15.09.2021 Автор: Владимир Терехов

Индия, Франция и Британия в военных учениях в ИТР

MAL03422

Всё более заметным становится присутствие венного фактора в развитии ситуации в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР) в целом и его отдельных субрегионах. Как всегда, военные демонстрации призваны подкрепить дипломатическую активность отдельных игроков.

К каковым относятся, прежде всего, две ведущие мировые державы — США и КНР, военно-демонстративная активность которых постоянно возрастает на море и в воздухе. Главным образом в зонах Южно-Китайского моря и Тайваня. Но в последнее время в этом замечены и другие значимые игроки.

Индия подобного рода акции выносит в восточном направлении от акватории Индийского океана. Что поощряется всё теми же США, а также Японией и Австралией. Состоящая из этих стран “Четвёрка” пытается реанимировать конфигурацию QUAD, которая рассматривается (прежде всего, Вашингтоном) в качестве прообраза “азиатского НАТО”. Идея его создания периодически возникает уже порядка 20-ти лет, впрочем, без сколько-нибудь заметного пока практического результата.

В ноябре прошлого года как раз в “четырёхстороннем” формате состоялись очередные международные военно-морские учения “Малабар”. Впервые за весь почти 30-летний период проведения. Они носили двухэтапный характер, то есть сначала в Бенгальском заливе (наиболее частом районе их проведения) и затем в Арабском море, то есть у западного побережья Индии.

В том же “четырёхстороннем” формате учения “Малабар” проводятся и в текущем году. В период 22-26 августа они состоялись в Тихом океане вблизи принадлежащего США острова Гуам. В предварительном сообщении министерства обороны Индии говорилось, что учения имеют целью продемонстрировать общность подходов участников к вопросам уважения морского права, а также обеспечения “открытости и инклюзивности ИТР при соблюдении мирового порядка, основанного на правилах”.

Последний пассаж представляет собой устоявшуюся в последние годы мантру, когда оппоненты Китая (иносказательно) обвиняют его в создании угроз упомянутым как “миропорядку”, так и “открытости” с “инклюзивностью”.

Отметим важное обстоятельство. До сих пор Индия избегала участия в военных демонстрациях, которые проводятся “доброжелателями” Китая в особо чувствительных зонах. Таковыми для него являются прежде всего акватории Восточно- и Южно-Китайского морей, соединённых Тайванским проливом. В факте сохраняющейся пока избирательности в вопросе выбора Индией мест проведения упомянутых демонстраций отражается состояние не полной определённости, в котором уже длительное время пребывает индийская внешняя политика в целом.

С одной стороны, фактически сразу с окончанием холодной войны оказавшись в состоянии “стратегического одиночества” и, находясь в сложных отношениях с быстро растущим Китаем, Индия стала налаживать отношения с США (первые двусторонние учения “Малабар” были проведены в 1992 г.). В то же время Дели стремится не перейти некие (достаточно заметные) “красные линии”, чтобы состояние напряжённости в отношениях с Пекином не приняло необратимый характер.

Хотя к одной из таких “линий”, каковой является Тайваньская проблема, на авторский взгляд, движение Индии отмечается давно. Видимо, ещё с времён приезда в 2009 г. на Тайвань Далай-Ламы. Сближение со второй такой “линией” произошло во время похода двух индийских кораблей в район острова Гуам, когда “по пути” были проведены совместные учения с ВМС Брунея. Насколько можно понять, это произошло вне пространства претензий КНР на 80-90% акватории ЮКМ, но достаточно близко к нему.

Впрочем, из Дели мог бы последовать контраргумент в том плане, что в крайне чувствительном (уже для него) Индийском океане, в частности, в портах соседнего Пакистана (тоже давно) отмечается активность ВМС КНР. Автор ни в коем случае не собирается отвечать здесь на (бессмысленный в таких случаях) вопрос “кто прав, кто виноват” и лишь с сожалением констатирует рост недоверия (мягко выражаясь) в отношениях между двумя азиатскими гигантами. У каждого из которых есть тому свои объяснения.

