08.10.2021 Автор: Константин Асмолов

Премьер Фумио Кисида и будущее отношений Японии и РК

FUM83443

29 сентября 2021 г. бывший министр иностранных дел Фумио Кисида был избран председателем правящей Либерально-демократической партии Японии. Во втором туре  голосования он одержал уверенную победу над министром по делам административной реформы Таро Коно, набрав 257 голосов против 170. Выборы нового председателя прошли в связи с истечением полномочий премьер-министра Ёсихидэ Суги, который был назначен на этот пост в прошлом году из-за внезапной отставки Синдзо Абэ.

4 октября нижняя палата парламента Японии большинством голосов избрала Фумио Кисиду на должность нового, сотого по счету премьер-министра страны. По итогам голосования Кисида получил 311 из 458 голосов.

64-летний Фумио Кисида известен как серьёзный политик, который ранее занимал посты министра обороны, министра иностранных дел и министра по делам Окинавы и Северных территорий. При администрации Синдзо Абэ он более четырёх лет работал на посту министра иностранных дел, и его подпись стоит на соглашении между Республикой Корея и Японией по проблеме жертв сексуального рабства в декабре 2015 года. Утверждается, что именно Кисида также смог уговорить Абэ добавить в соглашение выражение о «чувстве ответственности».

Япония выполнила свои обязательства по соглашению, принеся извинения и создав финансируемый правительством фонд с целью выплаты компенсаций жертвам. Однако стараниями «патриотических НПО», которые после «закрытия вопроса о женщинах для утешения» остались бы без дел и госфинансирования, соглашение было заклеймено как «принятое без согласия жертв» и учета мнения народа. А когда в 2017 году Мун, тогда глава оппозиции, пришел к власти, эту позицию поддержал официальный Сеул. Вскоре после того, как президент Мун Чжэ Ин вступил в должность, Сеул решил распустить фонд, фактически разорвав соглашение.

Приход нового руководителя Японии в РК встретили дежурными приветствиями. Как заявил представитель администрации президента Муна, правительство РК готово сотрудничать с новым правительством Японии под руководством Фумио Кисиды ради построения отношений, устремлённых в будущее. Ёсихидэ Суга, который еще до премьерства был «голосом Абэ», отрицательно относился к диалогу с Южной Кореей, отказываясь проводить с президентом Мун Чжэ Ином какие-либо встречи на высшем уровне, и такой текст пожеланий намекает на просьбу о саммите.

Председатель правящей демократической партии Сон Ен Гиль поздравил Фумио Кисиду с победой и немедленно призвал нового премьер-министра избегать дипломатических ошибок, таких как посещение храма Ясукуни.

Лидер демократов призвал новую администрацию отказаться от политического курса бывшего премьер-министра Синдзо Абэ и выработать новую позицию, направленную на улучшение отношений между Сеулом и Токио и укрепление двусторонних связей.

Председатель SK Group и Корейской торгово-промышленной палаты Чхве Тхэ Вон направил Фумио Кисиде письмо, в котором выразил надежду на то, что Сеул и Токио приложат усилия для улучшения отношений, а бизнесмены обеих стран будут расширять сотрудничество. РК и Япония — географически близкие соседи и торгово-экономические партнёры, — говорится в письме, и две страны преодолеют имеющиеся проблемы, изучив сильные стороны друг друга.

СМИ РК пишут, что «в Японии растут ожидания того, что новому лидеру удастся найти прорыв в замороженных отношениях между Сеулом и Токио», которые «находятся на самом низком уровне с 1965 года», когда страны заключили дипотношения. Кризис, напомним, начался после того, как в 2018 году Верховный суд здесь постановил, что японские фирмы, занимающиеся принудительным трудом в военное время, должны выплатить компенсацию истцам. В ответ Япония ввела ограничения на экспорт некоторых товаров первой необходимости, что переросло в торговую войну.

