29.10.2021 Автор: Виктор Михин

Ирак: выборы прошли, что же дальше?

CLE3422

Иракцы проголосовали за новый парламент на выборах 10 октября, но могут пройти недели или месяцы, прежде чем новое жизнеспособное правительство вступит в должность. Именно поэтому местные жители совсем не танцевали на улицах после прошедших выборов, но, похоже, что здоровый демократический процесс привел к наилучшему возможному результату, который тем не менее оставляет большинство партий недовольными.

Это были свободные и справедливые выборы, пятые со времени агрессивного вторжения США, со всеми необходимыми атрибутами. Вступил в силу новый закон, предусматривающий увеличение числа округов и голосование по одному кандидату вместо списков. Да, были бойкоты со стороны молодого поколения, которое оставалось скептичным и потеряло веру в нынешнюю систему. Существовала также неопределенность в отношении исхода, но практически отсутствовало насилие, несмотря на крайнюю политическую напряженность и поляризацию. Все это для современного Ирака факторы огромной важности.

Досрочные выборы были вызваны народными требованиями после массовых демонстраций, которые начались в октябре 2019 года, во главе с новым поколением, которое бросило вызов правящему режиму. Молодые иракцы были против тех, кто управлял Ираком, и кого они считали коррумпированным и сектантским политическим истеблишментом, который подвел их во всех отношениях. Протестующие отвергли итоги выборов 2018 года, которые они сочли сфальсифицированными. Они также бросили вызов вооруженным группировкам и сохранили свои протесты мирными, несмотря на то, что столкнулись с насилием, в результате которого погибло более 600 человек и 36 их лидеров были убиты.

Важно также отметить, что выборы проводились самими иракцами. На этот раз США, памятуя о своих прежних неудачах и о резко негативном отношении местного населения, были вынуждены держаться на «безопасном расстоянии», с минимальным военным присутствием, были осторожны, чтобы не сказать ничего, что могло бы негативно повлиять на процесс выборов. Всякое иностранное вмешательство было решительно отвергнуто. Заявления официальных лиц ЕС и ООН в отношении выборов также подверглись решительной критике и среди средств массовой информации, и среди лидеров различных политических партий. В то же время иракцы хотели легитимности и защиты, которые многочисленные международные наблюдатели обеспечили этой операции.

После недели ожидания, угроз, споров и обвинений между конкурирующими политическими партиями на внеочередных парламентских выборах в Ираке 10 октября избирательная комиссия страны положила конец спекуляциям в социальных сетях, объявив окончательные результаты. Независимая Высшая избирательная комиссия страны заявила, что явка избирателей во всех провинциях составила 41,1%, но должностные лица избирательных участков и местные и иностранные наблюдатели заявили, что она могла составлять всего 25%, поскольку разочарованная молодежь и средний класс страны в основном остались дома. Первоначальные результаты показали, что политический класс обвиняется в том, что он мало делает для предоставления основных услуг или обеспечения безопасности граждан страны, сохраняя статус-кво.

Окончательные результаты были неоднозначными — победа садристов под знаменем иракского национализма за счет коалиции ФАТХ и иранского влияния, а также приход в парламент новых лиц в виде независимых членов. Теперь можно представить, что, если бы не было бойкота, новый закон о выборах привел бы в парламент больше представителей гражданского общества и независимых кандидатов. Ни у одной партии нет достаточного количества мест, чтобы управлять самостоятельно, и есть предположения о возможных коалициях.

Движение садристов, возглавляемое популистским шиитским священнослужителем Моктадой Ас-Садром, возглавило опрос, получив 73 из 329 мест в парламенте. Партия прогресса, возглавляемая спикером парламента Мохаммедом Аль-Халбуси, заняла второе место с 37 местами, за ней последовала коалиция «Правовое государство» бывшего премьер-министра Нури Аль-Малики с 35 местами. На первый взгляд, это был достойный результат для Аль-Малики, получившего 10 мест на последних выборах в 2014 году, и он, возможно, надеялся на возвращение к власти при поддержке обычно мощного альянса ФАТХ, связанного с Ираном. Однако в этом есть две проблемы. Во-первых, коалиция Аль-Малики все еще далека от 92 мест, которые она получила на парламентских выборах 2014 года. И, во-вторых, альянс ФАТХ, в котором кандидаты в основном представлены вооруженными группировками Хашд аш-Шааби, поддерживаемыми Ираном, показал ужасные результаты в последних опросах населения перед выборами и был полностью отвергнут иракскими избирателями, в результате чего число их мест в парламенте сократилось с 48 до 14.

