04.10.2021 Автор: Константин Асмолов

Гиперзвуковая ракета КНДР

NKR353452

Ким Чен Ын держит свое слово – мораторий на ядерные испытания и пуски МБР был устным заявлением. Которое так и не стало юридическим документом, но он продолжает исполняться. То же самое касается обещаний нарастить военный потенциал: посвященное этому выступление лидера страны поставило целый ряд амбициозных задач.

Как следует из материалов VIII съезда Трудовой партии Кореи: «Поставлены на повестку дня задачи: в ближайшее время разработать и внедрить боевые части при гиперзвуковом планирующем полете, провести разработку МБР подводного и наземного базирования с двигателем на твердом топливе, обладать ядерной подлодкой и стратегическим ядерным оружием подводного запуска, имеющим важное значение для повышения мощности по нанесению ядерного удара на дальнем расстоянии…, с использованием военного разведывательного спутника повысить способность к сбору разведданных и по-настоящему ускорить процесс исследовательской работы важнейшего значения по разработке беспилотных самолетов-разведчиков, способных провести точную разведку передового края до глубины 500 км, и других разведывательных средств».

Крылатую ракету КНДР запустило в сентябре 2021 г. За этим последовали испытания ракеты малой дальности, поставленной на атомный поезд. Но пхеньянские сюрпризы этим не ограничились, и 28 сентября Северная Корея запустила в сторону Японского моря ракету малой дальности, которая, похоже, является гиперзвуковой. Как отметил представитель Объединенного комитета начальников штабов РК, «разведывательные органы Южной Кореи и США анализируют технические характеристики снаряда».

ЦТАК описало пуск как испытание новой гиперзвуковой ракеты «Хвасон – 8», за которым вместе с руководящими кадрами области оборонной науки наблюдал курирующий военные вопросы член Президиума Политбюро ЦК ТПК, секретарь ЦК партии Пак Чон Чхон. В результате испытательного запуска все запланированные технические характеристики удовлетворили проектные требования.

Итак, КНДР снова подняла планку для своих противников. Во-первых, гиперзвуковая ракета означает существенно большую скорость, что повышает ее противодействие вражеским системам ПРО. Во-вторых, упомянутая в заявлении ЦТАК «ампульная топливная система ракеты» позволяет долго хранить жидкое топливо внутри ракеты и радикально повышать ее боеготовность за счёт сокращения предстартовой подготовки.

Президент Мун Чжэ Ин на экстренном заседании Совета национальной безопасности в связи с запуском выразил сожаление, но слово «провокация» прозвучало только в оппозиционных СМИ.

США устами госдепартамента осудили запуск ракеты как нарушающий резолюции Совета Безопасности ООН, но снова отметили, что Вашингтон сохраняет приверженность дипломатическому подходу к Северной Корее и призывает её к диалогу. Госдепартамент выступил с аналогичным заявлением 15 сентября, когда Северная Корея запустила две баллистические ракеты малой дальности.

Индо-Тихоокеанское командование США в отдельном заявлении указало, что обстрел подчеркивает дестабилизирующее воздействие незаконной оружейной программы КНДР, хотя он не представляет непосредственной угрозы для США и их союзников. Опять-таки, почти теми же словами, что о прошлом пуске.

Эксперты же обратили внимание на то, что пуск случился всего через несколько дней после того, как Пхеньян объявил о перспективе межкорейского саммита, если Юг откажется от двойных стандартов и враждебного отношения к нему. А в день запуска посол Северной Кореи в ООН Ким Сон подтвердил позицию своей страны, заявив, что она имеет справедливое право разрабатывать и испытывать оружие из-за угроз со стороны США и РК, и призвал США навсегда прекратить совместные учения с Южной Кореей и развертывание на территории Юга стратегических вооружений. Поэтому они сочли ракету проверкой реакции Сеула – будет прежняя риторика, осуждающая провокации, будет продолжаться нынешний застой в коммуникации двух Корей.

Как полагает профессор Ян Му Чжин, Север ждет момента, когда Южная Корея и США не будут описывать запуск северокорейских ракет как угрозу или провокацию. И такой момент может стать поворотным моментом для Пхеньяна в возобновлении связи с Сеулом и участии в дальнейших мероприятиях по переговорам.

Другая тема обсуждений экспертов – что же все-таки запустили. Профессор Ким Дон Ёп думает, что Север, возможно, испытал гиперзвуковой скользящий аппарат (HGV), запущенный с баллистической ракеты (грубо говоря, нечто вроде боеголовки, а не собственно гиперзвуковая крылатая ракета HCM). Кроме того, Северная Корея заявила, что ракета была названа «Хвасон-8″, все ракеты с таким названием были баллистическими ракетами, работающими на жидком топливе. Как считает военный аналитик Син Ый Гён, так как HGV следуют по гораздо более плоской и низкой траектории по сравнению с традиционными баллистическими ракетами, их трудно обнаружить и перехватить, так как после того, как планирующий снаряд отделится от ракеты, его траектория может быть непредсказуема. Правда, по мнению Сина и других военных, предполагаемая гиперзвуковая ракетная технология Северной Кореи, по-видимому, находится на ранней стадии, потому что «Хвасон-8″ пролетел менее 200 километров со скоростью всего менее 2,5 Маха. В Объединённом комитете начальников штабов вооружённых сил РК считают, что ракета летела быстрее, со скоростью около 3 Махов, но гиперзвуковые ракеты развитых стран обычно летают со скоростью не менее 5 Махов, или 6.125 километров в час, оставляя противнику мало времени для ответа. США, Китай и Россия разрабатывают гиперзвуковое оружие, и северокорейский вариант существенно уступает их разработкам. Поэтому военные заявили, что гиперзвуковая ракета КНДР, похоже, находится на ранней стадии разработки и может быть перехвачена военными средствами РК Кореи и США.

Что же касается вклада «Хвасон-8″ в региональную гонку вооружений, то не следует забывать что стараются обе стороны: в сентябре 2021 г. Южная Корея объявила об успешном испытании баллистической ракеты, запущенной с подводной лодки, представила разработку сверхзвуковой крылатой ракеты, спустила на воду еще одну подводную лодку класса 3000 тонн, способную запускать БРПЛ.

А если говорить про роль сентябрьского салюта в стратегии сдерживания, то у автора почти нет сомнения, что рано или поздно остальные обещания Пхеньян тоже сдержит.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×