13.09.2021 Автор: Вениамин Попов

Победа талибов – возможное усиление экстремистских движений в регионе

ATT3423

11 сентября исполнилось ровно 20 лет со дня чудовищного теракта, в результате которого в Америке погибло около 3 тысяч человек. Тогдашние руководители США, чтобы показать всему миру, что они хозяева планеты, решили срочно нанести удар по Афганистану для показа миру своей силы и мощи. Через полтора года было совершено вторжение в Ирак. Все это делалось под предлогом борьбы с мировым терроризмом.

Беспричинная жестокость уничтожения двух стран в отместку за теракты 11 сентября серьезно подорвала влияние США и в целом коллективного Запада в мире. Хотя материальные силы западной цивилизации остаются значительными, тем не менее Афганистан стал новой вехой в процессе ее морально-нравственного и психологического угасания. Одно из проявлений этого упадка – рост террористических и экстремистских движений в мире.

31 августа последний военный самолет США вылетел из Афганистана – в социальных сетях экстремистские группировки обменялись поздравлениями, приветствуя победу талибов.

Члены экстремистской группировки «Хаят Тахрир Аш-Шам» (запрещена в РФ) устроили в Сирии ликования и парады: сотни элементов, связанных с этой организацией, верной Аль-Каиде (террористическое формирование запрещено в РФ), вышли на улицы Идлиба, чтобы отпраздновать то, что они называют «победа талибов над американцами».

Нельзя не отметить, что провал США в Афганистане дал серьезный импульс действиям исламистов в борьбе с властями, которые они считают «отступническими».

До того, как «Талибан» (движение запрещено в РФ) захватил Афганистан, экстремистские движения, особенно на Ближнем Востоке, становились слабее, в частности, после успешной контртеррористической операции России в Сирии: некоторые отряды Аль-Каиды (террористическое формирование запрещено в РФ) и ДАИШ (террористическое формирование также запрещено в РФ) переместили свою деятельность в страны Африки к югу от Сахары, в Афганистан и Южную Азию.

Национальное общественное радио США недавно процитировало слова бывшего американского министра обороны Леона Панетты о том, что «Талибан — это террористы, которые поддержат террористов».

По данным издания Vision Of Humanity, Афганистан в 2019 году занял первое место с точки зрения террористической активности. За ним следует Ирак, Нигерия, Сирия, Сомали, Йемен, Пакистан и Индия. В индексе глобального терроризма за 2020 год, подготовленном Институтом экономики и мира, отмечается, что Ливия заняла 16 место из 163 стран, но эта цифра не отражает того, каким образом события в Ливии напрямую способствовали росту терроризма в Чаде, Нигере, Мали, Буркина-Фасо и Мавритании. Все эти страны уже объявили о своих опасениях, в связи с афганскими событиями.

Появляется все больше свидетельств того, что экстремистские организации, которые не скрывают свои связи с ДАИШ, активизируют свою деятельность.

По словам ливийского политолога Абдель Рахим Аль-Тархуни, некоторые из экстремистских группировок Сахеля, захватив ливийское оружие, использовали его для расширения сферы своей активности.

Тунисский журналист Ахмед Абдель-Хаким подчеркивает, что Тунис был крупнейшим источником для иностранных рекрутов ДАИШ: по оценкам западных источников, от 15 до 18 тысяч тунисцев отправились в Сирию для присоединения к этому террористическому формированию.

По свидетельству газеты «Аль-Ахрам» от 01.09.2021, террористические организации в Сомали, на юге Мозамбика, Нигерии, Камеруна выиграют от победы талибов в Афганистане, поскольку сети террористов неразрывно связаны между собой.

Пока некоторые наблюдатели утверждают, что Аль-Каида и ДАИШ являются соперниками, а «Талибан» — племенной исламистской организацией, конкуренция между ними не более, чем соперничество между братьями и сестрами. Они разделяют одну идеологию, вероисповедание и взгляды на мир.

Исламисты в лице ДАИШ – «сети Хаккани» (террористическое формирование, запрещенное в РФ), также ознаменовали эту 20 годовщину терактом, жертвами которого стали десятки афганцев и 13 американских военных.

В начале сентября «Движение талибов Пакистана» (террористическое формирование запрещено в РФ), которое действует на севере страны, осуществило теракт в провинции Белуджистан, в результате которого были убитые и раненые.

Примечательно, что в Афганистан вернулся бывший глава службы безопасности Усамы Бен Ладена — Амин Аль Хак.

Сираджуддин Хаккани – заместитель лидера «Талибана» и лидер «сети Хаккани» отвечает теперь за безопасность Кабула (ФБР назначила вознаграждение в 5 млн долл. за его поимку). В 2001 году президент Джордж Буш, и это стоит отметить, при вторжении в Афганистан говорил о том, что целью операции является «воспрепятствовать использованию страны для террористических акций».

«Талибан» не вносил никаких изменений в свою идеологию, поэтому все радикальные исламистские группировки публично приветствовали его триумф «как победу Аллаха для Ислама», и смотрят на нынешний Афганистан как на движущую силу их возрождения. Как писала одна из центральных египетских газет, если этот катастрофический сценарий осуществится, он сведет на нет все усилия, достигнутые в борьбе с экстремизмом, и регион снова окажется в ловушке политического исламизма.

Лидеры «Талибана» неоднократно заявляли, что права меньшинств и женщин будут защищены, однако еще неизвестно, смогут ли лидеры держать своих бойцов под контролем. Кроме того, талибам будет чрезвычайно трудно обуздать сторонников ДАИШ – «сети Хаккани» и лишить их привлекательности для более радикальных элементов афганского общества и собственных рядов.

Некоторые арабские политологи полагают, что основным спонсором и союзником исламского эмирата Афганистан может стать Пакистан, чей премьер-министр охарактеризовал захват Кабула как то, что Афганистан «сломал оковы рабства». Как известно, Исламабад сыграл важнейшую, если не решающую, роль в становлении движения талибов. В более чем двухсотмиллионном Пакистане есть немало организаций, связанных или сочувствующих талибам. Тот факт, что основу афганского движения составляют пуштуны, а в Пакистане их живет в два раза больше, в будущем может сыграть весьма значительную роль. Особенно это необходимо учесть в связи с тем, что ядерный потенциал этого государства составляет 160 боезарядов.

Вениамин Попов, директор Центра партнерства цивилизаций МГИМО (У) МИД РФ, Чрезвычайный и Полномочный посол, кандидат исторических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×