20.10.2021 Автор: Владимир Терехов

О последних манёврах США в отношении КНР и РФ

USW34231

Похоже, процесс переосмысления места и роли США в современном быстро меняющимся мире, запущенный ещё во второй половине нулевого десятилетия, резко ускоряется. Самым последним свидетельством чему является широко обсуждаемая статья Дэвида Пайна в журнале National Interest под говорящим заголовком “Америка не может бороться одновременно с Китаем и Россией”. В котором ключевым, несомненно, является слово “одновременно”. То есть всё же констатируется само наличие такой “борьбы”, и речь, видимо, пока идёт о наиболее оптимальной стратегии её ведения со стороны США. Это уже заметный прогресс в политическом мышлении Вашингтона, ибо совсем недавно говорилось не только о возможности как раз одновременной борьбы с КНР и РФ, но и победы в ней (видимо, тоже одновременной?).

То есть “товарищи (вашингтонские) идут верным путём”. Вполне возможно, что далее возникнут сомнения в самой необходимости “борьбы”, что будет иметь следствием идею (совершенно сегодня крамольную) о возможности некоторого согласования усилий ведущих мировых игроков с целью решения обостряющихся глобальных проблем.

Впрочем, определённые намёки на подобное имеются и в данной статье. Когда, в частности, говорится о новом варианте “Ялты” и возможности выхода США из НАТО. Правда, второе подаётся в виде некоторой услуги обоим основным оппонентам, которые в ответ должны воздержаться от дальнейшего сближения между собой.

Здесь, конечно, возникают некоторые вопросы. Например, почему кто-то должен чем-то “оплатить” ныне ведущей мировой державе то, что она сбросит, наконец, со своих плеч (давно бессмысленную для неё) обузу в виде НАТО? Нужный сегодня только для того, чтобы спокойно себя чувствовали (вконец обнаглевшие) мелкие восточноевропейские хитрованы? — Перебьются.

Во-вторых, почему вообще факт развивающейся кооперации (соседей) КНР и РФ, воспринимается в качестве источника неких угроз? Кооперируются же США со своими соседями Канадой и Мексикой.

Но, повторим, упомянутая выше статья показывает о верном направлении трансформации американского внешнеполитического мышления. И можно предположить, что участившиеся в последнее время контакты разного уровня США как с КНР, так и РФ свидетельствуют о конкретных практических проявлениях изменений в подходах к решению всё той же проблемы поиска нового формата позиционирования Вашингтона в новом мире.

Что касается КНР, то укажем на телефонный разговор китайского лидера Си Цзиньпина с президентом Дж. Байденом, состоявшийся 9 сентября по инициативе второго. Факт примечательный уже тем, что таких контактов не было с февраля с. г., когда в кратком телефонном разговоре Си Цзиньпин поздравил (едва ли не последним из мировых лидеров) своего американского коллегу с инаугурацией на высший государственный пост США. Новый американский посол в Пекине (Н. Бёрнс) был номинирован лишь в конце августа с. г., то есть после десятимесячного перерыва с момента завершения срока пребывания предыдущего.

Длительное время в состоянии неопределённости находился вопрос о возможности непосредственной встречи Дж. Байдена с китайским лидером. Типа той, которая имела место в Женеве между российским и американским президентами. Видимо, указанный вопрос находился в центре переговоров советника по национальной безопасности Дж. Салливана и не менее ответственного представителя КНР Ян Цзечи, которые состоялись 6 октября в Цюрихе. Как полагают в китайской Global Times, обсуждался и вопрос о возможности проведения “видеосаммита” между лидерами обеих стран.

Основной сферой в системе американо-китайских отношений, которая может послужить стимулом для поддержания в них хоть какого-то позитива, обусловлена двусторонней торгово-экономической кооперацией. Именно американский бизнес проявляет наибольшую заинтересованность в её дальнейшем развитии, и он стоял за так называемым “Соглашением 1-й фазы”, заключённом в январе 2020 г. За продолжение связанного с ним позитива выступает новый (с 6 мая) торговый представитель администрации США Кэтрин Тай, дочь китайских эмигрантов, живших как в материковом Китае, так и на Тайване.

Последний остаётся едва ли не главной угрозой для перспективы того самого позитива. В сохраняющемся негативном тренде развития Тайваньской проблемы можно отметить примечательные события в связи с празднованием 110-й годовщины начала Синьхайской революции, которое (10 октября) проводилось в КНР и на Тайване. В частности, обратили на себя внимание выступления по этому поводу Си Цзиньпина и тайваньского президента Цай Инвэнь, заслуживающие, однако, отдельного рассмотрения.