Консервативные газеты считают, что «смена руководства даст возможность восстановить замороженные отношения между Кореей и Японией», в то время когда Сеулу и Токио надо держаться вместе как поборникам свободной демократии и рыночной экономики в борьбе «с наращиванием мускулов Китая в Северо-Восточной Азии и постоянно растущим ядерным потенциалом Северной Кореи». «Прежде всего, Кисида должен согласиться на встречу на высшем уровне с Муном после вступления в должность. Обе стороны должны понимать и уважать друг друга, а не проявлять эмоциональный и враждебный подход. Что касается споров о прошлом, Токио должен искренне оценить мучительную боль корейских жертв — будь то сексуальные рабыни или принудительные работники — во время войны на Тихом океане, вместо того чтобы выражать извинения или сожаление в риторике. Бесконечная битва за искренность извинений должна прекратиться, если две страны действительно хотят двигаться вперед». Затем Корея и Япония должны сначала устранить ненужные неудобства в экономическом сотрудничестве. Например, две страны по-прежнему обеспечивают двухнедельную изоляцию трейдеров друг друга в условиях пандемии Covid-19. Они должны покончить с бюрократической волокитой, поскольку эта мера препятствует плавному экономическому обмену, и справиться со сбоями в глобальных цепочках поставок на фоне усиливающейся конфронтации между США и Китаем. Кроме того, Сеул и Токио должны нормализовать двустороннее Соглашение об общей безопасности военной информации (GSOMIA).

Но антияпонизм остается одним из столпов южнокорейской идеологии. И хотя судебная система РК начинает посылать противоречивые сигналы, недавно окружной суд Тэджона обязал японскую компанию Mitsubishi Heavy продать все свои активы в РК, чтобы компенсировать моральный ущерб южнокорейцам, вынужденным работать на нее во время Второй мировой войны. При том что даже президент Мун во время новогодней пресс-конференции пытался заявлять о том, что «это было бы нежелательно для двусторонних связей», а перспектива доказать правопреемство нынешнего Mitsubishi Heavy Industries от Mitsubishi тех времен (дзайбацу были официально упразднены в 1945) в международных арбитражах видится достаточно туманной.

Как видно, под возобновлением отношений Сеул понимает ситуацию, при которой Япония по непонятной причине пойдет на односторонние уступки: «Токио должен пойти дальше неоднократных призывов к Сеулу сначала предложить решение». Сделает ли это Кисида? Скорее всего нет.

Кисида выступает за тесный союз Японии с США и прочные партнерские отношения с другими странами-единомышленниками по всему миру отчасти для противодействия растущему влиянию Китая и угрозе со стороны Северной Кореи. Однако в отношении соглашения 2015 года Кисида продолжает обоснованно утверждать, что «Япония выполнила то, что она должна была сделать в отношении этого вопроса, и теперь мяч находится на площадке Сеула». По его мнению, будущее для двух стран не будет открыто, если Сеул не будет соблюдать международное право. Также Кисида не считает необходимым приносить дополнительные извинения за действия, совершённые Японией в годы Второй мировой войны. Такая идеологическая позиция оставляет очень мало возможностей для сдвига в южнокорейскую сторону. Кроме того, перед новым премьером стоит куча более важных внутренних проблем, на которых необходимо сосредоточиться, прежде чем решать вопрос с Кореей, — хотя бы борьба с пандемией.

Скорее стоит ожидать, что начнет сдвигаться Сеул. Во-первых, президентский срок Муна закончится в мае 2022 года, и, в случае прихода к власти меньшего популиста, отношения могут улучшиться. Во-вторых, победителя в торговой войне не видно. В-третьих, враждебность рядовых граждан по отношению друг к другу ослабевает. В ходе совместного опроса более половины жителей двух стран (54,8% в Японии и 84,7% в Корее) указали на необходимость улучшения связей.

Но и это, скорее всего, займет время, так что в ближайшее время смены напряженности на сотрудничество не ожидается.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×