30.09.2021 Автор: Владимир Терехов

О втором саммите участников QUAD

QUAD322341

24 сентября в Вашингтоне состоялся второй саммит лидеров “Четвёрки” (QUAD), включающей в себя Австралию, Индию, Японию и США. Немаловажным представляется отметить, что в отличие от проведенного полугодом ранее первого саммита, обсуждаемое здесь мероприятие имело формат непосредственной встречи.

НВО более или менее регулярно отслеживает развитие этого проекта с момента его актуализации (год-полтора назад) после пятнадцатилетнего периода пребывания в состоянии небытия. При этом кажется вполне очевидным, почему именно сейчас потребовалось его извлечь из склада прочих проектов.

Подобным образом США реагируют на факт уже бесспорного становления новой глобальной державы в лице КНР. Как и предшественники нынешнего мирового лидера, эта реакция носит “исторически обычный” характер: надо выстраивать забор на пути распространения в мире влияния “невесть откуда взявшегося” конкурента. Таким “забором” на пути быстро наращивающего авторитет СССР сначала была нацистская Германия, а после её разгрома блок НАТО, выполнявший ту же функцию.

В нынешних условиях роль зародыша “азиатского НАТО” (на этот раз антикитайского) изначально отводилась именно QUAD. Но в эту “исторически обычную” логику внёс существенный элемент неразберихи сам “проектант”, который 15 сентября с. г. сообщил о совместном с Соединённым Королевством и Австралией намерении “углублять в Индо-Тихоокеанском регионе кооперацию в сферах дипломатии, безопасности и обороны”.

Так чему же теперь отводится роль базы будущего “азиатского НАТО”, QUAD или AUKUS (аббревиатура из первых букв названий Австралии, СК и США)? Притом что обе эти конфигурации пока подходят под определение “неизвестно что”. Поскольку отсутствуют учреждающие их документы, прошедшие ратификацию странами-участницами. Такие, например, которые лежат в основе того же НАТО и американо-японского союза.

Собственно, указанный выше вопрос и лежал в основе интриги, возникшей с объявлением о формировании AUKUS. В частности, высказывалось предположение о возможном негативном восприятии Японией и Индией, то есть двумя участницами QUAD, факта появления “конкурирующей” конфигурации, подготовленной, видимо, втайне от них. Впрочем, в Японии после некоторого размышления всё же приветствовали данный факт.

Об официальной реакции Индии на него автору ничего неизвестно. Хотя в экспертных кругах страны появление конфигурации AUKUS упоминается среди прочих (таких как последствия ускоренного ухода США из Афганистана, “агрессивность Китая”) в качестве важной компоненты того политического фона, который сопутствует проведению второго саммита QUAD.

Итоги данного мероприятия (в принципе) могли бы каким-то образом ответить на поставленный выше общий вопрос, а также на ту его часть, которая касается Индии. Возможно, кто-то прояснил его для себя (но не автор настоящей статьи).

Что-то содержательное в привязке данного вопроса к проекту AUKUS пытались извлечь журналисты в ходе состоявшейся 22 сентября регулярной пресс-конференции официального представителя Белого дома Д. Псаки. Её не очень внятные слова на эту тему трактуются как отсутствие у Вашингтона намерения вовлекать в AUKUS Индию и Японию.

В связи с последним обратим внимание на высказываемые в Индии опасения относительно возможной “милитаризации” QUAD. И подобные опасения вполне понятны, ибо в Дели, как представляется, достаточно отчётливо различают те “красные линии”, переход которых грозит необратимым ухудшением отношений с Пекином.

Впрочем, в очередной раз отметим, что Индия уже находится от них не очень далеко. Например, в изначально американо-индийских военно-морских учениях “Малабар” 2020-го и 2021-го годов принимали участие Япония и Австралия. То есть по факту это были мероприятия QUAD, но официально в качестве таковых не обозначенные.

