30.08.2021 Автор: Константин Асмолов

Один день, два праздника

NKR342341

15 августа 2021 г. президент Российской Федерации Владимир Путин прислал поздравительную телеграмму лидеру КНДР Ким Чен Ыну  по случаю национального праздника – Дня освобождения Кореи. В телеграмме было отмечено, что в России чтят память воинов Красной Армии и корейских патриотов, отдавших свои жизни в борьбе за свободу Кореи, а добрые традиции дружбы, закаленные в те суровые годы, и сегодня остаются надежной основой для развития отношений РФ и КНДР.

В тот же день Ким Чен Ын послал венок к Монументу освобождения на горе Моранбон, которые возложил секретарь ЦК партии Ли Иль Хван. На ленте венка была надпись «Мы храним память о подвигах павших советских воинов». Как пишет ЦТАК, участники возложения «почтили память минутой молчания павших советских воинов, которые с благородным интернациональным долгом отдали свои бесценные жизни в священной войне за освобождение Кореи».

Этот памятник недалеко от статуй Ким Ир Сена и Ким Чен Ира и таким образом вписан в ансамбль памятных мест Пхеньяна. Ухаживать за ним продолжали даже в тяжелые времена, когда отношения ельцинской России и Северной Кореи были, мягко говоря, не самые лучшие.

Ушлые журналисты либеральной направленности немедленно отметили, что, хотя 15 августа празднуют в обеих частях разделенной Кореи, президент РФ открыто поздравил руководство Севера, но проигнорировал руководство Юга. Это вызвало обвинения в том, что Россия поддерживает «тоталитарный» Север, и автору пришлось давать по этому поводу комментарии, основной посыл которых заключался в том, что праздник приходится на одну дату и связан с освобождением от японского ига, но на самом деле Север и Юг празднуют разное.

В КНДР празднуется именно «День освобождения страны», как день, в который японские войска на территории Кореи прекратили сопротивление. Однако японцы «сдались неожиданно рано» и на 15 августа часть Северной Кореи и вся Южная еще не были освобождены советской армией. Для тех территорий, куда не дошли красноармейцы, победа выглядела как внезапная смена власти, которой корейские борцы за освобождение Родины не имели прямого отношения. Это очень горькая тема «неодержанной победы», потому что партизаны Ким Ир Сена появились в Корее не одновременно с советскими войсками, а вооруженные формирования националистов фактически не успели принять участие в ВМВ под своим флагом, став гипотетическим аналогом Войска Польского.

Более того, за некоторое время до этой даты, 11 сентября 1945 г. США выдвинули предложение разделить Корею по 38й параллели на две оккупационные зоны. Советский Союз предложение принял, после чего закрепился на Севере, а на Юге сформировался вакуум власти, который в скором времени был заполнен левыми националистами. Поскольку Японии нужно было временное правительство, которое сможет обеспечить эвакуацию и предотвратить погромы, в течение трёх недель между капитуляцией Японии и прибытием американцев на территории Юга появилось правительство, имевшее определённую легитимность и проводившее достаточно левую политику.

Однако ни Москва, ни Вашингтон не признали Корейскую Народную республику, равно как не признавали они и существующее с 1919 г. в Китае так называемое Временное правительство Корейской Республики. Оно было создано «на хвосте» Первомартовского движения и в течение долгого времени относительно удачно справлялось с ролью «правительства в изгнании». Именно это правительство назвало своё государство «Тэхан Мингук» (Республика Корея), также как с 1948 года официально называется Южная Корея.

Первым президентом временного правительства был Ли Сын Ман, но его довольно скоро «попросили на выход». В в том числе недовольство было вызвано его предложением обратиться к США на предмет сделать Корею своей подмандатной территорией.

В результате большую часть существования правительство контролировали националисты, которые с равным подозрением относились и к Москве, и к Вашингтону. Их лидером был Ким Гу, имевший серьёзные заслуги как боец за независимость, но после августа 1945 г. интересы его группировки не были учтены. Вернувшись в страну как частное лицо, Ким Гу активно выступал за сохранение единства страны. Он открыто противостоял Ли Сын Ману, который на фоне начала холодной войны одним из первых заявил о необходимости создания государства на своей половинке полуострова.

Желая сохранить единую Корею, Ким Гу ездил в Пхеньян и встречался с Ким Ир Сеном, но исторические процессы были против этого. Когда на юге Кореи состоялись сепаратные выборы, Ким Гу и его сторонники не приняли в них участие.

Конечно, можно было бы спекулировать на фоне того, как поменялась бы история, если бы Ким Гу пошел на выборы. Некоторые считают, что у него был шанс опередить Ли Сын Мана за счет репутации и большого числа сторонников. Но некоторые полагают, что США могли обеспечить победу своему ставленнику. Для Вашингтона Ли Сын Ман был выгодной кандидатурой за счёт антикоммунизма, высокой харизмы и политической хитрости. Ким Гу же воспринимался ими как опасный конкурент.

15 октября 1948 года, специально в трёхлетнюю годовщину освобождения, на ступеньках бывшего генерал-губернаторства, где тогда располагался сначала парламент, а потом национальный музей (в 1997 году здание демонтировали как наследие оккупантов), была провозглашена Республика Корея. Этот праздник имеет довольно специфическое название — День возрождения (государственности), имея в виду 1919 год.

Впрочем, в последние годы название праздника стало темой для отдельных дискуссий, поскольку более правые силы предложили преобразовать его в «День основания государства». С точки зрения сторонников этой версии, Республика Корея образца 1948 года никак не связана с РК образца 1919 г. кроме общего названия. Грубо говоря, это не проект Ким Гу, которого по указанию Ли Сын Мана предательски убили в 1949 году, а проект «президента-основателя Ли», чей культ личности в 50-е годы и до свержения апрельской революцией 60-го существенно опережал нарождавшийся культ Ким Ир Сена.

Более того, в массовом сознании многих южнокорейцев образ американца освободителя связан не с концом ВМВ, когда для победы над японцами в Корее они не сделали и единственного выстрела, а с их ролью в корейской войне 1950-53 годов, когда, согласно официальной версии, войска освободили Юг от «коммунистических агрессоров».

Таким образом, хотя два праздника приходятся на одну и ту же дату, на самом деле на Севере и Юге празднуют разное. Тот праздник, который соответствует южнокорейскому дню создания государства 15 августа, на севере празднуют 9 сентября – как государство Север образовался после Юга.

И именно этим и объясняется российский шаг.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×