14.10.2021 Автор: Владимир Одинцов

Эрдоган спешит создать широкую коалицию протурецких сил

ERD756732

На фоне провала политики и авторитета США, а также падения роли Евросоюза в международных делах и в отношениях с США турецкий лидер Эрдоган спешит создать широкую коалицию протурецких сил в Центральной Азии и в Средиземноморье.

Важный акцент в этом плане им делается на усилении влияния в странах Центральной Азии, где на место советской идеологии, объединявшей в недалеком прошлом Северную и Центральную Евразию, турецкий лидер стал активно продвигать свои воззрения в рамках тюркской цивилизации. Немаловажную роль в этом сдвиге стало играть противостояние религий – христианства и ислама, вокруг которых сосредоточены главные культурные коды и ценности тюркского наступления Анкары.

Сегодня Турция активно подтягивает под себя страны тюркского мира и бывшей Османской империи с помощью «мягкой силы» и квот на образование в турецких вузах. Публичной демонстрацией этого процесса стало празднование в течение всего августа в Турции 30-летия независимости государств тюркского мира: Узбекистана, Киргизии, Казахстана, Азербайджана и даже Туркменистана, хотя эта страна сохраняет нейтралитет и не входит в Тюркский совет. Инициатором праздничных торжеств стала Международная организация тюркской культуры ТЮРКСОЙ, штаб-квартира которой расположена в Анкаре. Мероприятия также прошли в Румынии и Венгрии, ставшей наблюдателем в Тюркском совете.

Демонстрируя свое намерение играть решающую роль в политике и событиях региона, 27 сентября в Стамбуле, по инициативе Турции, страны Тюркского совета обсудили ситуацию в Афганистане. На эту встречу были приглашены представители дипведомств Турции, Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, а также Венгрии. «Тот факт, что в Афганистане проживают миллионы представителей тюркских народов, представляет для нас прямой интерес…», – заявил, выступая на встрече министров иностранных дел Тюркского совета, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. Глава турецкой дипломатии также подчеркнул, что эта встреча сама по себе свидетельствует о растущем авторитете Тюркского совета на международной арене. «Сегодня мы дадим сильный посыл о единстве тюркского мира и нашем сотрудничестве в международных вопросах», – заявил он.

Безусловно, развитие ситуации в Афганистане имеет весьма важное значение для стран региона, прежде всего в плане безопасности, недопущения проникновения деструктивных террористических элементов, наркотрафика, потока оружия, а также нелегальных мигрантов. Однако это в первую очередь актуально для приграничных Афганистану государств Центральной Азии, в частности Узбекистана, Туркменистана и Таджикистана. Тем более что в Афганистане живет немало узбеков, туркмен и таджиков, а общая граница в нынешней неспокойной ситуации в этой стране в любой момент может стать причиной многочисленных рисков для стран-соседей.

Правда, не совсем понятен нынешний акцент Анкары: при чем тут Тюркский совет? Да, Чавушоглу прав, говоря о том, что в Афганистане проживает много тюрок, страна непосредственно граничит с тюркскими государствами. Но она ведь не граничит с самой Турцией! Может быть, в действиях Анкары есть скрытые причины? Как, например, намерение взять под собственный контроль не только рынок наркотиков, но и запасов редкоземельных минералов в Афганистане. В частности, лития, необходимого для бурно растущего производства аккумуляторов, а также золота, меди, железной руды и даже нефти. Безусловный интерес для Анкары представляет и другое богатство Афганистана – его стратегическое географическое расположение на стыке Ближнего Востока, Средней Азии, Дальнего Востока и Индо-Пакистанского региона. И именно этот стратегический фактор сегодня особенно интересует амбициозного турецкого президента, активно распространяющего турецкое влияние на Балканы, Африку, Ближний Восток, Закавказье и Центральную Азию. Поэтому активное желание Турции влезть в Афганистан не самой по себе, а с помощью Тюркского совета привлекает к себе особое внимание, даже некоторую настороженность. Ведь те же вопросы безопасности в нынешних событиях в Афганистане весьма активно обсуждаются на таких устойчивых региональных объединениях, как ОДКБ, ШОС, ЕАЭС. Однако Анкара усиленно пытается перевести такие усилия именно под эгиду созданного ею в 2009 году Тюркского совета, формируя прообраз некоего Великого Турана, который ранее существовал скорее как культурно-исторический проект. Турецкий президент открыто говорит, что хочет превратить Тюркский совет в полноценную международную организацию, и с его явной подачи в последнее время стали высказываться мнения, что в будущем такая организация могла бы трансформироваться даже в местный аналог Евросоюза. Еще весной Эрдоган заявил, что повышение роли Тюркского совета планируется рассмотреть в ноябре этого года на 8-м чрезвычайном заседании Совета в Стамбуле и для управления организацией в будущем даже уже подготовлено престижное историческое здание в Стамбуле.

При этом обращает на себя внимание, что страны тюркского мира стали все активнее дистанцироваться от недавнего советского прошлого. И ярким примером этого стала, в частности, реабилитация в августе этого года Верховным судом Узбекистана 115 человек, репрессированных в 1920-1930 годах прошлого столетия, – в большинстве своем откровенных бандитов-басмачей. Так, одним из самых одиозных из них стал бывший лидер басмачей Ибрагим-бек, воевавший с советской властью на деньги англичан за возвращение власти сбежавшего в Афганистан Бухарского эмира. Помимо кампании по реабилитации Ибрагим-бека, его стали сегодня причислять к джадидам-просветителям, хотя по своему мировоззрению он был архаичным исламистом-консерватором, близким сегодняшним талибам, и убивал, например, врачей-джадидов как «шайтанов».

При этом в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии с явной подачи политических воззрений турецкого президента и его близости к «Братьям-мусульманам» (формирование запрещено в РФ) исламский фактор стал играть в последнее время немаловажную роль, усиливая в сегменте соцсетей ваххабитские настроения. Все это, помимо демонстрации укрепляющегося влияния Турции в регионе, несет в себе и явную идеологическую угрозу для региона.

В рамках подобной проводимой политики Эрдоган завел разговор о «разделенном Азербайджане», имея в виду северо-западный Иран, который населен 10 миллионами азербайджанцев. Оправданно озаботившись после этого выступления Эрдогана дестабилизацией Ирана, в МИД этой страны был вызван турецкий посол, которому объяснили, что «эра воинствующих империй» осталась позади.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×