21.09.2021 Автор: Владимир Терехов

О телефонном разговоре Дж. Байден-Си Цзиньпин и кое-что о “климатологии”

XI93454

Состоявшийся 9 сентября телефонный разговор президентов КНР и США, проведенный по инициативе второго, вполне заслуживает комментирования. Примечательно уже то, что это был лишь второй контакт лидеров двух ведущих мировых держав за более чем полугодовой отрезок времени. В ходе первого, проведенного 10 февраля, Си Цзиньпин поздравил Дж. Байдена (едва ли не последним из других глав государств) по случаю вступления на пост американского президента.

Сам факт скорее исключительности подобного рода контактов является свидетельством сохраняющейся напряжённости политической сферы американо-китайских отношений. Хотя комментарии первого разговора и в целом риторики Дж. Байдена периода предвыборной борьбы за пост президента США, когда затрагивались вопросы его будущей политики на китайском направлении, носили сдержанно-оптимистичный характер.

Однако вместо снижения уровня конфронтации с КНР некоторые из многолетних претензий Вашингтона к Пекину лишь приобрели ещё большую остроту. Особенно это относится к вопросам ”нарушения прав человека” в национальных окраинах КНР (прежде всего в Синьцзян-Уйгурском и Тибетском автономных районах) и Гонконге. Только повысился градус напряжённости вокруг Тайваньской проблемы.

Вместе с тем в последнее время отмечаются попытки хотя бы сдержать темпы ухудшения уже довольно мрачной общей картины американо-китайских отношений. Что касается США, то с их стороны инициатором таких позитивных тенденций является главным образом американский бизнес, а также, видимо, некая из (борющихся между собой) группировок американского политического истеблишмента. Не исключено, что вторая фактически выполняет во властных структурах США представительские функции первой.

Именно усилиям их обоих обязан успех завершения длительных двусторонних переговоров на предмет запуска процесса выправления (весьма весомых) “перекосов” в двусторонней торговле в виде заключения в январе 2020 г. так называемого Соглашения 1-й фазы. Факт подписания данного документа до сих пор остаётся едва ли не единственным светлым пятном в не весёлой (мягко выражаясь) в целом картине американо-китайских отношений.

Впрочем, периодически отслеживаемый в НВО процесс практической реализации указанного Соглашения натыкается на очевидный саботаж внутри того же американского истеблишмента. Тем большего внимания заслуживают очередные сигналы из Вашингтона (главным образом со стороны министерства торговли) о желании как реализовывать все пункты Соглашения, так и дополнить его документами следующих “фаз”.

Вполне естественно выглядела позитивная реакция на факт упомянутого телефонного разговора со стороны представителей тех американских компаний, бизнес которых существенным образом ориентирован на китайский рынок. Среди них находятся такие гиганты, как Boeing, Intel, Coca-Cola.

В свою очередь министерство торговли КНР проявляет встречную готовность к развитию отношений с США. В частности, опираясь на итоги первых семи месяцев текущего года, указывается на очевидные признаки восстановления и дальнейшего развития двусторонней торговли после резкого их спада в прошлом “ковидном” году. Особое внимание обращается на факт заметного превышения в темпах роста импорта из США над экспортом в эту страну. Что и закладывалось в основу целеполагания Соглашения 1-й фазы.

Отмечаются признаки активизации и упомянутой выше политической группировки в американском истеблишменте, которая, повторим, выступает (хотя бы) за остановку процесса ухудшения отношений США с основными геополитическими оппонентами, то есть с КНР и РФ. В Пекине в целом позитивно отреагировали на факт назначения, наконец (после десятимесячных “размышлений”), нового посла США. Каковым стал не “кто-нибудь”, а такая значимая фигура в американском политикуме, как Н. Бёрнс.

Можно предположить, что одним из эмиссаров обозначенной группировки на международной арене является бывший госсекретарь Дж. Керри, нынешняя официальная должность которого называется “Специальный представитель президента США по вопросам климата”.

Автор не компетентен в проблематике климатических изменений, но настораживает то, что она актуализируется в тесной привязке к “перестройке” мирового экономического организма и, возможно, играет по отношению к ней инструментальную роль. Кроме того, сам источник инициации этой проблематики, видимо, располагается там же, откуда исходит повышенная озабоченность “экологией”, гендерным равенством, правами собак, малолетних детей, людей с чёрным цветом кожи, а также лиц с десятками отклонений в половых признаках.