Как и следовало ожидать, политические силы, связанные с Тегераном, отвергли результаты выборов, которые они назвали сомнительными. “Мы заявляем о нашем полном неприятии этих результатов […] которые негативно повлияют на демократический путь и социальную гармонию в стране”, — говорится в их заявлении. Таковы истинные цвета поддерживаемых Ираном политических партий с вооруженными группировками на местах, для которых “демократия” — не более чем предвыборный лозунг, развернутый в предположении, что результат будет в их пользу. Их четкое послание Садру состоит в том, что если демократия не послужит их целям, то их оружие, финансируемое Ираном, будет служить, и что никакое правительство не будет сформировано без их участия. За закрытыми дверями они будут продолжать оказывать максимальное давление на Садра, чтобы помешать ему создать правительство по своему выбору, и вместо этого сформируют альянс, аналогичный тому, который возглавлял Адиль Абдул-Махди с 2018 по 2020 год.

Большинство иракцев либо своими голосами, либо отказом голосовать отвергли иранское влияние в своей стране, что, по мнению многих арабских аналитиков, делает Тегеран самым большим проигравшим на выборах в Ираке в 2021 году, но в то же время это не увеличивает рычаги влияния США. Садр выступает против любого иностранного вмешательства в Ирак, будь то из Тегерана или Вашингтона, и он хочет, чтобы США начали серьезный диалог о своем военном присутствии на иракской земле. “Мы не выходцы ни с востока, ни с запада. Мы, иракцы, хотим жить в мире, и тот, кто выступит против этого, столкнется с соответствующим ответом”, — сказал он после выборов.

С Садром в качестве посредника во власти, человеком, известным своими изменчивыми прихотями, выбором и союзниками, результат выборов задерживает строительство институционального государства в Ираке, которое уважает международные соглашения и права человека. Будущее страны, отмечает египетская Al-Ahram, не светлее, чем было до 10 октября. Ирак находится на грани того, чтобы столкнуться с иранской ответной волной, проводимой жестокими ополченцами, в то время как международное сообщество по-прежнему не в состоянии оказать помощь беззащитным иракцам, которые потеряли веру в демократию. И история повторится еще раз.

Существует также исторический и международный контекст. Недавняя травматическая история Ирака наложила свой негативный отпечаток и является фактором, влияющим на способность общества к восстановлению. Ирано-иракская война 1980-х годов, вторжение в Кувейт и вторая война в Персидском заливе, массовые убийства курдов в Халабдже и Анфале, подавление восстаний южных шиитов на юге в 1991 году, этническая чистка среди арабов — все это часть наследия правления Саддама Хусейна задолго до дополнительных острых травм, вызванных самим наглым вторжением США. Переходный период в Ираке мог бы начаться в 1991 году, если бы администрация Буша-старшего, много говорившего о распространении демократии, повела бы себя как держава, ответственная именно за эту демократию, и принесла хотя бы ростки этой самой демократии в арабскую страну. Но Соединенные Штаты просто струсили, повели себя нелогично и некомпетентно по поводу смены режима, и именно поэтому Саддам Хусейн остался у власти, а население подверглось дальнейшим суровым санкциям, ничего не давшим ни США, ни Ираку, и приведшие только к тому, что страна была разделена на три зоны. Таким образом, 30 лет оказались вычеркнутыми из истории этой арабской страны мира — Ирака, но они остались в горькой памяти иракцев, которым ныне, как и в далеком 1991 году, остается уповать только на себя.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×