совета Безопасности ООН лидеры США, Австралии, Японии и Индии в ходе саммита лидеров Quad. А 27 сентября заместитель помощника министра обороны США по Восточной Азии Сиддхарт Мохандас заявил, что пуски Северной Кореей крылатых и баллистических ракет демонстрируют «серьёзность угрозы» для США и РК.

30 сентября КНДР провела испытательный запуск новой зенитной ракеты, способной сбивать воздушные цели на больших расстояниях с повышенной точностью. Новое оружие, похоже, представляет собой модернизированную ракету класса «земля-воздух», которая впервые была продемонстрирована на военном параде в ознаменование 75-й годовщины ТПК и рассчитана на противостояние современным угрозам наподобие истребителей F-35A.

В тот же день 30 сентября госсекретарь США Энтони Блинкен выразил обеспокоенность «неоднократными нарушениями резолюций СБ ООН, которые создают большие перспективы для нестабильности и отсутствия безопасности» (первый случай, когда высокопоставленный американский дипломат напрямую прокомментировал недавние ракетные пуски Северной Кореи), а Совет Безопасности ООН по запросу трёх его постоянных членов — США, Великобритании и Франции созвал заседание за закрытыми дверями для обсуждения запуска Пхеньяном гиперзвуковой ракеты. Тем не менее, благодаря действиям России и Китая, заседание, которое проходило в закрытом режиме, не закончилось даже осуждающим заявлением председателя.

Формально Москва и Пекин были в своём праве, т.к. запуски ракет малой дальности не являются нарушениями резолюций СБ ООН. Тем более, что одновременно с этим Южная Корея провела испытания крылатой ракеты и БРПЛ.

Не случайно за несколько дней до этого, выступая 25 сентября на ГА ООН, министр иностранных дел России Сергей Лавров, отметил, что Россия всегда поддерживала прямой диалог между Югом и Севером Кореи, но не всегда за это выступала предыдущая американская администрация, которая хотела контролировать весь процесс.

3 октября глава департамента МИД КНДР по делам международных организаций Чо Чхоль Су  назвал заседание СБ ООН грубым посягательством на суверенитет, также недопустимой серьезной провокацией.

Тем временем в КНДР с большой помпой прошла «Самооборона 2021» — выставка вооружения, созданного за последние 5 лет. Подробный репортаж с выставки и фотографии экспонатов опубликовали 12 октября северокорейские СМИ, в том числе, газета «Нодон синмун».

На выставке были представлены межконтинентальная баллистическая ракета «Хвасон-16″, баллистические ракеты подводных лодок «Пуккыксон-1″ и «Пуккыксон-6″, тактическая управляемая ракета, являющаяся модернизированной версией северокорейского «Искандера» (KN-23), гиперзвуковой глайдер «Хвасон-8», установленная на пусковой установке «Хвасон-14″ и многое другое.

11 октября Ким Чен Ын  выступил на выставке, отметив, что она наглядно показывает «поразительный рубеж развития науки в области обороны». Пожалуй, главной мыслью Ким Чен Ына было следующее: «мы укрепляем оборонную мощь государства не против Южной Кореи. На этой земле не должна повторяться снова ужасная история с применением вооруженных сил против соотечественников… Наш главный враг – это сама война». При этом Ким весьма критически оценил заявления США о готовности к диалогу, подчеркнув, что они «часто посылают нам сигнал, что они не враждебны к нашему государству, но нет никакого основания в их действиях, которое дало бы нам верить в отсутствие враждебности».

В тот же день, выступая 11 октября на общих дебатах в Первом комитете Генеральной Ассамблеи ООН, посол КНДР при ООН Ким Сон указал, что Северная Корея будет продолжать укреплять «оборонительные» средства сдерживания и не уступит «ни на дюйм», когда дело касается защиты суверенитета. Посол также подверг критике южнокорейско-американский альянс, отметив, что его деятельность «растёт до опасного уровня». Он привёл в качестве примера смягчение ограничений на разработку Сеулом ракетного оружия.

19 октября Северная Корея запустила баллистическую ракету в направлении Восточного моря из района города Синпхо провинции Хамгён-Намдо. Ракета пролетела около 590 километров на максимальной высоте около 60 км. Как сообщило агентство ЦТАК, это был испытательный запуск новой баллистической ракеты для подводных лодок (БРПЛ). Интересно, что БРПЛ была якобы запущена с подводной лодки «Герой 8.24», с которой 5 лет тому назад был осуществлён запуск первой БРПЛ. Кроме того, пуск совпал с датой, когда высшие ядерные посланники Южной Кореи, США и Японии находились в Вашингтоне, чтобы обсудить совместные усилия по возобновлению переговоров с Пхеньяном.

21 октября МИД КНДР пояснило, что пуск БРПЛ не направлен против США, поэтому Вашингтону нет необходимости «беспокоиться по этому поводу». Пуск «является одним из звеньев нормального действия для выполнения средне-долгосрочного плана на развитие оборонной науки», а США и РК не являются «заклятыми врагами» КНДР, хотя реакция Америки и Совета Безопасности ООН на «законное осуществление права на самооборону является бессмысленной».