В последние годы отмечается военная активизация в ИТР Франции и Британии. Выступая в 2016 г. в Сингапуре на очередном форуме “Шангри-Ла”, который ежегодно проводит расположенный в Лондоне Международный институт стратегических исследований, министр обороны (ныне министр иностранных дел) Франции Ж.-И. Лё Дриан указал на факт принадлежности его стране ряда расположенных в Тихом и Индийском океанах небольших островов, как главный мотив указанной активности. При этом подразумевалось, что факт небольшой их общей площади компенсируется гигантским морским ареалом, который получается путём суммирования 200-мильных “Зон исключительных экономических интересов” вокруг отдельных принадлежащих Франции архипелагов Тихого океана. А “свободе и открытости” в ИТР угрожает, повторим, известно кто. Несмотря на то, что эти острова вместе с упомянутыми “зонами” находятся от КНР на расстоянии не менее десяти тысяч километров.

Как бы то ни было, но в Париже, видимо, решили, что вместе с дружественными партнёрами следует готовиться парировать подобные (потенциальные) “угрозы”. В начале апреля с. г. корабли ВМС Франции участвовали в совместных с Индией, а также тех же США, Японии и Австралии учениях La Perouse, прошедших в Бенгальском заливе. Формат учений был обозначен примечательным термином QUAD Plus.

Через месяц два французский корабля появились в японском порту Сасебо, в районе которого были проведены трёхсторонние (то есть с участием подразделений Японии, Франции и США) учения по имитации отражения попыток высадки “вражеского десанта на удалённые японские острова”. Под последними, в частности, подразумеваются необитаемые острова Сенкаку/Дяоюйдао, на владение которыми претендует КНР.

То есть данный сценарий не имел никакого отношения к проблематике “свободы и инклюзивности”. Да ещё в районе принадлежащих Франции островов, удалённых от места учений на упомянутое выше расстояние.

Тем не менее спустя ещё месяц на полях прошедшего в Британии очередного саммита G7 премьер-министр Японии Ё. Суга и президент Франции Э. Макрон подтвердили намерение укреплять двустороннее сотрудничество, включая сферу обороны. При этом имелась в виду всё та же “возрастающая напористость Китая, угрожающая свободе и открытости ИТР”.

Что касается военной активизации в ИТР Британии, то она является одним из практических следствий реализации опубликованного в марте с. г. документа в области стратегии безопасности страны на ближайшее десятилетие. Одно из основных его положений указывает на необходимость общего смещения (“уклона”) внешнеполитического курса Лондона как раз в ИТР.

Первым военным актом в рамках данного курса стал начавшийся в мае поход на Дальний Восток ударной группы во главе с новейшим авианосцем Queen Elizabeth, который сопровождают восемь боевых кораблей, в том числе американский эсминец и голландский фрегат. Палубная авиагруппа эскадры состоит из десяти истребителей “5-го поколения” F-35B, принадлежащих Корпусу морской пехоты США.

Пройдя Средиземное море, Индийский океан, Малаккский пролив, Южно-Китайское море, 5 сентября эскадра вошла в японский порт Йокосука, являющийся местом постоянного базирования 7-го флота США. Далее планируется проведение многосторонних военных учений. Между прочим, в районе Окинавы, то есть совсем недалеко от тех же островов Сенкаку/Дяоюйдао и Тайваня.

Адресат заключённого в этих мероприятий месседжа, во-первых, зафиксировал его получение и, во-вторых, довольно скептическим образом на него отреагировал.

На пути домой эскадра проведёт (в октябре) совместные учения с ВМС Индии. Видимо (и всё же), в Индийском океане, а не в ЮКМ. Что выглядит достаточно разумно, имея в виду нежелание как Индии, так и Британии полностью разрывать отношения с КНР.

В целом же автору остаётся непонятным, зачем обеим упомянутым европейским странам нужно столь сильно (и наверняка весьма затратно) заботить себя проблемами, возникающими на противоположной стороне глобуса. Что людям не сидится дома?

Не иначе как фантомные боли преследуют ту же бывшую метрополию недавней Британской империи, “над которой не заходило солнце”. Хотя, судя по итогам недавних выборов в ряде округов и парламент Шотландии, в Соединенном Королевстве вполне достаточно весьма серьёзных домашних болячек, чтобы целиком направить на их уврачевание как накопившуюся политическую энергию, так и бюджетные ресурсы.

В то время как вмешательство в проблемы ИТР только усугубляет процесс их разрешения, которое во всё большей мере зависит от состояния отношений в треугольнике ведущих азиатских держав КНР-Япония-Индия. Для всех будет лучше, если “внешние” игроки ограничатся генерированием мудрых советов указанной тройке.

Оставив при этом на её усмотрение вопрос принятия указанных советов к рассмотрению.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×