31.08.2021 Автор: Владимир Одинцов

Сможет ли Сейф Каддафи повести за собой Ливию и в каком направлении?

SAIF3423

После событий 2011 года, когда полковника Муаммара Каддафи не просто свергли, но и зверски убили, фактически Ливия перестала существовать как единое государство, продолжая оставаться лакомым куском для бизнеса и внешних игроков. Эти конкурирующие внешние игроки долго пытались в инспирированной ими же борьбе двух квазигосударств захватить власть в стране: с использованием якобы законного Правительства национального согласия во главе с Файезом Сараджем на западе страны и военного блока, возглавляемого маршалом Халифой Белкасимом Хафтаром на востоке Ливии. Боевые действия продолжаются несколько лет с переменным успехом и они показали, что ни один из этих двух лидеров не пользуется серьезной поддержкой большинства ливийского народа.

Внутренние и междоусобные противоречия между этими двумя лагерями, а также многоплеменной состав населения страны так и не позволили разрешить ливийский конфликт последнего десятилетия. Несмотря на то, что на этом фоне отдельным внешним игрокам все же удавалось решать некоторые бизнес-интересы, неустойчивость внутриполитической ситуации не позволяла никому гарантированно закрепиться в этой стране, что объективно заставило искать внутриполитический консенсус через проведение полномасштабных выборов в Ливии.

И вот 24 декабря эту страну ждут всеобщие выборы — первые после гражданской войны, которую признанное ООН правительство в Триполи ведет с войсками генерала ливийской армии Халифы Хафтара. США и их западные союзники, уже хорошо набившие себе руку на «цветных революциях» и манипулировании выборными процессами, пытаются различными способами активно влезть в определение ливийцами своего политического будущего на предстоящих выборах. Однако предложить какую-либо «проходную кандидатуру» на руководящий пост в Ливии им пока не удается, так как за 10 лет противостояния большинство уже засветившихся национальных лидеров успело откровенно подпортить свой имидж не всегда пристойными связями, действиями, решениями, которые негативно воспринимаются в ливийском обществе и явно будут негативно восприняты при декабрьском голосовании.

И вот, на этом откровенно безрадостном фоне последний год все ярче стала высвечиваться кандидатура сына полковника Муаммара Каддафи — Сейфа аль-Ислам Каддафи, чудом пережившего ливийскую революцию. 10 лет назад его конвой попал в засаду, и Сейф Каддафи, активно поддерживавший отца с самого начала восстаний, оказался в плену у небольшой группы повстанцев в городе Зинтан, которая, разочаровавшись в идеалах навязанной Западом «арабской революции», сегодня стала его союзником. Сейф Каддафи был приговорен к смертной казни властями в Триполи в 2015 году, в мае 2016 года Международный уголовный суд потребовал его ареста для проведения следственных действий.

Сейф Каддафи получил образование в университете Триполи и ученую степень. Позже он стал доктором философии в Лондонской школе экономики. При правлении своего отца он считался либералом, и некоторые эксперты приписывали ему руководство экономикой Ливии в последние несколько лет режима Каддафи. До начала ливийской войны Запад считал Сейфа Каддафи лучшим кандидатом для проведения в Ливии либеральных реформ, отмечая его контакты с прогрессивными западными политологами и высказывания о потребности Ливии в демократических изменениях.

Сегодня Каддафи поддерживает идеи своего отца и совершенно не критикует его правление, что отчетливо видно из его недавнего интервью New York Times. Сейф Каддафи уверен, что мог бы объединить страну в момент, когда многие сегодня в Ливии считают «арабскую весну» провалом и происходит ностальгия по эпохе его отца, как о самом хорошем периоде в жизни государства. Возрождается некий образ великого руководителя, который заботился о простых людях.

Сегодня сына Каддафи серьезно воспринимают в Ливии: его сторонники участвовали в переговорах по формированию правительства после окончания последней гражданской войны. Наследника Каддафи, безусловно, поддерживают и отдельные зарубежные игроки, у которых есть интересы в Ливии. Однако их отношение к нему неодинаковое, как, впрочем, и отношение к ряду иностранных акторов со стороны самих ливийцев. С одной стороны, он достаточно образованный, обучался в Швейцарии и Англии, имел обширные связи с различными политическими силами, в том числе и с радикалами типа «Талибана» (движение запрещено в РФ). Но ясно и то, что приход к власти Каддафи-младшего будет обязательно связан с изменением политического курса страны, на который, вне всякого сомнения, будут влиять события последних десяти лет и роль той или иной страны в них.

Так, возвращение к власти клана Каддафи станет, вне всякого сомнения, катастрофой регионального масштаба для США. Вряд ли стоит сомневаться, что ни Сейф Каддафи, ни простые ливийцы еще долго не забудут участие Вашингтона в свержении и убийстве Муаммара Каддафи и обречении в прошлом благополучной Ливии на хаос и гражданскую войну. Отсюда, естественно, США всеми возможными способами будут противиться избранию во властные структуры Ливии Сейфа Каддафи, а также любым последующим шагам по политико-экономической стабилизации этой страны в случае его победы на декабрьских выборах.

Ни Китай, ни Россия в каких-либо провокационных действиях в отношении Ливии не участвовали в эпоху Каддафи-старшего и в последние десять лет ливийского безвластия. Более того, обе эти страны снискали себе заслуженное уважение и авторитет в прошлые годы сотрудничества с Джамахирией Каддафи. Отсюда именно эти страны без предварительных условий смогут оказать новой Ливии помощь по широкому спектру направлений сотрудничества, прежде всего в восстановлении ливийской экономики и социальной инфраструктуры, что особенно важно как для Сейфа Каддафи, так и для любого другого ливийского политика.

Кроме того, эти две страны никогда не ставили в основу своего сотрудничества с третьими странами вооруженную интервенцию, которая последние десятилетия активно используется США и их западными союзниками, как в той же Ливии, так и на Ближнем Востоке. Сегодня на примере Афганистана, Ирака, Сирии уже всем понятно, что воссоединить Ливию военным путем невозможно. Это подтверждают и неудавшиеся попытки маршала Халифы Хафтара, правящего восточной частью страны, Киренаикой, взять Триполи и поставить под свой контроль западную часть государства. И дело тут не только в поддержке, которую оказывают различные «внешние игроки» противоборствующим ливийским сторонам, но и в строптивости самих ливийских племен.

Поэтому единство страны может, безусловно, обеспечить только какая-либо популярная фигура. И в этом смысле у Сейфа Каддафи нет конкурентов. Именно он является сегодня, пожалуй, единственной проходной политической фигурой в Ливии, хотя пока сам он по определенным тактическим соображениям официально и не заявляет о намерении бороться за руководящие посты в этой североафриканской стране.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×