07.10.2021 Автор: Владимир Терехов

Правящую в Японии партию возглавил Фумио Кисида

FU95452

29 сентября в Японии состоялись выборы президента правоконсервативной Либерально-демократической партии, которая руководит страной почти непрерывно (за двумя короткими по времени исключениями) с середины 50-х годов прошлого века. В последние 10 лет контроль ЛДП двухпалатного парламента осуществляется в коалиции с миноритарной партией Комэйто, идеология которой существенным образом базируется на буддизме.

Сама необходимость проведения упомянутых выборов возникла после того, как 3 сентября предыдущий лидер партии Ёсихидэ Суга подал заявление об отставке по причинам, которые обсуждались ранее в НВО. Что предопределило его уход и с поста премьер-министра страны.

Новый премьер-министр должен быть избран (не позже, чем через месяц после отставки прежнего) на внеочередной совместной сессии обеих палат парламента, которая намечена на 4 октября. По крайней мере за неделю до этой даты правящая партия должна была представить на рассмотрение парламентариев нового претендента. Каковым и стал 64-летний Фумио Кисида, опытный политик, имеющий богатый опыт работы как на различных государственных должностях, так и в парламенте. До сих пор высшим достижением его политической карьеры был пост министра иностранных дел, который он занимал в период 2012-2017 гг.

Несмотря на внешне вполне демократичный характер сложной и детально расписанной процедуры избрания лидера партии, руководство ЛДП, несомненно, решающим образом повлияло на её конечный исход. Сделано это было через депутатов парламента, управлять “мнением” которых гораздо проще, чем представителями местных партийных ячеек.

Вплоть до дня голосования бесспорным лидером среди четырёх претендентов был не менее опытный политик Таро Коно. Как видно из приведенной газетой The Yomiury Shimbun таблицы, ещё 20 сентября Т. Коно значительно опережал шедшего вторым Ф. Кисиду. При том что “в резерве” у руководства ЛДП оставался “засадный полк” в виде 118 неопределившихся членов парламента. Он-то и сыграл решающую роль во втором туре голосования.

Отметим, что Т. Коно, отвечавший в правительстве за процесс вакцинирования населения от Ковид-19, продемонстрировал в этом заметные успехи. Казалось бы, в его пользу должен был работать и факт резкого спада в последние недели “четвёртой (?) волны” эпидемии. Но в руководстве ЛДП, видимо, решили, что будет лучше, если нового лидера партии вообще никак нельзя будет связать с указанной токсичной темой (не только с медицинской, но и политической точек зрения). Ибо японцев эта тема сама по себе, что называется, “реально достала”. Как, впрочем, и весь остальной мир.

Причём упомянутое “лучше” рассматривалось главным образом в контексте предстоящих очередных всеобщих выборов в нижнюю палату парламента, которые состоятся в ноябре. “Цена вопроса” обусловлена перспективой сохранения или утраты в ней большинства. Второй вариант ответа означает, что новый премьер-министр будет исполнять свои обязанности только два месяца, а ЛДП в целом утратит властные полномочия после непрерывного девятилетнего периода управления страной.

Между тем преобладающим пока остаётся прогноз не простой, но всё же победы ЛДП, то есть продолжения непрерывной серии электоральных успехов под руководством Синдзо Абэ, то есть недавнего лидера партии и одного из самых популярных премьер-министров Японии за последние 150 лет.

Но такая перспектива не кажется предопределённой, принимая во внимание серьёзные неудачи, которые преследовали ЛДП в ряде местных выборов текущего года, то есть когда партию возглавлял уже Ё. Суга, то есть преемник С. Абэ. Из них наиболее болезненным оказалось поражение 22 августа поддержанного ЛДП кандидата на выборах мэра Йокогамы, второго по численности населения города страны. “Протестный” характер указанного голосования нашёл подтверждение в резком падении уровня поддержки кабинета министров Ё. Суги до рекордно низких 26%.

Поэтому можно говорить скорее о высоком уровне неопределённости относительно итогов предстоящих всеобщих выборов, принимая во внимание невысокую популярность и оппозиционных партий.

Что касается самой общей политической характеристики Ф. Кисиды, то его относят к “умеренному” крылу среди нескольких партийных группировок, действующих внутри ЛДП. Которые, впрочем, различаются скорее “оттенками” в целом, повторим, правоконсервативной правящей в Японии партии.

