11.10.2021 Автор: Виктор Михин

Тегеран — Эр-Рияд: лед, похоже, тронулся

IRNSA9545

Представители Саудовской Аравии и Ирана провели новый раунд переговоров в Багдаде. Ныне Ирак выступает в качестве посредника, чтобы помочь двум странам снять напряженность. На встрече, как сообщается, обсуждались «нерешенные вопросы между двумя странами в соответствии с ранее согласованной дорожной картой, включая дипломатическое представительство между двумя странами». Иракская пресса отметила, что, хотя встреча прошла не на министерском уровне, переговоры можно назвать «позитивными».

Это была первая встреча между двумя странами после приведения к присяге нового президента Ирана. В последнее время Ирак стал играть активную роль посредника в регионе, особенно между Саудовской Аравией и Ираном, чье соперничество часто приводило к смертельным последствиям в Ираке и других частях региона. Обсуждения между двумя странами по ослаблению напряженности происходят в то время, когда Саудовская Аравия стремится положить конец своей многолетней войне в Йемене, пока как Иран, похоже, рассматривает обсуждения как возможность для возобновления переговоров с США по ядерной сделке 2015 года, из которой в 2018 вышел бывший президент США Дональд Трамп.

Возможно, настало время для Ирана и Саудовской Аравии преодолеть раскол между ними, но, похоже, в их переговорах мало динамики. Иранские и саудовские дипломаты осознали необходимость урегулирования разногласий между их двумя странами, поскольку Ближний Восток вступает в новую фазу геополитической неопределенности, когда президент США Джо Байден и его администрация стремятся проложить новый путь в регионе. Если удастся добиться прорыва в холодной войне между Ираном и Саудовской Аравией и два региональных соперника смогут перевести свои непростые отношения на нормальный путь, это событие может оказаться успокаивающим для турбулентного региона Ближнего Востока, поможет исправить его давние ошибки.

Высокопоставленные дипломаты Ирана и Саудовской Аравии уже несколько месяцев встречаются, чтобы попытаться урегулировать разногласия между своими странами и ослабить региональную напряженность. Переговоры были начаты в апреле, когда международные державы провели переговоры о возобновлении ядерного пакта 2015 года с Ираном, против которого выступали Саудовская Аравия и ее арабские союзники за то, что эти переговоры якобы не решали проблему иранской программы создания баллистических ракет и изменения иранской политики в отношении региональных посредников. Они достигли кульминации, когда министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир-Абдоллахиан встретился с официальными лицами из Саудовской Аравии и других стран Персидского залива и арабских государств в Нью-Йорке в знак активизации усилий по снижению напряженности. Позже Амир-Абдоллахиан заявил, что укрепление связей с соседями является главным приоритетом нового правительства Ирана.

Арабская суннитская держава и Иран с шиитским персидским большинством долгое время были историческими соперниками и вели ожесточенную борьбу за региональное господство. В последние годы они враждовали из-за многих региональных конфликтов и растущей милитаризации Ирана. В частности, за последние 18 лет раскол между Саудовской Аравией и Ираном усилился в результате ряда негативных для них событий. Падение возглавляемого суннитами режима Саддама Хусейна в 2003 году расчистило путь для правительства в Багдаде, в котором доминируют шииты, и с тех пор влияние Ирана в стране постоянно растет. Это устранило ключевой военный противовес Ирану и помогло Исламской Республике утвердиться в качестве региональной державы, укрепить свою гегемонию в странах, где доминируют дружественные режимы или мусульмане-шииты.

Нынешние встречи Ирана и Саудовской Аравии могут выйти из регионального тупика, если двум странам удастся заключить сделку. Они происходили под плотным покровом секретности, но несколько деталей, которые появились до сих пор, показали, что участники переговоров сосредоточили свое внимание на Йемене и конфликте, многообразные и долгосрочные последствия которого обе стороны не могут игнорировать. Поддерживаемые Ираном хуситы, которые контролируют большую часть северного Йемена, включая столицу Сану, продвигаются к центральному йеменскому городу Мариб, который пока удерживает правительство, поддерживаемое Саудовской Аравией. Они также активизируют боевые действия на юге, несмотря на более чем семилетние военные усилия Саудовской Аравии по их вытеснению. Хуситы постоянно используют ракеты иранского производства и беспилотные летательные аппараты для обстрела саудовской территории.

Важной частью стратегии национальной безопасности Саудовской Аравии является сдерживание угроз со стороны поддерживаемых Ираном ополченцев в Ираке, которые получают все больше полномочий, помощи и наращивают свое присутствие вдоль северо-восточных границ страны. Тегеран также является главным региональным сторонником президента Сирии Башара Асада против суннитских повстанцев в стране с момента начала гражданской войны в Сирии в 2011 году. В Ливане поддерживаемая Ираном шиитская группировка «Хизбалла» играет ключевую роль в политической жизни, в то время как ее боевики активно участвовали в различных конфликтах в Газе, Сирии, Ираке и Йемене.

