13.09.2021 Автор: Владимир Терехов

Индия и Пакистан в Афганской проблеме

TAL89434

Афганская проблема продолжает кровоточить. И, похоже, это не фигура речи, имея в виду противоречивые сообщения о событиях в Панджшерском ущелье, которые могут спровоцировать возобновление гражданской междоусобицы по всей стране. Что, наряду с отсутствием действенного механизма управления, делает вполне вероятной (и скорой) в 40-миллионной стране перспективу гуманитарной катастрофы. По сравнению с которой тиражируемая мировыми СМИ картинка из аэропорта Кабула покажется невинной детской шалостью.

Становится более или менее очевидным, что Афганская проблема не “рассосётся” сама собой, то есть без самого плотного и экстренного привлечения всех значимых в данной проблеме игроков. Несмотря на понятное с их стороны нежелание вновь погружаться в этот “могильник империй”.

К значимым в данном случае игрокам относятся КНР, РФ, Индия, Пакистан, Иран. “По случаю” (ad hoc) могут привлекаться и среднеазиатские соседи Афганистана. Автор остаётся на позиции благотворности полного выхода США из указанной проблематики. Но если Вашингтон считает иначе, то, конечно, в процессе решения указанной (относительно локальной, но болезненной) проблемы должна участвовать и ведущая мировая держава.

Перечисленные выше страны, кажется, не собираются поощрять стремление нынешнего турецкого руководства неким образом войти в состав участников решения афганской проблемы. Примечательно, что работу аэропорта в Кабуле возобновили специалисты Катара, хотя услуги в этом предлагала Турция. Фактора “пантюркизма” только не хватало в поле возмущений, которое неизбежно создадут сами участники совместной работы (крайне, повторим, актуальной). Стамбулу ещё предстоит объясниться с Пекином по поводу попыток “окормления” уйгуров.

Кратко о предпочтительном формате совместной работы. Министр иностранных дел Японии Т. Мотэги предложил воспользоваться площадкой G7 с подключением к ней КНР и РФ. Крайне сомнительное предложение, за которым скрывается очередная попытка оживить этого скорее мёртвого (недавнего) актора мировой политики. Непонятно, чем на первом (“экстренном”) этапе решения Афганской проблемы могут быть полезны все нынешние участники G7. Возможно, повторим, кроме США. Хотя экономический потенциал участников G7 может весьма пригодиться, когда и если указанная проблема выйдет на соответствующий этап процесса решения.

Пока оптимальным представляется формат так называемой “расширенной тройки”, базу которой составляют США, КНР и РФ. На первом заседании, состоявшемся 10 августа в столице Катара Дохе, она была “расширена” Пакистаном, представителями (тогда ещё функционировавшего) кабульского режима и “Талибана” (запрещённого в России). Второе заседание должно пройти в Кабуле, но на момент написания настоящей статьи новое правительство Афганистана ещё не было сформировано.

Как видно, даже в “расширенном” составе данной конфигурации отсутствуют крайне необходимые Индия и Иран. Более или менее понятно почему: у каждой из этих стран весьма непростые (мягко выражаясь) отношения с некоторыми из её участников, а именно с Пакистаном у первой и с США у второго. Однако мнение обоих по различным вопросам решения Афганской проблемы могли бы доводиться до сведения “тройки” такими её участниками, как РФ и Китай. Первая может предложить свои услуги Индии, второй — Ирану.

Из этих двух последних в наиболее сложной и неопределённой ситуации в вопросе выстраивания отношений с новым руководством Афганистана оказалась Индия. Напомним, что прежний режим в Кабуле среди других зарубежных партнёров отдавал явное предпочтение “язычникам” Дели (наряду, конечно, с Вашингтоном), а не единоверцам Исламабада. В НВО ранее обсуждались причины такой “странности”.

Едва занявшие Кабул талибы одним из первых актов отправили Дели выдержанное в жёстких тонах предостережение от попыток “вмешательства” во внутриафганские неурядицы. Ещё накануне Индия свернула работу всех своих дипломатических представительств и спешно отправила домой их сотрудников. МИД страны занял по отношению к недавнему партнёру позицию “смотреть и ждать”.

И было, отчего насторожиться. Бывший главный министр союзной территории Джамму и Кашмир и руководитель одной из главных её партий (Народно-демократической) харизматичная М. Муфти (дочь основателя этой партии) на одном из публичных мероприятий предложила Центральному правительству “не испытывать терпение кашмирцев”. При этом она сослалась на пример событий в Афганистане. Речь идёт о резком обострении ситуации, как в этой административной единице Индии, так и в пакистано-индийских отношениях после известных мероприятий по изменению статуса (теперь уже бывшего) штата Джамму и Кашмир, проведенных в середине 2019 г.