Его взгляды на конкретные наиболее актуальные проблемы, стоящие сегодня перед страной, представлены той же The Yomiury Shimbun в виде таблицы, составленной по итогам нескольких публичных дебатов всех четырёх претендентов на пост лидера ЛДП. Обратим, кстати, внимание на то, что ещё за день до голосования на первом месте в ряду претендентов располагалась фотография Т. Коно.

Как видно, в вопросе перспектив развития энергетики Японии (едва ли не самого актуального и в мире в целом) Ф. Кисида позиционирует себя в качестве сторонника возвращения в рабочее состояние всех тех атомных энергоблоков, которые были выведены из эксплуатации после аварии в 2011 г. на АЭС “Фукусима-1”. Вместе с тем он выступает за развитие и генераторов, работающих на возобновляемых источниках энергии.

Один из ключевых вопросов трансформации внешней политики Японии связан с новыми трендами в её военном строительстве. Наиболее радикальной новацией всего его послевоенного периода может оказаться отказ от остатков “чисто оборонительного” образа “Сил самообороны” (Self-Defense Forces, SDF) и приобретение ими облика просто “Вооружённых сил”. Которые руководство страны может использовать также в целях нанесения “превентивных ударов” по целям на территории соседних стран, откуда ожидается (например, по данным разведки) нападение на те или иные объекты Японии.

Впервые о задаче приобретения SDF необходимых для этого “технических” возможностей высказался осенью 2020 г. нынешний министр обороны Н. Киси сразу после его назначения на этот пост в правительстве Ё. Суги. С тех пор указанный вопрос оказывается одним из наиболее острых во внутренней и внешней политике Японии, а также объектом пристального внимания соседей страны.

Из приведенной формулировки позиции Ф. Киси следует, что он стремится избежать безальтернативной конкретики в ответе на этот острый вопрос. Наиболее “ястребиной” позиции по нему придерживается Санаэ Такаити, занимавшая пост министра по административным реформам и связям в правительстве С. Абэ 2013 года.

В интервью той же The Yomiury Shimbun, сделанном за неделю до выборов и посвящённом в основном внутриполитическим проблемам, на вопрос о взглядах на сферу обороны страны Ф. Кисида отметил необходимость укрепления военно-политического союза с США, “другими союзниками и партнёрами, разделяющими общие ценности”. Кроме того, была подчёркнута актуальность участия Японии в конфигурации QUAD и кооперации в области разведки с пятью англосаксонскими странами, которые сотрудничают в рамках проекта Five Eyes.

В свою очередь, от имени президента США была выражена уверенность в том, что и “при следующем премьер-министре” двустороннее сотрудничество “будет укрепляться и далее”.

Сразу после избрания Ф. Кисиды на пост президента ЛДП в китайской Global Times появилась статья, в которой “выражалась надежда”, что это не станет причиной дальнейшего ухудшения двусторонних отношений. При этом обращалось внимание на небывалое ранее акцентирование “китайской проблематики” в выступлениях всех четырёх участников гонки за указанный пост. Указывалось также на особую жёсткость позиции в этом вопросе упоминавшейся С. Такаити, которая в первом туре голосования заняла третье место со 188 голосами, уступив только 60 голосов вышедшему на второе место Ф. Кисиде.

Поскольку победивший в конце концов Ф. Кисида возглавлял японский МИД в период наибольшей активности политики правительства С. Абэ на российском направлении, то Москве, видимо, следует ожидать возобновления нечто похожего и приблизительно с тех же исходных позиций. В основе которых будет предложение о заключении мирного договора с включением в него (хотя бы частично) того раздела Симодского трактата 1855 г., в соответствии с которым в Токио сегодня формулируется так называемая проблема “Северных территорий”.

В целом же вряд ли последуют сколько-нибудь заметные изменения в обозначившихся уже трендах внешней политики Японии и при новом правительстве страны. Причём не только в ближайшие два месяца, но и после предстоящих всеобщих выборов.

Если, конечно, по их итогам не произойдёт очередной (третий по счёту за последнее десятилетия) прецедент утраты ЛДП властных полномочий.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×