02.09.2021 Автор: Виктор Михин

Ирак: афганские уроки и реальность

IRQ9453

Возможно, это лишь вопрос времени, когда государства Ближнего Востока, нестабильность в которых воплотил в жизнь Запад во главе с Соединенными Штатами, начнут ощущать отголоски быстрого завоевания талибами почти всего Афганистана. Последствия триумфа суннитской исламистской группировки не будут потеряны для негосударственных субъектов и воинствующих националистов, активно действующих в странах, где у США до сих пор есть войска. Афганские вооруженные силы, якобы обученные и оснащенные американцами, не смогли удержать линию обороны против молниеносного наступления талибов, поскольку город за городом падали в быстрой последовательности. Правительство Ашрафа Гани в Кабуле быстро рухнуло как карточный домик, открыв путь для второй эры победоносного правления «Талибана» (запрещен на территории РФ), всего через 20 лет после окончания первой. Главный урок, который другие воинствующие группировки, вероятно, извлекут из неудачного вывода, а точнее циничного бегства американских войск из Афганистана, заключается в следующем: если они смогут продержаться достаточно долго против превосходящей технологии и огневой мощи западного противника, последний, в конце концов, устанет и сбежит, обрекая режимы своих клиентов на погибель.

Именно так думают лидеры шиитского ополчения Хашд аш-Шааби в Ираке, которые давно и решительно требуют вывода американских войск, и рано или поздно это случится в этой весьма неспокойной стране. В конце концов, существует довольно недавний прецедент стремительного наступления повстанцев, быстро подавляющего иракских военных и изгоняющих их из городов. Летом 2014 года ДАИШ (запрещена на территории РФ) удалось завоевать треть Ирака, включая его второй город Мосул, причем иракская армия, которая была намного больше и лучше вооружена, отступила без боя. Хотя Багдад смог вернуть большую часть этих территорий к 2017 году при широкой поддержке США, кампания против ДАИШ породила новую силу — Хашд аш-Шааби (Силы народной мобилизации), которые могли оказаться способными на тот период свергнуть иракское правительство.

Хашд аш-Шааби, куда ныне входит до 40 организаций и 128 тысяч бойцов, была сформирована в 2014 году для борьбы с ДАИШ после печально известной неудачи армии в обороне Мосула. Зонтичная организация, преимущественно шиитских ополченцев, продолжала освобождать большие участки в основном суннитских районов Ирака, и позже на законных основаниях была включена в иракский аппарат безопасности. Однако некоторые из наиболее влиятельных группировок внутри этой организации уже давно оснащены и финансируются Корпусом стражей Исламской революции (КСИР) для продвижения военных и политических целей Ирана в стране и в регионе. Многие эксперты не без оснований опасаются, что эти группировки могут перестрелять регулярную иракскую армию и превратиться в мощное мини государство внутри государства, напоминающее «Хезболлу» в Ливане. В их распоряжении имеются большие запасы поставляемых Ираном ракет класса «земля-земля», а также беспилотные летательные аппараты, которые в последнее время активно использовались для нанесения ударов по американским военным объектам в Ираке. К счастью для багдадского правительства, обремененного задачей балансирования интересов как американских, так и иранских покровителей, администрация Джо Байдена, похоже, пока не так спешит уходить из Ирака, как это было с Афганистаном.

Кроме того, по мнению политологов, есть несколько основных различий между этими двумя сценариями, которые настойчиво предлагает «Талибан» (запрещен на территории РФ) – это захват Ирака проиранскими ополченцами, если не в ближайшее время, то хотя бы в будущем. Однако ситуация в Ираке такова, что эти фракции могут многое выиграть от сохранения статус-кво. “Проиранские фракции Хашд аш-Шааби не хотят брать власть в свои руки. Их цель — присоединиться к правящим партиям и получить свою долю государства, как легальную, так и нелегальную”, — считает Джоэл Уинг, автор онлайн-блога «Размышления об Ираке». “Они уже являются официальной частью силовых структур, что означает государственное финансирование. Но им нужно больше бойцов, получающих жалованье. Им нужны контракты и взятки».

