20.09.2021 Автор: Валерий Куликов

Так кто же победил в Афганистане?

AFG6521

События в Афганистане в последние месяцы приковывают всеобщее внимание не только в плане оценки будущего этой страны, но и деятельности на мировой шахматной доске ведущих внешних игроков, определения их роли и, главное, в понимании: кто же всё-таки победил в Афганистане?

На этот вопрос, безусловно, не может ответить только иллюстрация региональных СМИ событий, произошедших в первые девять дней между падением провинциальной столицы Афганистана 6 августа и захватом Кабула 15 августа. А также того, как хорошо экипированные обученные Соединенными Штатами афганские солдаты просто исчезли перед партизанами движения «Талибан» (запрещено в РФ), одетыми в теннисные кроссовки и имевшими в руках отнюдь не новые винтовки.

Тем не менее ошеломляющий захват Кабула наглядно продемонстрировал миру потерю Соединенными Штатами лидерства, и этот процесс распространился на Азию, Африку, повлек за собой глубокие геополитические последствия для будущего мирового могущества США. Для всех стало очевидным, что победа талибов объективно вытесняет Вашингтон из Центральной Азии и, таким образом, поможет укрепить и без того продолжающийся контроль Пекина над определенными частями этого обширного стратегического региона, где проживает 70% населения и производства земного шара.

В плане оценки деятельности США в Афганистане весьма примечательны слова научного руководителя Института востоковедения РАН, известного российского востоковеда Виталия Наумкина в эксклюзиве для Asharq Al-Awsat, напомнившего признание американского президента Байдена, когда он заявил: «Наша миссия в Афганистане никогда не предполагала строительство государства. Она никогда не была предназначена для создания единой, централизованной демократии. Нашей единственной миссией в Афганистане было предотвращение атак на американской земле». То есть с самого начала 20-летного хаоса, пришедшего в Афганистан на плечах американских военных, миллионы афганцев, полагавшихся на помощь США в создании нового демократического государства, были жестоко обмануты! Поэтому о какой победе США в Афганистане можно говорить?

Но к своей победе над США в Афганистане Китай пришел не сегодня, а в результате заявленной президентом Си Цзиньпином еще в 2013 году кропотливой и выверенной политики «экономического пояса вдоль Шелкового пути», который уже начал расширять пространство для развития всех государств в Евразийском регионе за счет инфраструктуры, соединяющей Тихий океан и Балтийское море, создавать крупнейший рынок в мире с беспрецедентным потенциалом. За истекшие восемь лет Китай потратил более триллиона долларов на свою инициативу «Пояс-путь» (Belt and Road Initiative, BRI) по строительству трансконтинентальной сети железных дорог, нефтепроводов и промышленной инфраструктуры с тем, чтобы стать ведущей экономической державой мира. Создав инфраструктуру вокруг северных, восточных и западных границ Афганистана, Пекин подготовил почву для того, чтобы эта истерзанная войной страна, освобожденная от американского влияния и полная неиспользованных минеральных ресурсов (оцениваемых в триллион долларов), благополучно попала в его руки без единого выстрела.

В то время как Вашингтон тратил миллиарды на то, чтобы сеять хаос, Пекин запустил на севере Афганистана совместными усилиями Китайской национальной нефтяной корпорации с Туркменистаном, Казахстаном и Узбекистаном  газопровод «Центральная Азия—Китай», который в конечном итоге протянется на 6500 километров через сердце Евразии. 46 миллиардов долларов было потрачено Пекином на строительство «Китайско-пакистанского экономического коридора», состоящего из автомобильных и железных дорог, трубопроводов, протяженностью более чем 3000 км, вдоль восточной границы Афганистана от западных провинций Китая до ныне модернизированного Пекином пакистанского  торгового порта  Гвадар. Все это уже сегодня позволяет «Талибану» заключить выгодные сделки с Китаем по добыче огромных запасов редких полезных ископаемых. Только эти преимущества от сотрудничества с Китаем могут позволить Афганистану запретить в стране возделывание опиума, которое сейчас процветает, и такое обещание уже дал представитель нового правительства «Талибана».

Поэтому не удивительно, что официальный представитель «Талибана» Забихулла Муджахид назвал Китай «главным партнёром» нового Афганистана на международной арене, а Пекин подтвердил готовность «инвестировать и восстанавливать» Афганистан. Это заявление на сегодняшний день стало самым чётким указанием на дипломатическое направление, в котором движется «Талибан», а также на то, как группировка намеревается разрешить экономический кризис, больно бьющий по Афганистану.

Оценивая перспективность сотрудничества «Талибана» с другими внешними игроками, глава Высшего совета спасения Афганистана бывший полевой командир Мохаммад Акбар Ага заявил 5 сентября о значительной заинтересованности новых властей этой страны в налаживании отношений с Россией, Ираном и Пакистаном, явно учитывая их тесную связку с Китаем.

Но безусловным победителем в Афганистане стал и Катар. Именно это небольшое государство в Персидском заливе сыграло одну из самых важных ролей в разрешении афганского кризиса последних двух десятилетий. Благодаря последовательным шагам катарского руководства, роль посредника между талибами и мировым сообществом помогла Катару серьезно повысить свою международную и региональную значимость, стать одним из самых ценных партнеров для многих государств. Именно в Катаре в 2020 году Вашингтон и талибы достигли исторического соглашения о выводе американских войск из Афганистана. Доха отправляет в эту страну тонны продовольствия, лекарств, различной гуманитарной помощи.

В то время как две трети всех эвакуированных в Доху отправились в другие страны, в самом Катаре остается порядка 20 тыс. афганских беженцев. Катарские власти обеспечивают их едой и медицинской помощью, некоторых афганцев даже разместили на виллах, которые построили специально к чемпионату мира по футболу.

Также Доха стала, помимо основного транзитного пункта для покидающих Афганистан людей, еще и пристанищем для западных посольств, переехавших из Кабула. Сюда переместились не только различные иностранные посольства (США, Великобритании, Италии, Японии и других стран), но и почти вся дипломатическая жизнь Кабула. В Доху зачастили западные дипломаты и политики. В августе сюда приезжал руководитель германского дипведомства Хайко Маас, в начале сентября — главы МИД Великобритании, Нидерландов, а также Италии.

12 сентября лидеры движения «Талибан» (запрещено в России) договорились в Кабуле с заместителем премьер-министра и главой МИД Катара Мухаммедом бен Абдель Рахманом Аль Тани о дальнейшем развитии отношений, говорится в заявлении, опубликованном на странице представителя катарского политического офиса радикалов Мохаммада Наима в Twitter.

Хотя пока неясно, какое именно влияние Катар имеет на талибов, и сможет ли Доха корректировать их курс управления страной, тем не мене монархия остается своего рода мостом между «Талибаном» и международным сообществом. Но, вне сомнения, многое в дальнейшем будет зависеть от того, как станет развиваться ситуация в самом Афганистане.

Афганский кризис перевел Катар в высшую лигу международной политики, сделав монархию полезным и желанным другом.
Для государства, которое только недавно вышло из региональной изоляции, это, безусловно, имеет особое значение.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×