Но есть то, что есть, и почему бы не обратить на пользу некоторые аспекты очередного коллективного помешательства. Например, поработать на полях хорошо финансируемых “климатических” мероприятий с целью снизить уровень напряжённости в отношениях между ведущими мировыми державами.

Едва ли Дж. Керри является авторитетом в кругах профессиональных климатологов, но указанная должность позволяет ему (под вполне благовидным, “нейтральным” предлогом) проводить встречи с представителями тех стран, отношения с которыми у США сегодня выглядят сложно. К таковым, повторим, в первую очередь относятся Россия и Китай. В связи с этим напомним о состоявшейся в начале апреля (внешне случайной) встрече в Дели Дж. Керри с министром иностранных дел С.В. Лавровым, где оба оказались как бы “мимоходом” в ходе их очередного выезда за границу.

Можно, в частности, предположить, что идея и основное содержание последовавшей через два месяца встречи в Женеве президентов РФ и США обсуждались уже в ходе данной “случайной” встречи Дж. Керри — С.В. Лавров. Автора не удивит, если окажется, что существенным образом следствием приезда в начале июля в Москву того же “климатолога” Дж. Керри оказалась и реализация одного из главных практических итогов упомянутой встречи лидеров обеих стран по запуску переговорного процесса на тему обеспечения стратегической стабильности. Такие переговоры с российскими коллегами спустя две недели провела в той же Женеве первый заместитель госсекретаря В. Шерман.

Что касается ныне главного геополитического оппонента США, то в текущем году Дж. Керри уже дважды посещал КНР. Его первый визит в эту страну оказался продолжением упомянутого выше турне, в ходе которого он встречался в Индии с С.В. Лавровым. Второй приезд в КНР “климатического” посланника президента США состоялся за неделю до звонка последнего Си Цзиньпину.

Комментаторы обоих этих визитов (особенно последнего) в основном скептически оценивают их результативность. В частности, обращается внимание на то, что, находясь на территории КНР, Дж. Керри только по видеосвязи смог пообщаться с министром иностранных дел Ван И и находящимся выше в китайской властной иерархии Ян Цзечи. Американскому гостю не удалось вывести из общего негативного контекста двусторонних отношений достаточно узкую “климатическую” проблематику.

В частности, ему указали на контрпродуктивность попыток организации двусторонней кооперации по ограничению выбросов двуокиси углерода. Поскольку эта тема неизбежно затронет весь комплекс американо-китайских экономических отношений, в которых, как выше отмечалось, существуют серьёзные проблемы.

На таком невесёлом, повторим, фоне двусторонних отношений состоялся телефонный разговор между лидерами США и КНР. Примечательным представляется кратко-сдержанный тон официального сообщения Белого дома о его содержании, которое передаётся одним длинным абзацем с оборотами самого общего плана.

Более развёрнуто на эту тему говорится в статье китайской газеты Global Times. Уже из её заголовка следует, что Дж. Байден позвонил Си Цзиньпину главным образом с тем, чтобы договориться с ним о непосредственной встрече. Которая, судя по ряду признаков (например, в связи с Афганской проблемой) приобретает всё большую актуальность в первую очередь для американской стороны.

Но теперь уже Пекин выставляет условия для её проведения по тому или иному подходящему случаю, каковыми могут быть предстоящие саммиты по той же климатической проблеме и очередная встреча в формате G20. Кстати, вполне приемлемые и ни в коей мере не обидные условия. Всего лишь требуется, чтобы к оппоненту, в переговорах с которым выражается заинтересованность, относились как к равноправному партнёру.

Такому (минимальному) условию никак не соответствуют как продолжающиеся пропагандистские атаки на КНР по упомянутым выше поводам, так и (что гораздо более серьёзно) продолжение попыток формирования в регионе антикитайского военно-политического блока. В качестве его прообраза рассматривается проект QUAD с участием США, Японии, Индии и Австралии. На 29 сентября запланировано проведение в Вашингтоне второго саммита участников QUAD. Подчеркнём, в формате непосредственной встречи.

Располагая таким и схожего плана “багажом”, непонятно, на что рассчитывал американский президент, предлагая своему китайскому коллеге непосредственную встречу. Собеседник Дж. Байдена дал ясно понять, что до её проведения нужно серьёзно поработать экспертам обеих стран во всех сферах отношений между двумя ведущими мировыми державами.

И одного “климатолога” Дж. Керри здесь явно будет недостаточно.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×