В силу всего вышеизложенного, особого внимания заслуживает начавшаяся 22 сентября поездка премьер-министра Н. Моди в США (уже седьмая с момента занятия в 2014 г. высшей государственной должности Индии). В Вашингтоне он не только принял участие в саммите QUAD, но также провёл переговоры с президентом Дж. Байденом и вице-президентом К. Харрис, а в Нью-Йорке выступил на очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Состоялись также его встречи с премьер-министрами Австралии и Японии.

В комментариях отмечается, что с объявлением в ноябре 2020 г. Дж. Байдена победителем последних всеобщих выборов в США Н. Моди уже трижды (по разным поводам, в том числе по случаю первого саммита QUAD) общался с американским президентом, но в режиме видеоконференций. Последняя же прошла, повторим, в формате непосредственной встречи.

Встреча с К. Харрис носила скорее символический характер, поскольку она является наполовину индианкой. Вообще, в нынешней американской администрации число индийцев по происхождению, занимающих различные посты, измеряется десятками. Что совершенно определённо свидетельствует о давней и особой заинтересованности США в развитии разносторонних отношений с Индией. Как отметил Дж. Байден на встрече с Н. Моди, “четыре миллиона индо-американцев делают США сильнее”.

О том, что виды Вашингтона на укрепление всесторонних связей с Дели имеют под собой веские основания, в частности, свидетельствует китайско-индийская пикировка (случившаяся накануне проведения QUAD) на предмет виновника прошлогодних столкновений в Ладакхе.

Что касается премьер-министра Японии Ё. Суги, то для него поездка в США стала последним значимым мероприятием не только периода годичного пребывания на высшей государственной должности, но, видимо, и политической карьеры в целом. Как ранее отмечалось в НВО, в начале сентября Ё. Суга заявил об отказе выдвигать свою кандидатуру на пост президента правящей Либерально-демократической партии, который определится 29 сентября в ходе соответствующего партийного мероприятия. Следовательно, у него нет и перспектив остаться премьер-министром страны, независимо от итогов предстоящих всеобщих выборов.

В сделанном накануне саммита QUAD заявлении Белого дома для прессы, выдержанного в общих выражениях, обратил на себя внимание ряд тезисов. Во-первых, само предстоящее мероприятие характеризуется как “неофициальная встреча, не имеющая военной компоненты”. Во-вторых, работа США в формате QUAD представляется в качестве свидетельства особого внимания “дипломатии” (о чём ранее Дж. Байден говорил на сессии ГА ООН), которой теперь будет отдавать предпочтение американская администрация. В-третьих, указывается, что QUAD и AUKUS “не пересекаются друг с другом”, несмотря на присутствие в обоих США и Австралии.

В целом, повторим, из опубликованных на тему второго саммита QUAD документов, включая обширное Совместное заявление, не слишком прибавилось ясности в вопросе классификации данной конфигурации. Пожалуй, единственное, что более или менее очевидно, сводится к констатации зарождения “чего-то антикитайского”. Хотя сама КНР непосредственно не обозначается в качестве источника разного рода озабоченностей участников QUAD.

Что касается упоминавшейся ранее перспективы “милитаризации” QUAD, то в Совместном заявлении на эту тему, как кажется (и на первый взгляд), нет никаких намёков. Но воспроизведение и в этом документе уже устоявшегося мема о проблеме “свободы судоходства” тут же вызывает ассоциации с участившимися разного рода совместными военными учениями (например, “Малабар”) участников QUAD. При этом, повторим, организаторами таких учений указанная аббревиатура не употребляется. Но неизменно используется в комментариях (ни за что не отвечающих) “экспертов”.

В Китае называют надуманными все едва скрытые к нему претензии. Например, на темы “угрозы судоходству” и “нарушений цепочек поставок”. В Пекине полагают, что в основе формирования Вашингтоном QUAD (а также AUKUS) находится “параноидальная” идея стратегического окружения КНР. В частности, от Пекина следует ожидать негативной реакции на заявление руководства представительства Тайваня в США о желании установить “партнёрские отношения” с QUAD.

К сожалению, в Китае, видимо, не ошибаются в оценке обоих этих проектов, сам факт появления которых вряд ли способствует формированию обстановки доверия в регионе.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×