02.09.2021 Автор: Владимир Терехов

В Пакистане продолжаются теракты

Похоже, может стать нехорошей традицией использование вступительной фразы “Не успело НВО…” в статье на тему ситуации в Пакистане, поводом для написания которой служит очередной террористический акт на территории этой страны.

Они резко участились в последнее время, что вписывается в общую картину роста турбулентности в регионе Центральной и Южной Азии. Отметим, что в процесс формирования политической картины, складывающейся в указанном регионе, вовлечены, помимо Пакистана, также ведущие региональные и мировые державы в лице КНР, РФ, Индии и США, интересы которых часто (и нередко весьма сильно) не совпадают.

Итак, не успело НВО обсудить в контексте Афганской проблемы случившийся 14 июля теракт в пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва, как спустя лишь пять недель произошёл новый. На этот раз в территориально противоположной к Хайбер-Пахтунхва провинции Белуджистан того же Пакистана. Конкретно в районе порта Гвадар.

Как и в предыдущем случае, целью атаки террориста-смертника были граждане КНР. Напомним, что вблизи города Дасу (провинции Хайбер-Пахтунхва) был подорван автобус с китайскими специалистами. В районе Гвадара террорист атаковал автомобиль и тоже с гражданами КНР. Автобус направлялся на стройплощадку ГЭС, которая с 2017 г. возводится китайской компанией. Автомобиль двигался где-то вблизи портового комплекса Гвадар, который “модернизируется” (фактически строится заново) тоже при определяющем участии КНР.

В Дасу погибли 9 китайцев и 4 пакистанца, в Гвадаре пострадали в основном игравшие поблизости дети (из которых двое погибли и два получили ранения), а также был ранен один китаец.

Повторим, единственное, что на первый взгляд объединяет оба эти теракта, совершенных в местах, удалённых друг от друга на расстоянии порядка двух тысяч километров, являются их объекты. Каковыми были китайские специалисты, работающие на различных, крайне необходимых Пакистану объектах. ГЭС в Дасу (строительство первой очереди которой должно завершиться в 2025 г.) существенным образом решит проблему дефицита электроэнергии страны.

Что касается расположенного на берегу Аравийского моря портового комплекса Гвадар, то он предназначен для решения нескольких задач. Ранее среди них упоминалась возможность постоянного базирования здесь подразделений ВМС КНР. Однако в последние годы он упоминается главным образом в связи с проектом Китайско-Пакистанского экономического коридора, который, в свою очередь, является одним из главных элементов глобального китайского проекта Belt and Road Initiative.

Но существенная часть КПЭК проходит по территории пакистанской провинции Белуджистан, где сильны сепаратистские настроения. Представляя собой скрепляющий Пакистан инфраструктурный скелет, КПЭК рассматривается белуджами в качестве основного вызова в их стремлении к независимости. Соответствующим образом относятся и к участвующим в его реализации специалистам КНР, на которых периодически осуществляются вооружённые нападения. Последним стал упомянутый теракт в Гвадаре, хотя ответственность за него пока никто на себя не взял.

Менее очевидна мотивация теракта в Дасу, вину за проведение которого министр иностранных дел Ш.М. Куреши возложил на группировку “Техрик-е Талибан” (запрещённую в РФ), что вызывает определённое недоумение. Ибо до недавнего времени эта базирующаяся в провинции Хайбер-Пахтунхва (населённой в основном пуштунами) группировка боролась в основном с собственным “светским, прозападным правительством, предающим интересы братьев по вере”. В основном такое “предательство” усматривается по отношению к Кашмирской проблеме.

Казалось бы, одно дело — со взрывами грузовиков с солдатами центрального правительства Пакистана, которые периодически привлекаются к проведению “контртеррористических операций” в различных районах указанной провинции. Но причём здесь китайцы, строящие в Хайбер-Пахтунхва полезный для всех (включая пуштунов) объект.