Но это, что называется, “цветочки”, ибо фактически легализовавшаяся в Афганистане Аль-Каида (террористическое формирование, запрещенное в РФ) в конце августа призвала к “освобождению из рук врагов ислама Кашмира и других мусульманских земель”.

Однако появляются признаки того, что талибы (запрещённые, повторим, в РФ) начинают постепенно понимать, что же на самом деле происходит как в стране, которой они взялись руководить, так и в окружающем её пространстве. В конце августа один из лидеров политического крыла Талибана Ш.М.А. Станикзай, проявляющий повышенную активность на переговорной площадке в Катаре, завил, что “Индия очень важна” в делах континента. «Как и в прошлом», — продолжил Ш.М.А. Станикзай, — «новое руководство Афганистане возобновит с ней всестороннее сотрудничество».

Весьма примечательное заявление. Оно свидетельствует о том, что руководство талибов, повторим, начинает понимать радикальность изменений в мироустройстве, произошедших за полторы тысячи лет, как были написаны священные тексты. Женщин можно, конечно, запереть дома на ключ, но они уже играют очень существенную роль в функционировании различных государственных учреждений. Банки, возможно, и от шайтана, но без их нормальной работы как-то совсем плохо.

Кстати, о последствиях пребывания в Афганистане “оккупантов” – следы их трудов не пропадут и наверняка будут востребованы теми же талибами. Как, например, нынешняя Индия многое унаследовала от бывшей метрополии.

Вряд ли в упомянутых выше текстах можно найти практически значимый совет, что же делать с проведенной сто лет назад “линией Дюранда”, разделившей 40 миллионов пуштунов и служащей сегодня эрзац-границей между Афганистаном и Пакистаном. А именно она служила одной из главных причин сложностей в двусторонних отношениях при всех предыдущих правительствах в Кабуле.

Так что совсем не гарантирована беспроблемность отношений Исламабада с будущим новым. Более того, с высокой вероятностью можно ожидать переноса прежних проблем в систему отношений Пакистана и с новой афганской властью.

Поэтому вполне естественно смотрелся состоявшийся 4 сентября визит в Афганистан нынешнего руководителя всесильной Межведомственной разведки Пакистана Ф. Хамида, который ограничился краткой репликой «всё будет хорошо» в ответ на вопросы встречавших журналистов. Напомним, что сам по себе вопрос, что такое «хорошо» (и, соответственно, «плохо») не простой. Ибо порождает сопутствующие вопросы типа «для кого «хорошо” и почему этому некто обязательно будет «хорошо».

С высокой вероятностью можно полагать, что столь значимый гость под этим подразумевал «подходящий» состав нового афганского правительства, проект которого в аспектах конкретных персоналий, видимо, не вполне устроил Исламабад. В частности, говорится о несогласии с тем, чтобы высший пост в правительстве занял мулла А.Г. Барадар, доставивший немало неприятностей правительству Пакистана и в течение трёх лет (с 2010 по 2013 гг.) находившийся в этой стране под арестом.

Между тем мулла А.Г. Барадар возглавлял делегации талибов во время визитов в РФ и КНР. То есть уже вырисовываются определённые “нюансы” в предпочтениях основных внешних участников решения Афганской проблемы по одному из важных вопросов, каковым, несомненно, является персональный состав нового правительства страны.

Как бы то ни было, но через час после прилёта Ф. Хамида в Кабул было объявлено о переносе даты объявления о формировании правительства Афганистана. Что, повторим, стало поводом для откладывания заседания “расширенной тройки”.

Повторим, что, несмотря на сохраняющееся пока предпочтительное положение Пакистана в Афганской проблеме (хотя бы потому, что та же Межведомственная разведка находилась у истоков зарождения «Талибана»), кажется вполне вероятной перспектива воспроизведения прежних “недоразумений” в двусторонних отношениях. Собственно, они уже намечаются, если судить по ситуации на границе между Пакистаном и Афганистаном, а также её оценкам другим не менее значимым лицом в пакистанском руководстве, а именно генералом К.Дж. Баджвой.

Отметим также повышенную активность в Афганской проблематике европейцев. На уровнях как ЕС, так и на “индивидуальном”.

Наконец, в очередной раз отметим, что данная проблема представляет собой как вызов в отношениях между рядом значимых внешних участников по её разрешению, так и потенциальную возможность для позитивной трансформации указанных отношений.

Но второе не окажется плодом фантазий только в том случае, если все они действительно будут стремиться к её разрешению, а не рассматривать в качестве подходящего инструмента по сведению счётов друг с другом.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×