Реакция США на эту серию мероприятий была смешанной. С одной стороны – указания на то, что ракетные программы Северной Кореи представляют угрозу для США и их союзников, с другой, продолжение заверений в том, что «мы готовы встретиться с КНДР без предварительных условий и приступить к серьезной и последовательной дипломатии». В подобном ключе выражались и Госдепартамент, и министерство обороны, и Белый дом.

В Сеуле состоялось экстренное заседание Постоянного комитета Совета национальной безопасности под председательством начальника управления национальной безопасности администрации президента Со Хуна. Его участники выразили озабоченность тем фактом, что Северная Корея продолжает осуществлять ракетные пуски в то время, когда ведущие мировые державы проводят консультации по стабилизации ситуации на Корейском полуострове. Участники заседания подчеркнули, что стабильность ситуации на Корейском полуострове сейчас важна как никогда, призвав Пхеньян как можно скорее перейти к диалогу.  При этом угрозу от новой ракеты постарались принизить. 21 октября в ходе парламентского аудита министр обороны РК Со Ук заявил, что испытанная Северной Кореей новая БРПЛ может находиться на начальной стадии разработки. Директор агентства оборонного развития Пак Чон Сын также сказал, что северокорейская ракета отстаёт от южнокорейской как минимум на пять лет.

Автору же важнее то, что хотя Со и Ко использовали термин «угроза», о «северокорейских провокациях» говорили консервативные СМИ, а не официоз. Ни Со Ук, ни глава МИД Чон Ый Ён не употребили этого слова.

В ООН заместитель официального представителя генерального секретаря ООН Фархан Хак выразил обеспокоенность и призвал руководство КНДР возобновить усилия по достижению денуклеаризации Корейского полуострова. Однако закрытое заседание 20 октября снова ничем не кончилось. Посол США в ООН Линда Томас-Гринфилд заявила, что запуск Северной Кореей БРПЛ представляет собой не только нарушение резолюций Совбеза ООН, но и угрозу безопасности во всём мире, ряд стран-членов, включая США и Великобританию, осудили нарушение Пхеньяном резолюций ООН, но Китай и Россия призвали заинтересованные страны к сдержанности.

Рафаэль Гросси, генеральный директор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), также подчеркнул необходимость дипломатического процесса для денуклеаризации Корейского полуострова. Он отметил, что по сравнению с 2009 годом эта программа сделала шаг вперед, и это большая проблема, потому что « усилия по проверке и гарантиям, с которыми мы столкнемся, будут огромными». «Реакторы перезапущены, выделение плутония продолжается, обогащение урана, вероятно, тоже продолжается, другие ядерные объекты в стране начинают работать», — сказал Гросси, отказавшись давать оценку северокорейскому ядерному потенциалу. Северная Корея выслала всех инспекторов МАГАТЭ в 2009 году, когда вышла из многостороннего соглашения о денуклеаризации.

Китай же призвал заинтересованные страны проявлять сдержанность, заявив на регулярном брифинге для прессы представителя министерства иностранных дел Ван Вэнбинь, что ситуация на Корейском полуострове переживает критический период. Чон Сон Чхан, директор Центра северокорейских исследований в Институте Седжон, прогнозирует новые ракетные испытания в ближайшие месяцы, «чтобы завершить разработку нового оружия и открыто продемонстрировать свой военный потенциал международному сообществу и своему народу»; при этом в начале 2022 года, когда в КНР пройдет зимняя Олимпиада, испытаний скорее не будет – союзники договорятся.

В целом консервативная «Корея таймс» отписалась в редакционной статье, что испытание БРПЛ «разрушает надежды на диалог»: « Пхеньян не должен повторять свое требование о прекращении «враждебной политики» США в отношении режима Ким Чен Ына, оправдывая свою военную провокацию как самооборону. Мы настоятельно призываем Северную Корею прекратить подобную военную деятельность и немедленно вернуться к диалогу. США, со своей стороны, должны ужесточить отношения с Севером за его провокационные действия, но предложить больше стимулов, чтобы побудить Пхеньян встать на путь денуклеаризации и мира».

Еще более консервативная «Корея Хералд» подчеркивает, что это восьмой ракетный запуск Севера в этом году и пятый с сентября. «Все ракеты трудно перехватить, и они нацелены на Южную Корею». Между тем администрация Муна «изо всех сил пытается закрыть глаза на угрозы Севера в попытке добиться диалога» и «поглощена стремлением объявить об окончании Корейской войны, как если бы это был святой Грааль». По мнению редакции, Пхеньян желает вбить клин между Южной Кореей и США — и, кроме того, вызвать раскол на Юге, от «коммунизации» которого он никогда не отказывался. «Правительство Южной Кореи должно правильно понять намерения Северной Кореи и принять меры предосторожности для сдерживания ее угроз».

У автора же складывается ощущение, что Северная Корея преследовала несколько целей: с одной стороны, миру ненавязчиво продемонстрировали новые разработки, но при этом в менее агрессивном формате, чем ранее. С другой стороны, там внимательно следили за реакцией Южной Кореи и если Сеул воздержится от определенной риторики, можно ждать некоторого движения навстречу. С третьей стороны, гонкой вооружений на полуострове не менее активно занимается Юг, — но об этом уже в отдельном материале.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×