Иран видит позитивную динамику в переговорах между Ираном и Саудовской Аравией, и высокопоставленный иранский дипломат Саид Хатибзаде заявил, что переговоры привели к “серьезному прогрессу” в вопросе безопасности в Персидском заливе, сигнализируя о приоритете, который его правительство уделяет региональному влиянию внешней политики Тегерана. Король Саудовской Аравии Салман бен Абдель Азиз Аль Сауд выразил надежду на то, что переговоры с Ираном “приведут к ощутимым результатам для укрепления доверия” и к возобновлению двустороннего “сотрудничества”. В своем обращении к Генеральной Ассамблее ООН он призвал Иран прекратить “все виды поддержки” вооруженных групп в регионе.

Однако, по мере затягивания переговоров, растет беспокойство по поводу того, что поиск решений разногласий, особенно невысказанных, может оказаться сложным и занять больше времени, чем ожидалось. Старые противоречия и возникающие новые региональные и глобальные проблемы могут усложнить этот процесс. Соперничество Ирана и Саудовской Аравии представляет собой многомерную историческую и межконфессиональную борьбу, усугубляемую геополитической конкуренцией за то, кто должен иметь большее влияние в политике региона. Иран – это в основном мусульмане-шииты, в то время как Саудовская Аравия, где находится Мекка, родина ислама, считает себя ведущей суннитской мусульманской державой. В то время как межконфессиональное соперничество по поводу того, кто представляет “истинный ислам”, и лояльность в конфликтах по доверенности будут оставаться основополагающими в определении соперничества Ирана и Саудовской Аравии, успешное его завершение будет в значительной степени зависеть от геополитических соображений.

Переговоры между двумя странами проходят в то время, когда США пытаются выработать более строгие рамки для ядерной сделки 2015 года с Ираном и после того, как администрация Байдена завершила вывод, вернее бегство, своих войск из Афганистана в августе этого года. Иранцы могут расценить отказ администрации США от своих “бесконечных войн” в регионе как возможность проявить меньшую гибкость за столом переговоров. На Ближнем Востоке широко распространено убеждение, что присутствие США зависит от обеспечения их жизнеобеспечения, что долгожданный уход США из региона положит конец хрупкому статус-кво для всех игроков и расчистит путь для нового регионального порядка. В то время как бывшие администрации США были долгосрочными партнерами и создали антииранскую коалицию во главе с Саудовской Аравией, ожидается, что нынешний уход США из региона оставит вакуум власти, который может создать возможность для региональных тяжеловесов заполнить этот пробел. Более того, в то время как США отступают, Китай все больше дает о себе знать своим присутствием в регионе. В марте Пекин заключил крупное соглашение с Тегераном об инвестициях в размере 400 миллиардов долларов в течение следующих 25 лет в обмен на стабильные поставки нефти и газа.

В этих условиях неудивительно, что активная региональная дипломатия вернулась, и ключевые ближневосточные враги стремятся разрешить старые споры, чтобы избежать дальнейших проблем и, возможно, даже распада в регионе. Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет примирились с Катаром после того, как разорвали все связи с эмиратом в июне 2017 года. В качестве мощного жеста сближения наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед Бен Салман пригласил эмира Катара шейха Тамима Бен Хамада Аль Тани и советника по национальной безопасности ОАЭ шейха Тахнуна Бен Зайда Аль Нахайяна на встречу на курорте Красного моря в этом месяце. Одновременно Саудовская Аравия также перешла в дипломатическое наступление, чтобы наладить отношения с Турцией, которые являются весьма напряженными из-за обвинений в том, что президент Реджеп Тайип Эрдоган пытается возродить Османскую империю и оказать давление в арабском мире. В качестве еще одного признака более широких политических перестановок саудовские официальные лица недавно провели секретные переговоры с сирийскими коллегами в Дамаске, в результате которых появились сообщения о том, что может быть достигнуто соглашение о восстановлении дипломатических отношений между двумя странами.

Иран также, возможно, находится на пороге улучшения отношений со своими соседями, особенно с арабскими странами Персидского залива. В то время как иранские официальные лица продолжают проявлять сдержанность в своей воинственности по отношению к своим соседям, Амир-Абдоллахиан принял участие в региональной конференции в Багдаде в августе, направленной на ослабление напряженности на Ближнем Востоке.

Но даже несмотря на то, что два главных противника на Ближнем Востоке пытаются снизить «температуру» в своих давних противостояниях, во многом исход диалога между Ираном и Саудовской Аравией будет зависеть от того, смогут ли две страны покончить со своими горькими разногласиями и продолжить строить новые отношения. Лучшее, что они могут сейчас сделать, — это остыть. Что касается цели прекращения ядерного и ракетного строительства Ирана, сдерживания его растущего влияния и сокращения его прокси-сетей в регионе, то это остается предметом многотрудных и многодневных переговоров.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×