29.09.2021 Автор: Константин Асмолов

Ядерная активность КНДР в 2021 г.

DPRK34243

Осенью 2021 г. появились новости о том, что, помимо развития ракетной программы, КНДР запустила реактор в Енбене – свой основной ядерный объект, который не функционировал с декабря 2018 по начало июля 2021 года.

Напомним, что во время саммита в Ханое в феврале 2019 года Ким Чен Ын заявил Дональду Трампу, что он готов демонтировать ядерный объект в Ёнбене в обмен на отмену США санкций, которые влияют на гражданскую экономику. Но США не приняли это предложение, настаивая на том, что Северной Корее необходимо закрыть и другие ядерные объекты.

В течение 2021 г. эксперты постоянно отмечали, что хотя некоторые детали спутниковых снимков можно трактовать как начало работ по переработке ядерного топлива для получения оружейного плутония, на самом реакторе активности не обнаружено. Источником информации всегда были спутниковые снимки

7 июня, выступая с ежеквартальным докладом о деятельности МАГАТЭ, его глава Рафаэль Гросси заявил, что агентство выявило в Северной Корее признаки проведения работ по выделению плутония из отработанного реакторного топлива: над предприятием в окрестностях Пхеньяна, которое обслуживает лабораторию по переработке ядерных отходов, продолжает подниматься пар.

В конце августа американский веб-сайт 38 North опубликовал спутниковые снимки, на которых виден процесс сброса воды из системы охлаждения реактора по новому отводному каналу, что является основным подтверждением работы реактора. После этого в докладе МАГАТЭ появилась информация о том, что Пхеньян, по-видимому, реактивировал свой ядерный реактор мощностью 5 мегаватт. Генеральный директор МАГАТЭ Рафаэль Мариано Гросси описал признаки реактивации ядерного реактора для извлечения высокообогащенного урана (ВОУ) из отработавшего топлива. Он выразил большую озабоченность по поводу возможности того, что Северная Корея обладает дополнительным ВОУ и оружейным плутонием, поскольку это может привести к производству большего количества ядерного оружия, чем раньше.

13 сентября, выступая на заседании Совета управляющих МАГАТЭ, Рафаэль Гросси заявил, что деятельность Северной Кореи по-прежнему вызывает «серьёзную озабоченность». Призвав Пхеньян соблюдать свои международные обязательства, Рафаэль Гросси отметил, что продолжение ядерной программы является явным нарушением соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН. Глава МАГАТЭ призвал Пхеньян сотрудничать с агентством. Позднее, на открытии 65-й генеральной конференции МАГАТЭ в Вене 20 сентября, Рафаэль Гросси заявил, что продолжение ядерной программы является явным нарушением соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН.

16 сентября СМИ США со ссылкой на Институт международных исследований Миддлбери, в котором проанализировали спутниковые снимки северокорейского центра ядерных исследований, сообщили, что Северная Корея обновила установки по обогащению урана в ядерном центре в Ёнбёне. Фотографии, сделанные 14 сентября, свидетельствуют об изменениях на некоторых участках территории центра: начинается расширение внутренних  помещений ядерного центра примерно до 1 тыс. кв.метров после демонтажа шести холодильных установок. Это сделано для того, чтобы установить больше центрифуг, используемых для производства обогащённого урана.

Эксперт в области вооружений и профессор института Миддлбери Льюис считает, что на территории строящегося объекта можно было бы разместить до тысячи центрифуг. По его мнению, введение объекта в эксплуатацию позволит Пхеньяну на четверть расширить возможности производства ядерных материалов военного назначения.

Кроме того, согласно результатам анализа свежих спутниковых снимков, КНДР ускоренными темпами строит на территории ядерного комплекса новое здание. Установить точное назначение объекта не представляется возможным, но, предполагается, что оно будет играть вспомогательную роль в эксплуатации и обслуживании легководного реактора.

Отдельный анализ, проведенный веб-сайтом 38 North, США, отслеживающим Северную Корею, показал, что в период с конца августа по начало сентября на заводе по обогащению урана, по-видимому, были удалены пять холодильных установок. Хотя цель удаления блоков неясна, это может свидетельствовать о том, что могут быть предприняты какие-то усилия по улучшению системы охлаждения.

По данным CNN, Белый дом, госдепартамент и спецслужбы отказались комментировать сообщения СМИ, а вот в РК новость вызвала бурную политическую дискуссию после того, как во время заседания Комитета по иностранным делам и объединению Национального собрания первый заместитель министра иностранных дел Чхве Чжон Гын заявил, что он не считает, что предполагаемый запуск Северной Кореей ядерного реактора будет нарушением Пханмунджомской декларации 2018 года.

Голубой дом также заявил, что согласен с замечаниями Чхве, вызвав критику в том, что правительство потворствует Северу ради реализации мирной инициативы президента Мун Чжэ Ина.

Как отмечает консервативная «Чунъан ильбо», восстановление работы реактора напрямую связано с производством материалов для производства ядерного оружия, что противоречит курсу на денуклеаризацию. При том что в декларации, принятой 27 апреля 2018 года, говорится: «Южная и Северная Корея подтвердили общую цель достижения путем полной денуклеаризации безъядерного Корейского полуострова». В Пхеньянской декларации, которая была подписана пять месяцев спустя, Север выразил готовность продолжать принимать дополнительные меры, такие как демонтаж своего ядерного объекта в Ёнбене.