Нельзя также не отметить, что наблюдающаяся в последнее время дипломатическая активность США на китайском направлении сопровождается не меньшей активностью в отношениях с РФ. В связи с чем напрашиваются некоторые ремарки.

Во-первых, использование дипломатического инструмента очевидным образом подкрепляется демонстрацией военного. Например, сообщение о прилёте в Москву заместителя госсекретаря В. Нуланд прошло в сопровождении информации об очередном приближении к воздушному пространству РФ двух стратегических бомбардировщиков B-52. Те же бомбардировщики и прочие военные летательные аппараты ВВС, а также корабли ВМС США (с гораздо большей частотой) появляются в воздушном и морском пространстве Южно-Китайского моря и в районе Тайваня.

В целом подобная стратегия поведения США на международной арене соответствует не раз излагавшемуся президентом Дж. Байденом принципу о том, что его администрация особое значение будет придавать дипломатии, которая тем не менее будет опираться на военную силу. Принцип хорошо известный с древних времён. В одном из вариантов (о “добром слове и пистолете”) он был популярен среди тех граждан США, у которых постоянно были какие-то проблемы с правоохранительными органами страны.

Во-вторых, объектами резко возрастающей дипломатической активности США оказываются (тоже одновременно) оба основных геополитических оппонента, то есть КНР и РФ. Нельзя исключить, что при этом предпринимаются попытки провести с кем-либо из них (по принципу “кто первым моргнёт”) ту же комбинацию, которая полностью удалась в начале 70-х годов прошлого века.

Ценой, которой Вашингтону тогда пришлось оплатить политико-стратегический успех, стал “исход” из ООН и Совета безопасности Тайваня, то есть самого верного союзника США в Азии. Оба эти места заняла КНР, привлечение которой на свою сторону было целью всей комбинации. Что имело важное значение для дальнейшего протекания и конечных итогов холодной войны.

Сегодня такого рода “наживками” в игре Вашингтона с каждым из двух основных оппонентов по отдельности могут оказаться тот же Тайвань для КНР и Украина для РФ. И здесь представляется уместным кратко остановиться на второй из этих “наживок”.

Украине необходимо предоставить возможность самой разобраться с последствиями выбора полноценной государственной самостоятельности (видимо, к этому сводится основной посыл статьи на эту тему Д.А. Медведева). Возможно, ей удастся выбраться из лабиринта 30-летних внутренних и внешнеполитических блужданий, в ходе которых совершались крайне странные зигзаги. Например, тот, который был вызван попытками заигрывания с главным геополитическим оппонентом своего нынешнего (абсолютного) сюзерена. Что, конечно, демонстрирует уровень неадекватности нынешней киевской власти.

Украине необходимо осознать главное: ей никто ничем не обязан, и она кузнец своего счастья. Что сегодня нет, а возможно, никогда и не было никакого “Запада” и даже “Европы”, которыми перед ней продолжает размахивать как морковкой разного рода политжульё. Что продолжающиеся с момента обретения независимости попытки поиграть в “Большую мировую политику” (да ещё в пользу одного из ведущих игроков против другого), не располагая для этого необходимым потенциалом, рано или поздно завершатся катастрофой. Как это случилось 300 лет назад с идейным предшественником нынешней украинской государственности.

Как бы то ни было, но представляется несомненным, что на крючок с наживкой в виде нынешней Украины (которой, похоже, отводится роль “восточноевропейского Тайваня”) Россию сегодня не поймать. Слишком высока цена вопроса, обусловленная продолжающимся процессом всестороннего сближения КНР и РФ, в котором внешний фактор (в виде “давления” США на обе страны), конечно, присутствует. Но, на авторский взгляд, не является главным.

Развитие отношений РФ с великим соседом важно само по себе и вне зависимости от того, как они складываются у Москвы со всем остальным миром. Нередкие разговоры в стиле, чтобы такого Вашингтон мог предложить в обмен на ухудшение её отношений с КНР, представляются, мягко выражаясь, странными. У Вашингтона в принципе не может быть в наличии никакого “эквивалента” российско-китайским отношениям.

Точно также, как не существует “эквивалентов” нормальным российско-американским и американо-китайским отношениям, которые тоже имеют собственную значимость.

В целом же очевидно, что вопрос поддержания сбалансированных отношений в геополитическом треугольнике “КНР-США-РФ” приобретает фундаментальное значение для всего мира. В этом плане, несомненно, позитивный характер носит факт участившихся в последнее время контактов путём взаимных визитов различного уровня должностных лиц США, КНР и РФ.

Только совместными усилиями этих стран, с привлечением других значимых игроков (Индии, Японии, Германии, Великобритании, Франции…), можно решать обостряющиеся разнообразные глобальные проблемы.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»


×
Выберие дайджест для скачивания:
×