Можно, конечно, сослаться на мотив мести Пекину за его политику по отношению к коренному населению Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. Но пакистанские талибы (кстати, не надо их полностью соотносить с афганскими, тоже запрещёнными в РФ) едва ли не знают истинную цену пропагандистской истерии на тему “геноцида уйгур”. Которая инициирована всё тем же “Западом”.

Как бы то ни было, но, судя по всему, Пекин начинает беспокоить всё более заметная беспомощность правительства “железного союзника” в вопросе контроля собственной территории. Цена этого вопроса отнюдь не ограничивается экономической компонентой, хотя только общие затраты КНР на строительство объектов КПЭК сегодня оценивается суммой свыше 60 млрд долл.

Не меньшее значение имеет его политико-стратегическая компонента. Главный региональный союзник КНР, повторим, должен обеспечивать контроль ситуации хотя бы в стратегически значимых зонах собственной территории, каковыми несомненно являются порт Гвадар и объекты типа ГЭС в районе Дасу. Столь же надёжно должны функционировать ведущие к ним транспортные артерии.

Но, пожалуй, наибольшее значение приобретает вопрос безопасности китайских граждан. Несмотря на жёсткий контроль ситуации внутри Китая, его руководство не может не принимать во внимание вполне возможное недоумение (мягко выражаясь) собственной общественности: что же это за союзник, на территории которого убивают наших специалистов, помогающих ему строить крайне важные для него объекты.

Видимо, поэтому просматривалось определённое раздражение министра общественной безопасности КНР в ходе видеобеседы на тему последних терактов в Пакистане, которую он провёл 24 августа с советником премьер-министра этой страны и главой её внешней разведки М. Юсуфом. Примечательно, она прошла спустя лишь неделю после того, как о том же поговорили по телефону министры иностранных дел обеих стран Ван И и Ш. М. Куреши.

Что касается беседы Чжао Кэчжи – М. Юсуф, то последний достаточно определённо был поставлен перед необходимостью, во-первых, решения проблемы обеспечения находящихся в Пакистане китайских граждан и, во-вторых, получения исчерпывающего ответа на вопрос не только непосредственных исполнителей обоих терактов, но также их заказчиков. Хотя китайский министр и констатировал “значительный прогресс” пакистанской стороны в данном вопросе.

Представляется примечательным, что в обеих этих беседах не упоминалась выдвинутая ранее Ш.М. Куреши гипотеза о том, что за непосредственными исполнителями теракта в Дасу стоит индийская службой внешней разведки RAW (the Research and Analysis Wing). Ранее подобного рода “привязки к Индии” делались в связи с терактами в Белуджистане.

Наконец, кажется уместным в очередной раз кратко коснуться самой категории “терроризм” (в частности, “международный”) и её места в современных мировых политических процессах. На авторский взгляд, примерно в конце 90-х годов победители в холодной войне этим странным новоязом (образованным на базе слова, обозначающего метод борьбы) попытались определить некое специфическое явление.

Термином “международные террористы” начали помечать тех нехороших людей, которые прибегали к (столь же нехорошим) средствам в попытках изменить мир, так славно сложившийся для главных выгодополучателей от победы в холодной войне.

С возобновлением же (едва не “закончившегося”) исторического процесса, тема “международного терроризма” стала превращаться в один из инструментов борьбы между ведущими мировыми игроками. Уши которых достаточно определённо торчат по крайней мере за некоторыми из “международных террористов”.

Представляется достаточно очевидным, что оба обсуждаемых здесь теракта нацелены на создание проблем одной из двух глобальных держав, каковой де-факто уже сегодня является Китай. А именно в сфере его отношений как с Пакистаном, так и с Индией. В частности, в случае налаживания доверительных отношений между КНР и Индией станет совсем призрачной перспектива создания антикитайского “азиатского НАТО” с центральной ролью в нём второй.

Так что сразу после очередного шумного акта “международного терроризма” (типа тех, которые случились 26 августа в аэропорту Кабула) “следим за руками” некоторых из участников глобальной политической игры.

Не забывая при этом задаться вечным вопросом: Qui prodest?

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×