Но насколько редактор действительно запущен? Ряд респондентов автора говорили ему, что этот шаг КНДР был бы официально объявлен. Как считает главный научный сотрудник Корейского научно-исследовательского института атомной энергии Хван Ен Су, многочисленные попытки проверить состояние обогащения урана на заводе в Ёнбене предпринимались, но «существует неопределенность в полном понимании фактических возможностей обогащения, эксплуатации и технического обслуживания установок». Косвенными доказательствами являются шлейфы пара и существование подземных сооружений на этих объектах, но для полного понимания реальных функций этих установок необходимы веские доказательства. На практике у Северной Кореи могут возникнуть технические трудности с отработанным топливом.

Между тем, как отмечается в докладе “Стратегический потенциал и безопасность КНДР на Корейском полуострове: взгляд в будущее”, опубликованном Международным институтом стратегических исследований Великобритании (IISS) и Российским центром исследований энергетики и безопасности (CENESS), если бы саммит Северной Кореи и США в Ханое в конце февраля 2019 года, увенчался успехом, и Северная Корея демонтировала реактор, это уничтожило бы 80% мощностей Севера по производству ядерного оружия. Американский ядерный эксперт Зигфрид Хекер, известный тем, что во время своего визита в Йонбен в 2010 году лично осмотрел северокорейский завод по обогащению урана в Енбене, тоже полагает, что демонтаж северокорейского ядерного комплекса не следует недооценивать.

Да, кроме Пхеньяна есть и иные ядерные объекты, например, Кансон на окраине Пхеньяна, — непосредственная причина срыва переговоров между Северной Кореей и США во время их саммита в Ханое в феврале 2019 года. Но к нему есть вопросы. Хотя 18 декабря 2020 г., бывший заместитель генерального директора МАГАТЭ Олли Хейнонен, отметил, что Кансон, по-видимому, связан с урановой программой Севера, но не так, как предполагалось: «Его характеристики соответствуют крупномасштабному станкостроительному цеху, пригодному для производства и испытаний компонентов центрифуг». В отличие от зданий в Енбене, Кансон не имеет глубокой защиты безопасности. Кроме того, на объекте «по-видимому, отсутствуют кондиционеры, которые необходимы для поддержания надлежащей рабочей среды для центрифуг на производственных объектах». По словам Гросси, в Кансоне может осуществляться производство деталей и оборудования, например, центрифуг для обогащения урана. Вероятность того, что на объекте в Кансоне идёт переработка ядерного топлива из отработанных стержней, не исключена, однако достоверных свидетельств этого нет.

Завершим текст оценками ядерного потенциала КНДР на данный момент. По оценкам доклада IISS и CENESS, на сентябрь 2020 года Северная Корея располагала достаточным количеством расщепляющегося материала для производства от 13 до 47 ядерных боеголовок — 18-30 кг плутония (достаточно для изготовления 4-7 ядерных зарядов, при условии, что на каждый требуется 4 кг плутония) и 180-810 кг высокообогащенного урана (достаточно для изготовления 9-40 ядерных зарядов, при условии, что на каждый требуется 20 килограммов урана). При этом она может производить до 6 килограммов плутония и 100 килограммов высокообогащенного урана каждый год, или достаточно для производства около пяти ядерных боеголовок.

В «белой книге» министерства обороны Южной Кореи от 2020 года, Пхеньян обладает 50 килограммами оружейного плутония, достаточного для создания до 10 ядерных боеголовок, а его технология миниатюризации ядерной боеголовки достигла «значительного» уровня.

Хван Ен Су отмечает, что в настоящее время Северная Корея обладает 30-60 ядерными боеголовками, что примерно на 10 больше, чем в прошлом году, хотя нет никаких доказательств того, что новейшие МБР, демонстрируемые на парадах, готовы к серийному производству.

Известный и авторитетный специалист по ядерной программе Северной Кореи Зигфрид Хеккер имеет свое мнение: исходя из предполагаемого объёма наработанных КНДР запасов плутония и высокообогащённого урана, страна может располагать от 20 до 60 ядерными зарядами. Вероятнее всего в пределах 45 единиц. Учёный полагает, что Северная Корея на текущий момент произвела 25-48 кг плутония и обладает порядка 600-950 кг высокообогащённого урана по состоянию на конец 2020 года.

В совместном аналитическом отчёте Института политических исследований «Асан» и американской некоммерческой организации RAND под названием «Как реагировать на ядерную угрозу Северной Кореи», опубликованном 13 апреля 2021 г., Северная Корея имеет примерно 116 единиц ядерного оружия, а к 2027 году у неё могут быть от 151 до 242 единиц ядерного оружия и десятки межконтинентальных баллистических ракет. Отчёт основан на оценке количества расщепляющегося материала, включая плутоний и высокообогащённый уран, который, как предполагается, произвёл Пхеньян. В отчёте говорится, что РК и США должны максимально повысить эффективность своих усилий против применения ядерного оружия Севером.

Впрочем, такие алармистские оценки должны были оправдать содержащийся в завершении доклада призыв к Сеулу и Вашингтону рассмотреть выделение стратегических ядерных вооружений США для нацеливания на Север, развертывание в Южной Корее или вблизи нее американских баллистических ракет средней дальности с ядерным оружием, а также размещение на полуострове тактического ядерного оружия.

При том, что по абсолютным расходам на ядерную программу Север уступает всем. В 2020 году организация «Международная кампания за запрещение ядерного оружия» (ICAN) представила данные по затратам государств мира на ядерное оружие. В лидерах США – 37,4 млрд. долл. Следом — КНР (10,1 млрд. долл.), Россия (8 млрд. долл), Великобритания (6,2 млрд долл.) и Франция (5,7 млрд долл.). Далее – Индия, Израиль и Пакистан. Показатель КНДР – всего 667 млн долл.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×