С ним полностью согласен Алекс Алмейда, аналитик по безопасности Ирака в Energy Consultancy Horizon Client Access, который также скептически относится к тому, что Хашд аш-Шааби попытается захватить власть в Ираке. “Если не допустить повторения 2014 года, или какого-то сценария переворота ополченцев, или осады международной зоны (в Багдаде), то очень маловероятно, что мы увидим аналогичную ситуацию в Ираке, прежде всего потому, что с ополченцами мы будем иметь дело, скорее всего, как с изгоем Иракского государства, чем с внешним захватом повстанческой силой”, — отметил этот специалист. Роджер Бейкер, старший вице-президент по стратегическому анализу в компании Stratfor on the Rhine, соглашается с ними и отмечает, что многие группы Хашд аш-Шааби “интегрированы в силах безопасности Ирака, а не только снаружи повстанцев”, как боевики «Талибана» в Афганистане. Таким образом, они не обязательно стремятся к свержению режима, а скорее к утверждению своих и часто иранских интересов в Ираке. Он также более уверен в возможностях иракской армии по сравнению с афганской армией и силами безопасности, отмечая, что иракские вооруженные силы “претерпели значительную трансформацию с тех пор, как они в значительной степени рухнули во время раннего наступления ДАИШ” в 2014 году.

Существует еще одно существенное различие между нынешней ситуацией в Ираке и ситуацией в Афганистане до захвата его талибами. Не секрет, что мощная пакистанская военная разведка давно поддерживает «Талибан», часто в ущерб стратегическим целям США. Однако эксперты считают, что Иран держит своих иракских ополченцев «на гораздо более коротком поводке», диктуя пределы их деятельности. Поддержка Ираном этих группировок намного сильнее, чем поддержка Пакистаном талибов. Помимо вооружения и обучения ополченцев, иранские официальные лица открыто встречаются с руководством группировок Хашд аш-Шааби в Ираке.

Тем не менее Багдад должен извлечь некоторые общие уроки из событий в Афганистане, чтобы гарантировать, что его не постигнет та же участь, что и Кабул. Возможно, самый важный урок, считают аналитики, заключается в важности искоренения коррупции в правительстве на всех уровнях и обеспечения сплоченности различных этнических, региональных и сектантских групп в правительстве. Отсутствие внутренней сплоченности Афганистана было очевидно для всех за несколько часов до падения Кабула. Несколько высокопоставленных чиновников, в том числе президент Ашраф Гани, решили бежать из страны, в то время как другие пытались вести переговоры с приближающимися отрядами талибов. Другие, такие как Ахмад Масуд, вооружились и направились в горы, чтобы начать новую фазу сопротивления. Отсутствие сплоченности и восприятия коррупции привело к тому, что многие афганские граждане не смогли доверять правительству, то же самое можно сказать о чиновниках и силах безопасности.

Возможно, самое важное различие между этими двумя странами заключается в том, что США не планируют полный вывод войск из Ирака в ближайшее время, считает Джоэл Уинг. “Атаки протегеранских группировок усложняют это, потому что американцы сосредоточены на защите себя, а не на помощи иракцам прямо сейчас. Но даже тогда нет никаких признаков того, что они хотят закончить миссию». Алмейда считает, что катастрофическое отступление из Афганистана заставит администрацию Байдена гораздо осторожнее относиться к тому, как она справляется с механикой дальнейшего вывода американских войск из Ирака, особенно с небольшим дипломатическим составом без военной поддержки внутри страны. В свою очередь, Бейкер считает, что решения покинуть Ирак “будет основываться больше на американском стратегическом пересмотре приоритетов, чем на политических последствиях от вывода войск из Афганистана”. Но в то же время эти специалисты единогласно отмечают, что больший риск для Ирака — это долгосрочные региональные и межконфессиональные разногласия, а также требования большего федерализма или распределения власти. Кроме того, экономические ресурсы распределены неравномерно по всему Ираку, и эти географические различия будут продолжать формировать будущую обстановку безопасности и стабильности.

Таким образом, анализируя нынешнее положение в Ираке, надо признать, что администрация Джо Байдена в отличие от Афганистана не спешит выводить войска из страны, в которую она нагло вторглась в 2003 году под фейковым предлогом наличия там ядерного и бактериологического оружия. И во-вторых, Хашд аш-Шааби, которая могла бы разгромить иракскую армию и взять, как в Афганистане, власть в свои руки, предпочитает интегрироваться в структуры нынешнего государственного аппарата и получать свою долю от общего «пирога».

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×