07.10.2021 Автор: Владимир Данилов

Франция и Британия ревностно охраняют свои бывшие колониальные владения

FRN343412

На общеполитической дискуссии 76-й сессии Генассамблеи ООН российский министр иностранных дел С.Лавров подчеркнул, что западные страны в последнее время все чаще забывают о праве народов на самоопределение, когда оно идет вразрез с их геополитическими интересами. Министр напомнил, что «под контролем Парижа и Лондона до сих пор, вопреки решениям ООН и Международного суда, остаются бывшие колониальные владения, которые никто не собирается освобождать».

«Внедряя свою концепцию «миропорядка, основанного на правилах», Запад преследует цель увести дискуссии по ключевым темам в удобные ему форматы, куда несогласных не приглашают. Сколачиваются узкогрупповые «платформы» и «призывы», чтобы в своем кругу согласовывать рецепты для последующего навязывания всем остальным», – сказал Лавров. «Порядок, основанный на правилах, который продвигают страны Запада, базируется на двойных стандартах», – заявил глава российского МИД. Россия неоднократно критиковала западные страны за то, что они пытаются заместить Устав ООН и существующие нормы международного права так называемым миропорядком, «основанным на правилах». В этой связи Лавров с трибуны ООН предложил хештег для соцсетей в поддержку Устава организации – #НашиПравилаУставООН.

Министр указал, что «число проблем на глобальной повестке продолжает расти», «право сильного все чаще пытаются применять против силы права», а «среди ведущих держав нет согласия относительно принципов мироустройства». Глава МИД России призвал совместно противостоять вызовам и угрозам в строгом соответствии с общепризнанными нормами международного права, прежде всего – целями и принципами Устава ООН.

Министр подчеркнул, что формирование многополярного мира – это реальность, а попытки ее игнорировать, «самоутверждаясь в качестве единственно легитимного центра принятия решений», не приблизят урегулирования настоящих проблем, для преодоления которых требуется взаимоуважительный диалог с участием ведущих стран и с учетом интересов всех остальных членов мирового сообщества.

Ярким примером создания собственного мира с легитимным центром принятия решения является создание в 1949 году английским королем Георгом VI Содружества наций из бывших британских колоний и доминионов. Заключив под натиском метрополии такой «цивилизованный брак», Британия создала ассоциацию из 54 государств с общим населением в два с лишним миллиарда человек, то есть почти в треть населения планеты. Причем с головы экс-императора даже не пришлось снимать корону: в 16 государствах, входящих в Содружество наций, Елизавета II и по сей день является монархом.

В это Содружество включены, в частности, страны с наиболее быстро развивающимися экономиками, такие как Индия, Южная Африка, Малайзия, Нигерия и Сингапур, пять государств-членов Содружества входят сегодня в большую «двадцатку». Ежегодный торговый оборот Содружества составляет свыше трех триллионов долларов. Многие страны имеют единые или очень схожие правовые и бухгалтерские системы, способствующие взаимной торговле, происходит активная кооперация в сфере образования. Понимая важность языкового фактора в укреплении единства, Лондон стремится к сохранению английского языка в качестве главного и официального языка в 85% наций, входящих в Содружество.

Когда же возникает отчетливая и резкая критика в отношении патернализма или высокомерия «старшего брата» в отношениях Лондона с бывшими колониями и доминионами, то Содружество работает и как политический рычаг, принимаются к таким «инициаторам» весьма чувствительные в политическом и экономическом плане меры. Что, в частности, показал в 2003 году «инцидент», когда африканский политик Граса Машел, супруга Нельсона Манделы, раскритиковала такое поведение Британии в отношении к Зимбабве и других бывших колоний, призвав Британию дать Африке идти своим путем и пересмотреть отношения с бывшими колониями. После этого «инцидента» Зимбабве, как известно, была выведена из состава Содружества.

В отличие от Лондона, который считал достаточным расставить сотню британских функционеров на ключевые посты в той или иной своей бывшей колонии для дальнейшего ее контроля, Париж имплантировал в этих же целях в административные структуры своих бывших территорий десятки, а порой и сотни тысяч французов. Обусловлено это, прежде всего тем, что, как и Британия, в планы Франции не входило терять заработанные многими десятилетиями немалые «экономические интересы». Для поддержания выдвинутой еще с подачи Шарля де Голля в конце 50-х годов идеи французского союза Парижем создана специальная структура — Французское агентство по развитию, в поддержку таких стран выделяется порядка 0,5% ВВП Франции. В основном это такие франкофонные государства, в частности Нигер, Мали, ЦАР и ряд других.

Свою политику патернализма в отношении бывших французских территорий Париж оправдывает тем, что во Франции проживает свыше полумиллиона выходцев из Мали, несколько сотен тысяч человек из Сенегала и тысячи выходцев из других африканских франкофонских государств. Не говоря уже о многочисленных как иммигрантах, так и французских гражданах с алжирскими, марокканскими, тунисскими и иными африканскими корнями.

В последнее время, на фоне откровенного провала политики нынешних властей Франции в ряде африканских государств (в частности, в Мали и ЦАР), а также ревностно относясь к усилению на «черном континенте» позиций России и Китая, Париж перешел к демонстрации откровенного вмешательства в дела ряда государств из числа своих бывших заморских территорий, пытаясь самоутвердиться в качестве «единственно легитимного центра принятия решений». Происходит активизация усилий Запада, при активной роли Франции, по очернению российской помощи странам Африки, в первую очередь Центральноафриканской Республике (ЦАР). Об этом, в частности, говорится в комментарии МИД РФ, опубликованном на сайте министерства.

Аналогичная тактика в последний период стала применяться Парижем и в отношении Мали, с насаждением в социальных сетях и новостных ресурсах фейков о якобы заинтересованности жителей этой республики в военном присутствии Франции, что не имеет ничего общего с реальностью. Но малийцы остались на стороне официального Бамако, откровенно заинтересованного в восстановлении государства и его процветании, поддержав патриотичные интересы легитимного правительства республики, несогласного с неоколониальной политикой Франции. И на изменение критического отношения малийцев к политике Франции не повлияет ни произнесенная на днях французским президентом Эммануэлем Макроном критика главы временного малийского правительства Шогеля Кокаллу Маигу, ни даже выдвинутые Макроном сомнения в отношении легитимности властей Мали.

Ответ на подобные действия Франции весьма четко выразил на днях общественный деятель Мали блогер BaronTre в своем обращении к представителям Елисейского дворца: «Сфабрикованные новости, дезинформация, токсичная кампания против Мали. Методы старых добрых времен мало пригодны. Достойные малийцы все поняли. Откуда у вас такая навязчивая идея остаться в бедной стране? Суверенный народ Мали сам решает свою судьбу, у вас нет шансов».

Владимир Данилов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×