22.10.2021 Автор: Виктор Михин

Ливия на пороге перемен или падения в хаос?

LIB

С тех пор, как лидер Ливийской Джамахирии Муаммар Каддафи был свергнут с власти и подло убит европейскими и американскими поборниками «демократии» в 2011 году, страна по вине Запада погрязла в невообразимом хаосе. Спустя десять лет, после инспирированных извне демонстраций и протестов, богатая нефтью страна охвачена политической нестабильностью, насилием, экономическим хаосом и, начиная с прошлого года, взрывом эпидемии COVID-19.

21 сентября парламент восточной части Ливии вынес вотум недоверия правительству национального единства страны, которое было сформировано в начале этого года. Временный орган, созданный для замены двух соперничающих администраций, которые долгое время боролись друг с другом, должен привести страну к национальным выборам, запланированным на 24 декабря. Таким образом, с одной стороны, Ливия, казалось бы, продвигается к миру и стабильности, но с другой — она снова рискует скатиться к гражданской войне, когда в столице Триполи вновь вспыхнут ожесточенные столкновения между соперничающими группировками.

Иностранное участие, возможно, является главной причиной, по которой Ливия не смогла продвинуться вперед и создать единую, стабильную администрацию. Внешние субъекты, спонсируя предпочитаемую ими сторону в конфликте, периодически подливают масла в огонь. Далия Аль-Акиди, старший научный сотрудник Центра политики безопасности в Вашингтоне так оценивает нынешнюю ситуацию: “В такой стране, как Ливия, достижение безопасности и политической стабильности требует единства различных крупных политических игроков. Однако, когда у вас есть местные политики с иностранными целями и лояльностью, трудно объединиться вокруг одной общей цели». Действительно, лучше не скажешь.

Многие эксперты по праву считают, что Ливия стала не более чем площадкой для конкурирующих иностранных интересов, где можно захватить военные трофеи — нефть, контракты на поставку оружия и стратегическое влияние. «Внешняя поддержка различных групп, покровителей и клиентов поддерживала конфликт, а также военную экономику, связанную с контрабандой, коррупцией, взяточничеством, рэкетом, защитой, контролем критически важных инфраструктур, таких как аэропорты, морские порты и нефтяные терминалы”, — считает Джонатан Вайнер, ученый из Института Ближнего Востока и бывший специальный посланник США по Ливии. Единственный способ заменить такую коррумпированную и фракционную систему, уверен Винер, — это “единое гражданское правительство, которое делит добычу таким образом, чтобы она была всеобъемлющей и обеспечивала что-то почти для всех».

В результате длительных политических разногласий и междоусобиц простые ливийцы стали свидетелями резкого падения уровня жизни и разрушения критически важной инфраструктуры. В начале этого года динар рухнул, и потребительские цены моментально взлетели до небес. Нехватка топлива и перебои в подаче электроэнергии стали обычным явлением, и даже чистая вода является редкостью в стране, которая когда-то была одной из богатейших в Африке и остается вторым по величине производителем нефти на континенте после Нигерии.

“Ливия — это поврежденное общество, но не несчастное”, — считает Карим Мезран, директор Инициативы по Северной Африке и постоянный старший научный сотрудник Центра Рафика Харири и программ по Ближнему Востоку в Атлантическом совете. “Самые большие проблемы — это пандемия COVID-19 и тот факт, что страна служит крупным центром миграции африканцев в Южную Европу. Тем не менее, при некоторой стабильности Ливия является и должна быть богатым государством, учитывая обилие нефти и других природных ресурсов в сочетании с относительно небольшим населением”.

Вместо того, чтобы выйти из эпохи Каддафи с большей открытостью, экономическим ростом и продуктивным взаимодействием с международным сообществом, Ливия до сих пор переживает беззаконие и институциональный коллапс, став чем-то близким к несостоявшемуся государству. «Десятилетие насилия и беспорядков, переживающая трудности экономика и пандемия COVID-19 усугубили проблемы, с которыми сталкиваются все, кто живет в стране”, — заявил в недавнем заявлении директор ливийского отделения Международного комитета спасения Том Гарофало. Сегодня, по оценкам, 1,3 миллиона человек нуждаются в гуманитарной помощи — на 40% больше только по сравнению с 2020 годом.

Эксперты сходятся во мнении, что Ливии не хватает настоящего лидерства, сильного политика, который смог бы объединить народ, политиков и партии, и повести их к процветанию страны. По словам Вайнера, ООН должна быть «намного сильнее, тверже, жестче и стабильнее”, если она надеется стабилизировать ситуацию в стране. “Должны быть последствия, когда страны говорят одно, например, обещают поддерживать мир и выводить свои войска, а делают другое, например, поддерживают своих клиентов и сохраняют своих наемников и военную поддержку», — сказал он. Нет сомнений в том, что в прошлом году был достигнут значительный прогресс в урегулировании разногласий в Ливии. Тем не менее, многие эксперты по Ливии считают, что обеспечение проведения выборов имеет первостепенное значение.

Некоторый оптимизм вселяет соглашение, только что достигнутое в Женеве Совместной военной комиссией 5+5 Ливии по процессу вывода наемников и иностранных боевиков из страны. Генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш заявил, что план действий является “краеугольным камнем в осуществлении соглашения о прекращении огня от октября 2020 года”, поскольку он призвал ливийские и международные власти действовать в соответствии с ним. Генеральный секретарь ООН надеется, что развертывание первоначальной группы наблюдателей Организации Объединенных Наций за прекращением огня будет «способствовать созданию условий для успешной реализации плана действий», — заявил пресс-секретарь Стефан Дюжаррик.

Все-таки мир надеется, что Ливия приостановит свое падение в бездну хаоса и начнет процесс восстановления государственности.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×