25.10.2021 Автор: Владимир Данилов

Эрдоган усиливает турецкую экспансию в Африке

ERD005674

С резким падением западного влияния в Африке в последние десятилетия на этом континенте стал значительно укрепляться новый и достаточно влиятельный игрок – Турция.

Современным отношениям Турции и стран Африки всего 20 лет. По некоторым данным, еще в конце 1980-х гг. группа работавших на африканском континенте турецких дипломатов разработала стратегию «открытия Африки». Провозгласив курс на построение многовекторной политики, Анкара последовательно реализует принятую стратегию углубления и расширения связей со странами Африки по четырем основным направлениям. Это, прежде всего, усиление политического влияния, увеличение объема торговли и экономических связей. Пришедшая к власти в Турции в 2002 году Партия справедливости и развития (ПСР) стала активно проводить в жизнь политику турецкой экспансии на континенте, и африканские страны с их рынками в этом отношении стали настоящей находкой для Анкары.

Еще одним весьма важным направлением в деятельности Анкары в Африке стала активизация идеологического воздействия и борьба на континенте с идеологическим противником нынешней Турции — Фетхуллахом Гюленом, закрытие его многочисленных школ FETÖ в африканских государствах.

В последние годы активным для Турции направлением укрепления своих позиций в Африке стала военная сфера. И это не только направление протурецких боевиков и оружия в Ливию и ряд других африканских государств. Новая военная база в Сомали — первая турецкая база в Африке и крупнейшая за пределами государства — говорит об интересе, проявляемом Анкарой к военной экспансии в Африку. Как сообщило на днях агентство Reuters со ссылкой на четыре информированных источника, Турция расширяет экспорт в Африку вооруженных беспилотников (БПЛА) после их успешного использования в международных конфликтах, заключив новые соглашения с Марокко и Эфиопией. Однако, как прогнозирует агентство, любые поставки БПЛА в Эфиопию могут привести к трениям в и без того натянутых отношениях между Анкарой и Каиром, который не в ладах с Аддис-Абебой из-за плотины гидроэлектростанции на Голубом Ниле. Даже сообщается, что якобы Каир уже обращался к США и ряду европейских стран с просьбой о помощи в замораживании данной сделки.

Весьма важным акцентом Анкары в Африке стала подготовка турецкой стороной местных кадров. Чем, как давно известно, решаются сразу две задачи: с одной стороны, этим кадрам прививается навык мышления турецким стандартами в турецкой же системе координат. С другой – формируется протурецкое лобби, причём с прицелом на перспективу; сегодня это молодой перспективный инженер в той или иной африканской стране, а завтра — начальник в какой-либо местной госструктуре. Тем более что Африка уже показала себя в качестве места феерических карьерных взлетов.

Полезные ископаемые, запасы минерального сырья, наличие значительных земельных, водных, растительных и других ресурсов, а также превышающая 1 миллиард численность населения все больше привлекают интерес Турции к африканскому континенту. Сначала турецкая экспансия затронула североафриканские государства, которые географически, историко-культурно и религиозно близки Турции. А затем Анкара пошла в страны Тропической Африки, куда турки продают сегодня товаров на сумму в $5 миллиардов вместо $750 миллионов в 2004. Крупнейшими потребителями экспорта Анкары стали весьма солидные африканские партнеры — ЮАР, Нигерия, Эфиопия, Гана и Кот-д’Ивуар.

С учетом потенциала материка Турция с начала 2000 годов предприняла ряд серьезных шагов к сближению с африканскими странами, значительно увеличив число посольств Турции в новых странах Африки с 12 стран (2009 г) до более чем 40-ка. В 2005 г. Турция стала страной-наблюдателем в Африканском союзе, а в 2008 г. уже стратегическим партнером в АС с обязательством ежегодно перечислять на его деятельность $1 миллион. Турция стала наблюдателем практически во всех африканских субрегиональных организациях (ВАС, ЭКОВАС, САДК, КОМЕСА и т.д.), в 2013 г. вошла в «нерегиональные» члены Африканского банка развития.

В 2008 г. в Стамбуле прошел первый саммит «Турецко-Африканское Сотрудничество», второй саммит состоялся в 2014 г. в Экваториальной Гвинее. В 2016 г. в Стамбуле состоялся первый бизнес форум «Турция-Африка». В конце текущего года в Стамбуле состоится III экономический и деловой форумы «Турция-Африка» (21-23 октября), а также III саммит партнерства «Турция-Африка» (18 декабря). Товарооборот увеличился с 4,3 миллиарда долларов в 2002 году до более чем 25 миллиардов долларов.

Турция активно старается занять за собой особую роль защитника Африки, представить дело так, что у нее на это якобы есть исторические основания. Для подтверждения этого в содержащейся на сайте МИД Турции справочной информации об отношениях с регионом опубликован целый раздел, посвященный хронологии их становления, составленный весьма показательно. В частности, история отношений с этим континентом представлена таким образом, что Османская империя якобы была форпостом антиколониализма в Северной Африке и защищала земли Восточной Африки от посягательств европейцев.

За время пребывания на постах премьер-министра и президента с 2002 года Эрдоган совершил 38 визитов в 28 африканских стран. В последний раз турецкий лидер приезжал в Африку в 2020 году и посетил Алжир, Гамбию и Сенегал. 17 октября с.г. он начал свой очередной тур по Африке с посещением Анголы, Нигерии и Того.

Однако в ряде стран Африки политика Эрдогана воспринимается неоднозначно. Так, накануне прибытия 18 октября в Нигерию Концерн по правам мусульман (MURIC) этой страны, согласно публикации нигерийской англоязычной газеты Daily Post, вынес суровое предупреждение президенту Эрдогану, потребовав от него прекратить преследование лидера оппозиционного движения Hizmet («Служение») исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Эта мусульманская правозащитная группа обвинила турецкого лидера в «произвольных арестах, пытках, политических убийствах, длительных тюремных заключениях оппозиционных деятелей и критиков властей, особенно членов движения Hizmet».

Но не только подобные MURIC правозащитные организации представляют сегодня проблемы для претворения Эрдоганом его экспансионистской политики в Африке. Страны Персидского залива, за исключением Катара, рассматривают Турцию как конкурента. По мере того как Анкара закладывает фундамент для своего долгосрочного присутствия на Черном континенте, аравийские государства предпринимают меры по нейтрализации турецкого влияния. Это касается как военной поддержки враждебных Анкаре сил, которая хорошо видна на примере командующего Ливийской национальной армией Халифы Хафтара, так и увеличения дипломатического присутствия в отдельных странах. В одном из публичных выступлений саудовский наследный принц Мухаммед обвинил Эрдогана в попытке создания в Африке «османского халифата». Сейчас в Анкаре уже признают, что последние действия Эрдогана во многом нужно рассматривать под призмой региональной конкуренции и опасения вызывает вопрос, насколько далеко аравийские центры силы готовы зайти в выборе ответных мер. Даже высказывается мнение, что конфликт в Ливии может оказаться увертюрой к более изощренной борьбе между ближневосточными игроками за Африку.

Владимир Данилов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×